меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

ГПД: Диктант на дружбу (4кл)

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаКафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»
[2] Сам себе РЕЖИССЁРГПД

[3] Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАДИСЦИПЛИНА на уроке и режиссура ПОВЕДЕНИЯ УЧИТЕЛЯ

____________________________

Павлова
Наталья Сергеевна

Чуда не произошло
или о том, что

привычка – вторая натура

(рассказ о «Диктанте на дружбу» в 4 «а»)


Москва

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

ПРЕАМБУЛА от Вячеслава Букатова: С согласия Натальи Сергеевны помещаю её замечательный по искренности рассказ о первой (и не во всём удачной) попытке  в условиях ГПД (группы продлённого дня) повторить один из хитов социо/игровой дидактики – «Диктант на дружбу» (напомню, что деловая интенсивность этого приёма первоначально была рассчитана на погружение обучаемых в лабиринт нешуточных сложностей при изучении нового учебного материала).
Какие-то выводы Наталья Сергеевна для себя уже сделала (часть из них изложены в рассказе). Но она ждёт и дополнительных советов, разъяснений, толкований и пожеланий от неравнодушных читателей, интересующихся и/или даже основательно осваивающих тонкости социо/игровой стилистики «режиссуры урока». —
ВячеславБукатов

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

Надо сказать, что класс-то этот совсем не дружный. Причём в подавляющем большинстве он состоит из гиперактивных детей (у некоторых даже официальный поставленный школьным психологом диагноз гиперактивности). Говорю об этом без тени презрения и не ради оправдания, а ради ясного представления полной картины.

[о них не понаслышке знает вся школа]

Сразу поясню, что я – воспитатель группы продленного дня. Именно этот класс выбрала, потому что две недели заменяла у них уроки. Так сказать узнала получше и даже полюбила. Правда данный урок я проводила спустя некоторое время после тех замен, поэтому всё оказалось гораздо сложнее, чем я надеялась.

Если бы все произошло во время моих замен, у нас был бы больший контакт. По крайней мере, мы тогда научились тишине (именно мы). И количество нелепых, не нужных вопросов со стороны детей стало приближаться к нулю. Они уже знали, что, если не услышали с первого-второго раза, то я уже не повторю и надо тихо спрашивать у соседей.

Когда же пришел их учитель, они опять перестроились. Хотя, могу подтвердить, с ними действительно не просто работать. И об этом знает вся начальная школа. Знает не понаслышке.

Кстати, помня о привычке этого класса к парной педагогике, я прогнозировала два варианта. Первый – дети «встанут на уши» и ровным счетом ничего не получится. Второй – произойдет чудо, и даже дети, испытывающие неприязнь друг к другу, вдруг объединятся в общем занятии…

На самом деле, получилось нечто среднее. Ну и без моих ошибок, конечно, не обошлось.

[время поджимало и нервы пошаливали]

Сначала я попросила всех встать. И на листочках или в тетрадках написать фамилию.

Тут же посыпалась куча вопросов:

– Писать фамилию, имя?

– Только имя?

– Или только фамилию?

На что я сказала:

– Как хотите, – и продолжила, что им стоя нужно подумать о чём-то хорошем, приятном. После чего записать первую букву этого чего-то приятного и сесть.

Пара- тройка учеников, всё-таки осталась стоять. Они не вспомнили или не пожелали вспоминать ничего хорошего. А один сказал, что никак не может ничего придумать.

На что я ему посоветовала:

– Тогда напиши первую букву имени.

Назовем этого ученика  Димой (тем более, что его так и зовут), потому что он еще появится в моем повествовании.

Когда все сели, я попросила учеников рядом с этой буквой написать еще одну – любимую.

Надо отметить, что эта часть моего урока не заставила детей заинтересоваться происходящим. Поэтому мне приходилось говорить очень громко. Ход конём в виде «Кто меня слышит…» мне не удался. Может быть потому, что меня поджимало время. И пошаливали нервы.

Попробовала прибегнуть к помощи самих учеников: по цепочке сообщить соседу о нужном  действий. Но тут мне стало совсем страшно, потому что поднялся «базарный шум во время скандала». Все пытались переорать друг друга.

Сделав несколько громких криков (и сорвав себе горло), я восстановила привычную атмосферу «легкого гама». И попросила всех выйти к доске…

Дальше хуже. После моей просьбы, построиться по третьей букве имени, половина класса не без интереса принялась за выполнение этого задания, периодически задавая мне различные вопросы. Вторая же половина (в основном мальчики) устроили возню, толкотню и в конце концов – драку. Так как разбираться в конфликте было некогда, то одного из борцов я просто за что-то выгнала (позже он вернулся, культурно попросив разрешения войти).

[сочла нецелесообразным…]

На шестерки разбивались кое-как. Дети всё время устраивали перетасовку своих составов по симпатиям и интересам. И у меня, на тот момент, не было иного варианта, кроме как смотреть на это сквозь пальцы.

В результате, один мальчик остался вне шестерок, хотя некоторые из них не были полными. Моя попытка «засунуть» его в одну из «рабочих групп» не увенчалась успехом…

Мальчик этот пришёл в класс в прошлом учебном году. И видимо не влился в коллектив. Ему всё ещё тяжело в этом классе (что видно по его неадекватному поведению). А здесь же был заметен его интерес к происходящему, но увы…

Тогда он сел отдельно. Рядом с мальчиком, у которого болела голова. И я сказала им, что это будет их маленькая команда.

Да, кстати, передвигание парт, после выше описанного построения, я сочла не целесообразным (а может и просто испугалась).

[названия команд]

Настало время придумывать командам названия из тех букв, которые были написаны у них на листочках и в тетрадях. Можно было добавлять любые гласные.

Первым, начертать название на доске, вышел мой сын, который учится в этом классе. С улыбкой и сомнением в глазах он написал «Придурки».

Я зажала волю в кулак и сказала:

– Ну хорошо, если вы хотите ими быть – будьте.

Тут у некоторых членов этой команды появилась явная неуверенность в правильности придуманного названия. И через несколько минут они попросили поменять свое название. На что я сказала, что поезд ушел. Но тут же одумалась (раз они передумали быть придурками, то это надо поприветствовать) и разрешила им исправить своё название.

Оказалось, что они стали «вампирами». Здесь, да извинит меня читатель, я просто не могу не превратиться из педагога в мать и не пояснить, что на самом деле мой сын далеко не придурок. А вот о некоторых членах его команды действительно так можно подумать (и это не только мое мнение).

Вновь переключаюсь на роль педагога и продолжаю. В остальных командах названия были достаточно интересными. И абсолютно разными. Из тех что я запомнила: «Ангелы» (у девочек) и «Билайн».

[о работе посыльных]

Текст я выбрала из «Двенадцати стульев», стараясь найти оптимальные для четвероклассников длину предложений и плотность не знакомых слов на единицу текста.

Дети с удовольствием становились посыльными и со старанием запоминали предложения, напечатанные на листочках. Даже те ученики, которые не блещут адекватным поведением и желанием учиться, в некотором ошеломлении выходили и запоминали предложения.

За исключением того Димы, о котором упоминалось выше (и скорей всего это была моя ошибка). Дело в том, что я не заметила как это произошло. Наверно он ещё на этапе выбора названия команды покинул свою команду и присоединился к той самой малочисленной команде, которая состояла из двоих учеников. Так вот где-то на середине диктанта Дима вернулся в прежнюю команду. А я, вместо того чтобы не обратить на это внимание, сказала:

– Вернулся! Всё переписывай у других и продолжай.

В общем, спугнула. Вот он и ушел обратно. Хотя я не преследовала цель – его прогнать. Думала, что раз он заинтересовался, значит продолжит писать диктант.

Команды действительно увлеченно работали. Все предложения были написаны и многие, закончившие диктант, не успев получить дальнейших инструкций, вставали и несли листочки мне на проверку…

Но возвращаясь с непроверенными диктантами на место, дети были удивлены и растеряны…

[коммуникативные проблемы]

Еще одна деталь, которая по моему мнению заслуживает внимания. Кто-то из команды девочек «Ангелы» спросил у моего сына об одном из предложений. И он им его подсказал. За что сосед по команде назвал его предателем. А так как Гриша (мой сын) склонен к самокопанию, то он очень расстроился (вроде сделал хорошее дело, а оказался предателем; так правильно ли он сделал? может впредь так больше не делать?).

Ему на моём уроке, конечно, на самом деле было очень не просто. Я же видела как он начинал переживать, когда все орали, не обращая внимания на мои слова. И когда, после своей подсказки, мой Гриша опять расстроился, я не поняла повода. Только вечером дома, когда он спросил меня, подсказала ли я, если бы меня попросили,  стало понятно – почему же тогда упало его настроение. Вот такая штука.

[о взаимопроверке]

Пришло время проверки командами друг друга. Все по часовой стрелке поменялись с соседями местами.

Уже это вызвало оживление. Кто-то обрадовался, что наставит всем двоек. Кто-то внимательно искал ошибки. Кто-то посчитал, что все закончилось, и перестал обращать внимание и на меня, и на происходящее вокруг.

И опять возникла проблема: у меня – донести информацию до учеников, а у них – получить ее, то есть услышать.

Конечно, некоторые детали я совсем забыла озвучить.  Например, не сказала, что свои оценки надо написать на доске около названия проверяемой команды.

И про оценки «за дружбу» вообще мало кто понял. А может, не услышал,  потому что я тихо кричала.

Второе перемещение по часовой стрелке оставляло желать лучшего. Тот, кому было интересно, индивидуально задавал мне вопросы о том, что делать. Поэтому окончание «Диктанта на дружбу» получилось совсем скомканным.

Во-первых, все бегали смотрели, что же им поставили в другой команде. И тут же начинали разбираться почему. При этом пытаясь жаловаться мне.

Во- вторых, многие стали собираться домой (ведь это был последний урок). Короче говоря, не смогла я заинтересовать детей настолько, чтобы они забыли о времени.

[о привычках, препятствующих развитию]

В общем в конце моего урока уместно было бы сказать: «Тушите свет». То есть чуда не произошло. Хотя мне всё же показалось, что если проводить такого рода занятия чаще, то этот конкретный класс станет дружнее. А поведение в нём – адекватнее.

И, наверное, вначале занятия нужно каждый раз напоминать, что я говорю один раз. А если кто не понял, то нужно тихонько переспросить у одноклассников. Тогда дети будут гораздо внимательнее к педагогу. И дружнее друг с другом. Ведь и они и мы (взрослые) привыкли по-другому. А привычка, как известно, вторая натура. Так что привычки необходимо менять. Это – путь к развитию.

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

см.: Групповые учительские комментарии по «Диктанту на дружбу» в 4 кл(педсовет-семинар по социо/игровой педагогике в МОУ «Гимназия №2»; г. Салават)

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаКафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»
[2] Сам себе РЕЖИССЁРГПД
[3] Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАДИСЦИПЛИНА на уроке и режиссура ПОВЕДЕНИЯ УЧИТЕЛЯ

___________________________________

 

Постскриптум

 

Если решения проблем, поднятых в этом материале, известны вам по собственному опыту и вы можете что-то посоветовать или объяснить автору рассказа, то присылайте свои комментарии, мнения, рекомендации. Наверняка они будут интересны не только автору материала. И рано или поздно обязательно пригодятся кому-нибудь из учителей, заглядывающих на наш сайт в поисках деловых подсказок для решения тех или иных  профессиональных проблем своей педагогической деятельности…

ВячеславБукатов

1 comment to ГПД: Диктант на дружбу (4кл)

  • Ирина

    Я не педагог, но очень интересно с точки зрения общения в трудовом коллективе.
    А как же быть с тем, что с первого раза усваивается только 20% информации и
    повторения нужны?

    Ответ Вяч. Букатова: Уважаемая Ирина, рад вашему интересу к ракурсам «общения в трудовом коллективе». Но кажется вы слишком доверяете формулировкам, услышанным когда-то, о чём-то, от кого-то. И склонны прикладывать их к ситуациям совсем неподходящим.
    Что за 20%? Неужели, если учитель скажет: ВСЕ ВСТАЛИ!, — то с первого раза учениками усвоится только 20% информации? А именно чуть меньше двух букв (?!). И только после третьего-четвёртого повторения (20%усвоения+20%усвоения+20%…) ученики якобы смогут понять, что же от них требуется?!…
    Я не могу поверить, что вы серьёзно можете так думать. Это во-первых.
    Во-вторых, автор в своей статье неоднократно указывала, что если кто не услышал с первого раза, то надо тихо спрашивать у соседей. Она об этом написала неоднократно (то есть 20%+20%+20%…! — можете проверить по тексту). И несмотря на это, вы так эту информацию и не усвоили. Выходит, вы сами себя опровергаете: усваивается не 20%, а скажем, только 5%… (Добавлю, что причина подобной глухоты скорее всего в том, что вы оказались — по выражению А.А. Потебни — в «плену какой-то своей излюбленной мысли». Обычно подобная пленённость сильно искажает восприятие человека, мешая его общению с другими.)
    Но как бы там не было, если вы попали впросак, связанный с пониманием, но вокруг вас организована рабочая ситуация «малой группы», то тогда наверняка кто-нибудь из соседей смог бы и быстренько и по касательной помочь вам избавится от иллюзорного противоречия и включиться в общий рабочий темпо/ритм. — Вячеслав Букатов

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика