меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Цыплёнок СОЛНЫШКО (вариативная сказка)

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаДом ЛИТЕРАТУРНОГО творчества«Диванная» для СОЧИНИТЕЛЕЙВариативные СКАЗКИ (библиотечка)
[2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯВариативные СКАЗКИ (библиотечка)

______________________________

Татьяна ЯРЫГИНА

Цыплёнок СОЛНЫШКО

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

вариативная
сказка

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

БИБЛИОТЕЧКА /уникальная!/
избранных вариативных сказок

_________________________________________________________ Из «дальнего ящика» письменного стола доктора педагогических наук
В.М.Букатова

/См.: Разъяснения читателям об особенностях вариативных сказокоткрыть в новом окне/

/См.: Рассказы о применении вариативных сказок в урочной, внеурочной и домашней жизниоткрыть в новом окне/

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

[1«этаж»1«квартира»]= 1.1.

Однажды давным-давно, а может быть, не так уж давно, а всего лишь в середине прошлого лета в небольшом домике, который называется «курятник», из белой-белой скорлупы вылупился жёлтый-прежёлтый Цыплёнок.

– Ах ты моё солнышко! – обрадовалась мама-Курица и принялась приглаживать пушок на головке сына.

– Ку-ка-ре-ку! – воскликнул папа-Петух. – Наконец-то! Уже давно пора завтракать. – И, важно подняв голову с ярко-красным гребешком, отправился во двор.

Цыплёнок приподнялся на слабеньких еще ножках и осмотрелся.

– Где я? – пискнул Цыплёнок жалобно.

Он привык к тесной, но очень уютной скорлупке и теперь немного испугался: стены оказались так далеко, что до них невозможно дотронуться, даже если изо всех сил растопырить крылышки, а потолок так высоко, что до него не достать, как ни подпрыгивай.

– Где я? – повторил Цыплёнок громче.

– Дома, – успокоила его мама. – Это наш дом, курятник. Здесь тепло и сухо. Тебе понравится.

В полутёмном просторном курятнике помещалось много взрослых, похожих на маму, и несколько детей, похожих на него самого. И дети, и взрослые торопливо семенили за Петухом к выходу.

– Поспеши, солнышко, – мама чуть-чуть подтолкнула сына клювом, – сейчас нас будут кормить.

И Цыплёнок заковылял вслед за остальными. Держась за мамино крыло, он осторожно перебрался через невысокий порожек. Двор удивил Цыпленка ещё больше. Здесь вместо стен был забор, а потолка и вовсе не было. Над головой Цыпленка – выше крыши курятника, выше корявой яблони, выше старой березы, выше черной вороны, пролетающей над двором, и еще намного выше – лежало (или висело?) что-то голубое, легкое и прозрачное. Цыпленок замер, глядя вверх, и даже забыл спросить у мамы, что это такое.

– Это небо, – не дожидаясь вопроса, сказала Курица.

И как только она это сказала, откуда-то сверху посыпались крошки. Конечно, это Хозяйка разбрасывала корм, стоя на крыльце. Но Цыплёнку казалось, что еда падает прямо с неба.

– Ешь скорей! А то ничего не останется! – закудахтала Курица и быстро-быстро застучала клювом по земле.

Цыплёнок опустил голову и клюнул белую крошку, лежавшую как раз между его лапками. Еда была мягкой и сладкой. «Вкусно!» – подумал Цыплёнок и хотел было съесть ещё кусочек, но чей-то ловкий клюв оказался проворнее, и крошка исчезла. Цыплёнок растерянно оглянулся по сторонам: рядом тыкал носом в землю очень похожий на него малыш – разве что покрупнее и не ярко-желтый, а пёстрый, в чёрную крапинку. Шустрый сосед подобрал последний кусочек и как ни в чём не бывало подмигнул нашему Цыплёнку:

– В следующий раз не зевай! Запомни: когда сверху что-то падает, надо смотреть не в небо, а под ноги.

– Откуда ты знаешь? – недоверчиво спросил наш Цыплёнок.

– Папа научил! – гордо ответил шустрый цыпленок. – Я вообще много чего знаю. Мне уже три дня, я почти взрослый.

Тем временем куры доели крошки и разбрелись кто куда. Мама-Курица, зевая, направилась к курятнику.

– Я немного посплю, солнышко, – сказала она Цыплёнку, – а ты можешь немного поиграть во дворе. Но за ворота не выходи – потеряешься!

И Цыплёнку сейчас же ужасно захотелось выйти за ворота и посмотреть, что там, за забором. Он дождался, пока мама скроется за дверью курятника, и заспешил к выходу со двора. Он почти допрыгал до открытых ворот, когда его остановил шустрый цыплёнок в крапинку:

– Ты куда?

– Гулять, – честно ответил наш Цыплёнок.

– Папа запрещает выходить за ворота! Зато здесь, во дворе, можно играть в прятки. Давай поиграем!

Как ты думаешь, согласится наш Цыплёнок играть в прятки?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
2 «этаж»1 «квартира» 2 «этаж»2 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[2«этаж»1«квартира»]= 2.1.

– Нет, – покачал головой наш Цыплёнок. – Поиграем как-нибудь в другой раз. Может быть, после обеда, когда я подрасту.

И он уверенно зашагал по дорожке, выходящей из ворот.

Погода была замечательная! Ветерок покачивал траву, растущую вдоль дороги, и слегка подталкивал Цыплёнка сзади, чтобы ему легче было идти. Настроение у нашего путешественника было прекрасное, и Цыплёнок весело запел:

Пусть играет кто-то в прятки,
Пусть ложится мама спать.
Я наелся крошек сладких
И один иду гулять!

А в это время во дворе поднялся страшный переполох! Пестренький цыпленок рассказал папе-Петуху, что наш Цыпленок не захотел играть […] во дворе, как другие дети, а ушел за ворота.

– Ку-ка-ре-ку! – возмутился папа. – Он не послушался меня и обязательно будет наказан!

– Какой ужас! – едва не заплакала мама. – Он заблудится! Он еще такой маленький!

Куры захлопали крыльями и забегали по двору, собирая своих детишек и пересчитывая, все ли на месте. Они так шумели, что даже хозяйка вышла из дома посмотреть, что случилось. Почему куры так беспокойно квохчут? Не собирается ли гроза? Но небо оставалось ясным, и только вдалеке над лесом медленно плыла небольшая темная тучка.

А наш непослушный путешественник уходил все дальше и дальше. Песенка звучала все громче и громче:

За ворота не пускают
Папа с мамой очень зря!
Я и сам отлично знаю,
Что мне можно, что нельзя!

И тут прежде ровная дорожка вдруг резко пошла под уклон, так что Цыплёнку пришлось бежать, чего он никогда ещё в своей жизни не делал.

Малыш споткнулся, не удержался на ногах и полетел кубарем с пригорка. Он катился так долго, что даже голова закружилась, но наконец остановился, больно ударившись обо что-то жесткое и колючее.

– Ай-ай-ай! – закричало жёсткое и колючее.

– Ай-ай-ай! – запищал Цыплёнок и с ужасом уставился на странного серого зверька с торчащими во все стороны иголками. – Ты кто такой?

– Ёжик, – сердито сказал Ёжик. – А ты кто такой?

– Не знаю, – честно ответил Цыплёнок. – Я недавно родился и не успел спросить. Но мама зовет меня «Солнышко».

Ёжик, не торопясь, обошёл вокруг Цыплёнка, чтобы лучше его рассмотреть, и даже потрогал носом пушистую спинку. Незнакомец был действительно немного похож на солнце: почти совсем круглый, ярко-жёлтый и тёплый. «Неужели я встретил настоящее солнце?! – обрадовался Ёж. – Как же мне повезло, что оно скатилось с неба прямо мне под ноги! А что же тогда осталось на небе?» – и Ёжик задрал мордочку вверх.

Как ты думаешь, увидит Ёжик в небе солнышко?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
3 «этаж»1 «квартира» 3 «этаж»2 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[2«этаж»2«квартира»]= 2.2.

– Давай, – сразу согласился наш Цыплёнок, – а как тебя зовут?

– Петя, – гордо ответил цыплёнок в крапинку. – Так же, как папу. А тебя?

– Мама называет меня «Солнышко», – сказал наш Цыплёнок.

– Странное имя для цыплёнка, – заметил Петя. – Слишком длинное.

Солнышко попросил объяснить, как играют в прятки, и Петя рассказал, что прятаться можно везде, кроме хозяйского дома и собачьей будки. Потому что сторожевой пес Буль ночью охраняет дом, а днем спит и очень сердится, когда его кто-нибудь будит.

– Правила простые, – продолжал Пёстренький. – Ты прячешься, и я тебя быстро нахожу. Потом я прячусь, и ты ищешь меня, пока не найдешь. Если до вечера не найдешь, я выиграл!

– А если ТЫ меня до вечера не найдешь? – спросил Солнышко.

– Тогда ТЫ выиграешь, – неохотно объяснил Петя. – Но такого быть не может, ты ещё слишком маленький, чтобы хорошо прятаться. Теперь посчитаемся, кто первым прячется.

Огурцы растут на грядке.
Мы с тобой играем в прятки.
Грядку нужно поливать.
Я иду тебя искать!

Ладно, Солнышко, прячься.

Пёстренький цыпленок отвернулся и начал считать: «Раз-два-три, раз-два-три…» Он умел считать только до трех, поэтому три раза повторил: «Раз-два-три». Наш Цыплёнок побежал прятаться в курятник. Ему просто больше ничего не пришло в голову. Конечно же Петя сразу его нашел.

– Я так и знал, что ты здесь. Даже неинтересно, – сказал он. – Ну, ладно, первый раз – не считается. Можешь еще раз спрятаться.

Петя закрыл крылышками глаза и опять начал считать. Теперь Солнышко спрятался под крыльцо и думал, что тут, в темноте, Пёстренький не скоро его найдет. Но Петя закончил свое «раз-два-три» и сейчас же полез под крыльцо:

– Выходи, я знаю, что ты здесь!

– Откуда ты знаешь?

– Догадался!

– Неправда, ты подглядывал!.

– Ничего я не подглядывал!

Цыплята чуть было не подрались и так шумели, что папа-Петух слетел с забора, чтобы их успокоить. Выслушав обоих птенцов, папа решил, что надо начать игру заново и считать не «раз-два-три», а «раз-два-три-четыре-пять», как положено.

Цыплята согласились, и Пёстренький даже придумал новую считалку:

Мы с тобой играем в прятки.
Я считаю по порядку:
«Раз-два-три-четыре-пять».
Я иду тебя искать!

Прятаться опять вышло нашему Цыплёнку. На этот раз он решил перехитрить Пёстренького и спрятаться там, где нельзя, в собачьей будке. Оглядываясь, не подсматривает ли Петя, Солнышко подбежал к будке и услышал изнутри громкий храп пса Буля. Цыплёнок остановился в нерешительности.

Как ты думаешь, испугается Цыплёнок спрятаться в собачьей будке?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
3 «этаж»3 «квартира» 3 «этаж»4 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[3«этаж»1«квартира»]= 3.1.

Прямо над головой ёжика висела тяжелая тёмно-серая туча, а солнца не было вовсе.

– Сейчас дождь пойдёт! – завопил Ёж. – Терпеть не могу дождь! Бежим скорей, спрячемся где-нибудь.

И Ёжик с Цыплёнком побежали так быстро, как только могли. Но дождик бежал ещё быстрее, и друзья совсем промокли, пока добрались до большого лопуха на опушке леса.

Ёжик первым залез под толстый зеленый лист, но место уже было занято кем-то рыжим с хитрой мордочкой. «Лисёнок, – проворчал про себя Ёжик. – Всюду он успевает первым!»

– Эй! Убери колючки! – вскрикнул ЛисЁнок и потер лапой чёрный нос.

– А ты подвинься! – пропыхтел уставший от бега Ёжик. – Посмотри, с кем я сегодня подружился! – Ёжик втащил под лопух Цыплёнка. – Настоящее солнце! Оно скатилось с неба прямо мне под ноги! – похвастался Ёж.

– Не может быть! – не поверил Лисёнок. – Не похож!

В самом деле, сейчас наш Цыплёнок выглядел не важно: жёлтый пушок промок, потемнел и прилип к телу, капли стекали с крохотных крылышек, а тоненькие ножки покраснели от холода.

– Не похож! – ещё твёрже повторил Лисёнок. – К тому же он не светит и не греет.

Ёжик, глядя на мокрого Цыплёнка, и сам уже догадался, что ошибся, но всё-таки упрямился:

– Говорю же – он скатился с неба мне под ноги!

– Я скатился не с неба, а с пригорка, – тихо сказал Цыплёнок. – Наверное, я не солнышко. Но тогда кто же я?

Ёж глубоко задумался: «Я Ёжик, потому что моя мама – Ежиха. Мама Лисёнка – Лиса. На то он и Лисёнок. Если мама – Крольчиха, то ребёнок должен быть Крольчонком. Кем же ему ещё быть, как не Крольчонком? Ага! Понятно!»

– Как зовут твою маму? – спросил он Цыплёнка.

– Мама, – быстро ответил Цыплёнок.

– А папу? – на всякий случай спросил Ёж.

– Папа, – не задумываясь, пискнул Цыплёнок.

Ёжик тяжело вздохнул и почесал колючий затылок.

Тем временем короткий летний дождик перестал, запели птицы, забегали по земле муравьи. Ёжик первым выбрался из-под лопуха и украдкой взглянул на небо – солнце было там, где ему и положено быть.

– Ну ладно, я пошел, – пробормотал Ёжик, стараясь не смотреть на Цыпленка. – Мне ещё грибы на зиму собирать, – и, не попрощавшись, скрылся в густой траве.

Цыплёнок слушал птичье щебетание и сушил промокшие перышки, с удовольствием подставляя настоящему солнцу то один бок, то другой. Он прямо на глазах становился ярко-желтым и пушистым, как прежде, и от радости тоже запел:

Как хорошо, что дождь прошёл
И стало так тепло!
На спинке высохнет пушок
И правое крыло.

Пусть сохнет хвост и сохнет клюв
И перья на боку!
И я от радости спою,
Спою:Ку-ка-ре-ку!

Услышав песенку, Лисёнок подпрыгнул на месте:

– Ку-ка-ре-ку!? Ты сказал: «Ку-ка-ре-ку»?

– Ну, да, – кивнул головой Цыплёнок. – Так всегда поёт мой папа. – Всё ясно, – твердо сказал Лисёнок. – Твой папа – Петух. Только петухи кричат «Ку-ка-ре-ку!». Значит, ты Цыплёнок. А твоя мама – Курица. Запомни хорошенько! Это очень важно – знать, кто ты и кто твои родители.

– Запомню, – пообещал Цыплёнок. – А откуда ты всё это знаешь?

– Мне моя мама-Лиса с самого детства сказки про кур и цыплят рассказывает, – объяснил Лисёнок. – Хочешь, она и тебе расскажет? Пойдем ко мне в гости!

Ты хочешь, чтобы Цыплёнок пошёл в гости к Лисёнку?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
4 «этаж»1 «квартира» 4 «этаж»2 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[3«этаж»2«квартира»]= 3.2.

Высоко-высоко, прямо над головой Ёжика, сиял маленький ярко-жёлтый кружок.
– Никакое ты не солнышко! – возмутился Ёж. – Солнышко – вон где. – Ёжик поднял коротенькую лапку вверх.

– Я тоже Солнышко, – возразил Цыплёнок.

– Ты всё врёшь! – крикнул Ёжик сердито. – Двух солнц не бывает!

Наш Цыплёнок обиделся до слез и что было сил побежал прочь от Ёжика. Он бежал по дорожке, потом по тропинке, потом по траве, потом по земле, покрытой сухими сосновыми иголками, и ещё дальше, пока огромный пень не преградил ему дорогу.

Тяжело дыша, Цыплёнок остановился и огляделся: вокруг него со всех сторон стояли высокие сосны. «Куда я попал? – испугался Цыплёнок. – Где моя дорожка?» Он сделал несколько шагов вправо, потом влево, обошел поросший мхом пень, но дорожки нигде не было. «Я заблудился», – сообразил Цыплёнок и заплакал.

Он плакал так долго, что жёлтый пушок на грудке совсем промок: «Ах, зачем я пошёл гулять! Лучше бы я остался во дворе играть в прятки-и-и!» А слёзы всё капали и капали, и даже земля у ног Цыплёнка стала влажной.

– Почему ты плачешь? – вдруг спросил кто-то за его спиной.

Не переставая реветь, Цыплёнок обернулся и увидел Белку. Она стояла на задних лапах, а передними прижимала к себе три ореха.

– У тебя беда?

– У меня две беды, – глотая слезы, сказал Цыплёнок.

– Во-первых, я не знаю, кто я. Во-вторых, я потерялся. Раньше я был «Солнышко», а теперь я никто, – продолжал Цыплёнок. – А ВЫ случайно не знаете, кто я?

– Нет, – покачала головой Белка. – А как ты потерялся?

– Я шёл-шёл по дорожке, а потом она кончилась и больше не началась, – объяснил Цыплёнок. Белка склонила набок коричневую головку и спросила:

– А КУДА ты шёл по дорожке? – Гулять, куда же ещё? – удивился вопросу Цыплёнок.

Белка вздохнула, положила на землю тяжелые орехи, которые собирала на зиму про запас, и опять спросила:

– А ОТКУДА ты шёл гулять по дорожке?

– Из дома, конечно, – сказал Цыплёнок и подумал, что встретил не очень сообразительную зверушку.

Белка ещё раз вздохнула, села на задние лапки, пошевелила хвостом, пристраивая его поудобнее, и снова спросила:

– А где твой дом?

– Мой дом дома! – сердито выпалил Цыплёнок.

Он повернулся и уже хотел было убежать подальше от глупой Белки, но тут услышал совсем уж странный вопрос:

– А как называется твой дом?

– Разве у домов бывают имена? – захлопал глазами Цыплёнок.

Терпеливая Белка скрестила лапки на животе и принялась объяснять:

– Я Белка, мой дом называется «дупло». Лиса живёт в норе, медведь – в берлоге…

– А я в гнезде! – крикнула Сорока, которая давно уже наблюдала за Белкой и Цыплёнком, сидя на высоком пне.

– Правильно, – согласилась Белка, – птицы живут в гнёздах.

– А я живу в… – задумался Цыпленок. – Сейчас покажу!

Он схватил клювом веточку и принялся рисовать на земле, приговаривая:

Раз – стена. Два – стена.
Та, что сзади – не видна.
Сверху – крыша. Снизу – пол.
Это дверь.За дверью – двор.

Вот сюда мне сыплют крошки.
Вот ворота и дорожка.
Тут трава, а тут земля.
Это мама. Это я!

Любопытная Сорока слетела с пня и наклонилась над рисунком так низко, что клюв уперся в землю:

– Это ни на что не похоже. Таких домов не бывает!

Белка тоже подошла поближе:

– Никогда не видела такого странного дома. Как же он все-таки называется?

– Мама говорила мне, точно, говорила, – затараторил Цыплёнок. – Такое красивое слово! Я сейчас вспомню, – и он поднял глаза вверх, чтобы лучше вспоминалось.

Как ты думаешь, Цыплёнок вспомнит, что его дом называется «курятник»?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
4 «этаж»3 «квартира» 4 «этаж»4 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[3«этаж»3«квартира»]= 3.3.

Раздумывать было некогда, Пёстренький уже досчитал до пяти, и наш Цыплёнок быстро залез в будку. Внутри было почти совсем темно. Солнышко осторожно, чтобы не разбудить пса, шагнул вперед и зацепился за цепь. Цепь звякнула, пёс проснулся и хрипло залаял.

– Тише-тише, не шумите, – пискнул Цыплёнок, – а то Петя меня найдёт.

– Какой такой Петя? – гавкнул пёс. – Знать не знаю никакого Пети и знать не хочу! Как ты посмел залезть в мою будку?!

– Петя – цыплёнок, как и я, – объяснил Солнышко шёпотом. – Мы играем в прятки. Хотите поиграть с нами?

Буль так удивился предложению Цыплёнка, что даже перестал сердиться.

– Слишком жарко сегодня, – покачал он головой. – Хорошо бы искупаться.

– Как это «искупаться»? – спросил Солнышко.

– Это значит плавать в воде, – объяснил пёс.

– В какой воде? – опять спросил Цыплёнок.

И Буль рассказал, что за домом есть маленький пруд, откуда хозяйка берет воду, чтобы поливать грядки с огурцами. Иногда в жару она берёт с собой пса, и он долго плавает в прохладной воде, плескается, полощется, бултыхается. А вода вокруг пенится и булькает. «Булькает, – повторил про себя Цыплёнок, – какое смешное слово. Наверное, пса и зовут Буль, потому что он любит воду».

Нашему Цыплёнку тоже захотелось искупаться, и он попросил пса:

– Покажи мне свой пруд! Буль задумался. Вообще-то он сторожит дом и двор, на то он и сторожевой пёс. Но если ненадолго сбегать к пруду, только окунуться разочек и сразу – назад, ничего страшного не случится. И хозяйка не заметит.

– Хорошо, – согласился Буль. – Только быстро: туда – и обратно!

Крутя головой, пес принялся передними лапами стаскивать с себя ошейник. Цыпленок помогал ему, как мог. Ошейник, к счастью, оказался не слишком тесным, Буль быстро освободился и подставил Цыплёнку спину:

– Садись верхом.

Солнышко забрался на широкую спину и поглубже зарылся в черную спутанную шерсть, чтобы Петя случайно его не заметил. Буль выглянул из будки (нет ли поблизости хозяйки?), прыжками пересёк двор, завернул за угол дома, пробежал мимо цветочной клумбы и огорода, обогнул кусты малины и выскочил на берег маленького пруда. Буль на ходу сбросил нашего Цыплёнка со спины и с разбегу плюхнулся в воду.

Солнышко свалился в густую мягкую траву у самой воды. Больно ему не было, но на пса он немного обиделся и даже подумал, не вернуться ли ему во двор, как вдруг услышал: «Ква! Привет!» На широком плоском листе, свисавшем над прудом, сидел и слегка покачивался кто-то зеленый и очень маленький, еще меньше самого Цыплёнка.

– Привет! – повторил зелёный малыш. – Я Лягушонок Квак. Я здесь живу. Я только сегодня родился и ещё никого не знаю. Ты кто?

– Я цыплёнок Солнышко, – сказал наш Цыплёнок. – Я тоже сегодня родился, но уже всех знаю. – И он пропел:

Мне знакомы всё на свете:
Куры, взрослые и дети,
Двор, деревья и кусты,
Папа с мамой, Пёстрый Петя,
Небо, солнце, Буль и ты!

Пока Солнышко пел, Лягушонок всё сильнее раскачивался на своём листе и наконец не удержался и свалился в пруд. Вообще-то лягушки отлично плавают, но маленький Квак этого не знал и начал тонуть.

– Помогите! Спасите! – закричал он захлёбываясь.

Вообще-то цыплята не умеют плавать, но нашему Цыплёнку этого никто не говорил, и он, не задумываясь, бросился спасать Лягушонка. Он изо всех сил колотил крылышками по воде и клювом подталкивал малыша к берегу. К счастью, Квак упал совсем недалеко, и скоро оба они выбрались на сухую травку. Вслед за ними вылез и довольный купанием Буль.

– Что это такое с Лягушонком? – спросил пёс, отряхиваясь так, что брызги долетали до кустов малины.

Квак лежал светло-желтым брюшком вверх и не шевелился.

– Он тонул, а я его спас! – похвастался наш Цыплёнок.

– Гав-ха-ха! Гав-ха-ха! – захохотал Буль. – Цыплёнок спас тонущего Лягушонка!

Маленький Квак вздрогнул от собачьего смеха, больше похожего на лай, и сел. Солнышко сел рядом.

– Послушайте меня, детки, – перестав смеяться, сказал Буль, – послушайте старого мудрого пса! Лягушата плавают лучше, чем ходят по земле. Недаром они всегда живут у воды. А цыплята совсем не умеют плавать и потому живут в сухом курятнике. Понятно?

Лягушонок посмотрел на Цыплёнка. – Понятно, – квакнул он. – Если я боюсь воды, а ты отлично плаваешь, значит, нас кто-то перепутал. Давай меняться! – предложил Квак. – Теперь я буду цыплёнком, а ты лягушонком. Согласен?

Как ты думаешь, согласится наш Цыплёнок стать Лягушонком?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
4 «этаж»5 «квартира» 4 «этаж»6 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[3«этаж»4«квартира»]= 3.4.

«Нет, пса не стоит будить, – решил Цыплёнок. – Лучше я спрячусь в хозяйском доме. Там Петя тоже искать не станет». Он подбежал к крыльцу и запрыгал вверх по ступенькам.

Ступенек было всего три, но очень высокие, и Солнышко с трудом забрался наверх. Он еле-еле переполз через порог открытой двери и оказался на гладком чисто вымытом полу.

Цыплёнок осмотрелся. Комната как комната – ничего особенного. Маленькая, не больше курятника, только потолок повыше. Четыре стены, два окна, занавески в горошек, плита с большой красной кастрюлей, стол, табуретки, а впереди – ещё одна дверь, наверное, в другую комнату.

«Куда же спрятаться? – спросил сам себя Цыплёнок. – Попробую за ножку стола. Она толстая, и Пестренький не увидит меня, даже если вдруг заглянет в дом».

Осторожно ступая по скользкому полу, Солнышко шагал к столу и напевал:

Петя ищет во дворе,
За кустами и в траве.
Ищет в огороде.
Ищет – не находит.

Очень хитрого меня
Отыскать к исходу дня
Ни за что на свете
Не сумеет Петя!

Сверху, с полки, на которой стоят тарелки, чашки, блюдца и прочая посуда, на Цыплёнка внимательно смотрел упитанный серый кот Мурзик. Хозяйка строго-настрого запретила коту ловить цыплят во дворе, но про дом никогда ничего не говорила. И Мурзик решил, что этого нахального Цыплёнка, явившегося без приглашения, очень даже можно поймать и съесть. И никто его не хватится. Цыплят по осени считают, а сейчас еще только середина лета.

Кот подождал, пока незваный гость дошагает до середины комнаты, и тихо спрыгнул на пол позади Цыплёнка.

Но Солнышко все-таки услышал и обернулся. Он раньше не встречал котов и понятия не имел, что их надо опасаться, поэтому сделал шаг навстречу и вежливо представился:

– Здравствуйте! Я Цыплёнок-Солнышко! Извините, что побеспокоил вас. Можно я посижу за ножкой стола?

Кот, уже готовый броситься на Цыплёнка, растерялся и не знал, что сказать.

– Лапы надо вытирать! – буркнул он первое, что пришло в голову.

Действительно, по полу, от самого порога до стола, тянулись грязные цыплячьи следы.

– Ой, простите, – пискнул Солнышко и поспешно отряхнул лапки от земли. – А вас как зовут?

– Кот Мурзик, – сказал кот и протянул когтистую лапу, чтобы наконец схватить цыплёнка.

Солнышко тоже вытянул вперед крылышко и слабо пожал средний коготь.

– Красивое имя! – пискнул он.

Мурзик показался нашему Цыплёнку таким симпатичным, что он с радостью принялся рассказывать ему всю свою жизнь, с самого утра. Про маму-Курицу, про папу-Петуха, про необыкновенное небо, с которого падают сладкие крошки. И ещё про то, как он хотел пойти погулять за ворота, но передумал и теперь играет в прятки с пёстреньким Петей. Но Петя его всё время находит…

– Сейчас я тебя съем! – ни с того ни с сего вдруг сказал кот.

Солнышко подпрыгнул от неожиданности и хотел удивиться, но удивляться было некогда. Мурзик уже выгнул серую спину и злобно зашипел. Цыплёнок быстро посмотрел по сторонам: справа – выход во двор, слева – дверь в другую комнату. Куда же бежать?

Куда бежать Цыплёнку? Обратно во двор?

Нет
↓↓↓↓↓

или Да
↓↓↓↓↓
4 «этаж»7 «квартира» 4 «этаж»8 «квартира»

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»1«квартира»]= 4.1.

– Нет, – покачал головой Цыплёнок. – Спасибо за приглашение, но мне пора домой. Я и так слишком долго гулял. Но если хочешь, ты можешь пойти со мной, пообедаем вместе.

– Не зна-а-аю, – протянул Лисёнок неуверенно. – Моя мама говорит, что куры не очень-то любят лис. Вдруг я не понравлюсь твоим родителям?

– Понравишься, понравишься, – успокоил его Цыплёнок, – ты симпатичный.

Друзья помахали на прощание лопуху, укрывшему их от дождя, и отправились в путь. «Взбираться на пригорок куда тяжелее, чем с него скатываться, – сообразил Цыплёнок, с трудом переставляя лапки. – И очень хочется есть». Лисёнок тоже проголодался и все чаще поглядывал на своего приятеля облизываясь.

Все лисы очень любят есть кур, но маленький Лисёнок ещё ни разу не охотился сам и не знал, с чего начать. «Наверное, надо нападать сзади», – решил Лисёнок. Он немного поотстал и уже поднял лапу, чтобы ударить Цыплёнка, но в последний момент передумал: «Нет, так нечестно. Лучше смотреть противнику прямо в глаза». Лисенок забежал вперед и преградил Цыплёнку дорогу.

Цыплёнок остановился и удивленно уставился на товарища. Лис согнул передние лапы и приготовился к прыжку. «Теперь надо броситься, схватить и укусить, как учила мама. Броситься-схватить-укусить», – повторял про себя Лисёнок.

Ничего не подозревающий Цыплёнок склонил голову набок и спросил:

– Что, очень устал? Лапы не держат?

Лисёнок молчал. «Броситься-схватить-укусить», – вертелось у него в голове.

– Потерпи еще чуть-чуть, – уговаривал Цыплёнок. – Скоро придём домой, и нас покормят сладкими крошками.

Цыплёнок подошел к другу и погладил рыжую лапу. Лисёнок виновато опустил голову. «Нет, – подумал он, – молча набрасываться невежливо. Может быть, сказать: “Извини, сейчас я тебя съем?”».

Пока начинающий охотник так размышлял, Цыплёнок зашагал дальше. Дорожка снова стала ровной, и идти стало легче. Впереди уже показался знакомый забор и крыша хозяйского дома. И наш беспечный путешественник запел:

Вот мой дом! Вот мой двор!
Вот ворота и забор!
Дома ждут меня всегда
Папа, мама и еда!

Лисёнок слушал весёлую песенку, смотрел, как Цыплёнок смешно разевает клюв и взмахивает короткими крылышками, и ему совсем расхотелось есть своего друга. «Наверное, в курятнике живут и другие цыплята, – думал голодный Лис. – Вот на них я и буду охотиться».

Друзья остановились у ворот.

– Добро пожаловать! – сказал Цыплёнок, пропуская гостя вперед. Лисёнок шагнул во двор и замер от неожиданности – он никогда не видел столько еды сразу. Везде – вдоль забора, у стен курятника, под кустами, под крыльцом хозяйского дома, на грядках с луком и петрушкой и просто посреди двора – топтались куры и цыплята. Все они что-то искали у себя под ногами и не обращали на вошедших никакого внимания.

Только один пёстрый цыплёнок вдруг поднял голову, заметил друзей и направился к воротам.

– Ага! Явился, – сказал пёстрый цыплёнок нашему Цыплёнку. – Сейчас тебя папа накажет. А это ещё кто такой? – повернулся он к Лисёнку.

– Разве ты не знаешь? – удивился наш Цыплёнок. – А говорил, что уже взрослый и знаешь всё. Это мой друг Лисёнок.

– Кто?! – вскрикнул пёстренький так громко, что все куры дружно повернули головы к воротам. – Папа! – закричал он ещё громче. – У нас во дворе Лис!

Что тут началось! «Берегись! Караул! Спасайся, кто может! На помощь!» – закудахтали куры. «Боюсь, боюсь», – запищали цыплята. Папа-Петух выбежал из курятника. Он распушил перья, растопырил крылья, поднял хвост и, нагнув голову, бросился к Лисенку, чтобы ударить его своим тяжелым клювом.

Из будки, гремя цепью, вылетел сторожевой пёс Буль и залаял, зарычал: «Убир-р-райся пр-р-рочь! Загр-р-рызу!» И хозяйка с метлой в руках выскочила из дома и тоже закричала: «Вон отсюда! Вон!».

От этого ужасного шума Лисёнок так растерялся, что даже не сразу сообразил, что это именно его прогоняют со двора.

– Я же гость! – сказал он Цыплёнку.

– Он мой гость! – пискнул Цыплёнок. – Он мой друг!

Но никто его не слушал. Папа-Петух уже почти добежал до ворот, и хозяйка спрыгнула с крыльца и замахнулась страшной метлой.

– Беги! Беги! – завопил Цыплёнок.

Он развел в стороны крохотные крылышки и отважно шагнул вперед, чтобы защитить друга. Папа-Петух чуть было не клюнул сына с размаху, но вовремя остановился. И страшная метла пролетела над головой, едва задев желтый пушок.

– Папа! Не трогай Лисёнка! – попросил Цыплёнок, чуть не плача. – Он хороший! Он объяснил мне, кто я. Я ведь Цыплёнок, правда?

– Правда, – буркнул папа-Петух. – Но я тебя, солнышко мое, все равно накажу! Марш в курятник!

А Лисёнок со всех лап улепетывал по дорожке. Вот уже скоро и пригорок, а там и до леса недалеко. Шум за его спиной стих, и только пёс всё ещё лаял вслед. «Да-а, – думал Лисёнок на бегу, – таких страшных сказок про кур мне мама никогда не рассказывала!»

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»2«квартира»]= 4.2.

– Хорошо, пойдем к тебе в гости, – согласился доверчивый Цыплёнок, – если это недалеко.

– Совсем рядом, – успокоил его Лисёнок и направился в глубь леса.

Он первым пробирался вперед, раздвигая мокрую траву и ветки кустов, чтобы Цыплёнку было легче идти.

Лисы очень любят есть кур, если, конечно, удается курицу поймать. Но Лисёнок был ещё мал и ни разу в жизни не охотился сам. «Приведу Цыпленка в нору, – решил он. – Мама-то уж точно знает, что с ним делать. Наверное, надо его сначала напугать, потом укусить, а потом…» Лисёнок не успел подумать, что будет потом, потому что свалился в глубокую яму.

– Стой! – крикнул он Цыплёнку. – Стой, а то упадешь!

Цыплёнок остановился на самом краю, присел и осторожно посмотрел вниз. Лисёнок барахтался на дне, стараясь выбраться наверх, но у него ничего не получалось.

– Сейчас я тебе помогу! – пискнул Цыплёнок.

Он повернулся боком и протянул другу крылышко. Но яма была слишком глубокая, а крылышко слишком короткое. Тогда Цыплёнок схватил клювом веточку и опустил её вниз, но и веточка оказалась маловата. Цыплёнок попробовал было взять ветку подлиннее, но не смог её даже приподнять. Как же быть?

Лисёнок подпрыгивал на задних лапах и изо всех сил скреб когтями землю. Но мягкая земля осыпалась, и ему никак не удавалось добраться до края ямы. В конце концов Лисёнок упал от усталости, свернулся калачиком, уткнул чёрный нос в рыжий хвост и еле слышно заплакал. В лесу было тихо-тихо. Только капли иногда падали с листьев да где-то высоко, у самой верхушки сосны, стучал по коре дятел: «Тук-тук, тук-тук».

Цыплёнок сидел на краю ямы, свесив ножки вниз, смотрел на попавшего в ловушку друга и не знал, что делать. – Помогите! – жалобно закричал он, задрав голову.

– Помогите, кто-нибудь!

– Кто тут-тут-тут? – спросил сверху Дятел.

– Это я, цыплёнок Солнышко, – сказал Цыплёнок. – Мой друг попал в беду! Помогите!

Дятел слетел с дерева и заглянул в яму:

– Лис попался в ловушку. Так-так-так и ему и надо! Не будет охотиться на птиц!

– Как это – «охотиться»? – не понял Цыплёнок.

– Очень просто: охотиться – значит ловить и есть, – объяснил Дятел и хотел уже взлететь обратно на свою сосну, но Цыплёнок так горячо просил спасти своего друга, а Лисёнок так горько плакал на дне ямы, что он всё-таки сжалился: – Так-так-так и быть, я помогу. Только мне одному не справиться, придётся звать брата.

Дятел подошёл к сосне и постучал вот так: «Тук! Тук-тук! Тук-тук-тук!» Откуда-то издалека раздалось в ответ: «Тук!» и очень скоро на край ямы опустился второй дятел. Братья о чём-то тихо посовещались и спустились в яму. Один ухватился клювом за хвост Лисёнка, другой – за правое ухо. Птицы разом взмахнули крыльями и вытащили бедного зверька наверх.

– Спасибо, дядя-Дятел! – запрыгал от радости Цыплёнок.

– Смотри, Солнышко, чтобы твой друг тебя не съел, – сказал на прощание Дятел, и птицы улетели по своим делам.

Лисёнок как ни в чем не бывало отряхнулся от земли и потянул Цыплёнка за крылышко:

– Пойдём скорей! Мы уже почти дома.

Дом и в самом деле был недалеко. Друзья осторожно обошли злополучную яму, обогнули муравейник, перелезли через поваленное дерево и оказались перед черным круглым входом в нору.

– Это твой дом? – удивился Цыплёнок.

Ему почему-то расхотелось идти в гости. Но Лисёнок подтолкнул его сзади:

– Залезай, у нас очень уютно.

Цыплёнок неуверенно ступил внутрь, сделал несколько шагов в темноте и почувствовал, что на него кто-то смотрит. Стало страшно.

– Мама, это я, – крикнул за его спиной Лисёнок. – Я привёл гостя!

– Очень хорошо, – сказала Лиса.

Цыплёнок покрутил головой, чтобы увидеть маму Лисёнка, но увидел только два огромных желтых глаза. И так испугался, что даже забыл поздороваться. «Какой молодец мой Лисенок, – подумала мама-Лиса. – Такой маленький, а уже сам привел в дом еду!»

– Я проголодался! – сказал Лисёнок.

– Я тоже, – ответила мама и облизнулась. – Но раз уж ты привел такого замечательного гостя, сначала я научу тебя охотиться.

«Охотиться? – повторил про себя Цыплёнок. – Дятел говорил, что “охотиться” – значит ловить и есть. Кого есть? Неужели меня?!»

– Смотри, малыш, – продолжала Лиса, – заходишь вот так, сбоку и…

Цыплёнок не стал дожидаться, что будет дальше. Он забегал по норе, ища выход. Но выхода не было, и куда бы он ни повернулся, отовсюду на него смотрели огромные желтые глаза. Цыпленок метался во все стороны и везде натыкался на стенки. У него закружилась голова, ослабли лапки и хвостик дрожал от ужаса. А страшные глаза двигались прямо на него, всё ближе и ближе. Сейчас его схватят! Сейчас съедят!

«Мама!» – пискнул Цыпленок и зажмурился, хотя в норе и так ничего не было видно, и его тут же кто-то схватил за пушистую спинку. «Меня съели, – подумал Цыплёнок. – Прощайте, мама, папа, пёстренький цыплёнок, Ёжик и дядя-Дятел. Меня съели навсегда!»

Но Цыплёнок ошибся, его вовсе не съели. В самый последний момент Лисёнок выхватил друга прямо из-под маминого носа и бросился прочь из норы. Теперь он бежал по лесу и всё время оглядывался, не догоняет ли его Лиса.

С верхушки сосны на Лисёнка с Цыплёнком в зубах смотрел Дятел. «Так-так-так я и знал! – сердито стучал он по дереву. – Так-так-так и знал!»

Цыпленок чувствовал, что его куда-то несут, но глаза не открывал. Зачем открывать глаза, если тебя уже съели? Лисёнок остановился на опушке, у большого лопуха, где утром друзья прятались от дождя. Он осторожно положил Цыплёнка в траву и позвал:

– Эй! Солнышко! Цыплёнок даже не пошевелился. Лисёнок забеспокоился:

– Эй! Ты жив?

– Не знаю, – слабо пискнул Цыплёнок и открыл глаза. – Ты меня съел?

– Нет, – замотал головой Лис. – Хотел съесть, но не смог. Ты же мой друг, а друзей не едят.

Уже почти совсем стемнело, когда друзья расстались. Лисёнок побежал обратно в лес, а Цыплёнок, потирая пушистую спинку со следами лисьих зубов, медленно взбирался на пригорок. «Прав был папа-Петух, – думал он, вздыхая, – гулять за воротами одному очень опасно».

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

[4«этаж»3«квартира»]= 4.3.

– Нет, никак не вспоминается, – опустил голову Цыплёнок.

Белка, как обычно, вздохнула и ловко собрала с земли свои орехи:

– Я не могу ждать, пока ты вспомнишь. Мне надо делать запасы на зиму. Попробуй сам отыскать свою дорожку.

И она быстро запрыгала между сосен в глубь леса.

– Если ребёнок идет гулять один, он по крайней мере должен знать, как его зовут и где он живет! – сердито сказала Сорока и тоже собралась улететь.

– Что же мне делать? – захныкал Цыплёнок. – Я есть хочу!

– А что ты ешь? – спросила любопытная Сорока. – Сладкие крошки, – пискнул Цыплёнок и показал точки на своём рисунке. – Они сыплются с неба.

«Где это видано, чтобы еда падала прямо с неба? – подумала Сорока. – Здесь, в лесу, таких чудес не бывает. Этот малыш, пожалуй, умрёт с голоду, если оставить его одного». И птица пожалела неразумного Цыплёнка:

– Ладно, не плачь, пойдем поищем, чем тебя накормить.

Цыплёнок сразу успокоился и запрыгал за Сорокой. Птица то взлетала, то опускалась на землю. И Цыплёнок тоже начал растопыривать крылышки и даже пытался взмахнуть ими. Заметив это, Сорока повнимательнее оглядела малыша.

Крылышки хоть и слабенькие, но самые настоящие, хвост, клюв – всё на месте. «Это птенец, – догадалась Сорока. – Только вот чей? Наверное, кукушкин. Кукушки часто бросают своих детей. Ну что ж, возьму его к себе, – решила она. – Пусть растёт вместе с моими птенцами. Гнездо просторное, места всем хватит».

А наш Цыплёнок весело скакал от дерева к дереву и даже не подозревал, что впереди его ждёт новый дом.

Гнездо висело высоко в ветвях старой берёзы. «Есть хотим! Есть хотим!» – раздавалось оттуда. Сорока клювом ухватила Цыплёнка за хвостик, взлетела и осторожно опустила малыша в мягкие перья. Трое одинаковых птенцов смотрели на нежданного гостя одинаковыми круглыми глазами.

– Это Кукушонок, – сказала Сорока детям. – Он потерялся и будет жить с нами, пока не вырастет.

– Нет! – закричал Цыплёнок. – Я не Кукушонок, я Солнышко! И хочу к себе домой!

– Хорошо, – согласилась Сорока, – если хочешь, мы будем звать тебя Солнышко. А домой ты вернёшься, когда вырастешь большой и научишься летать.

«Летать? – удивился Цыплёнок. – Разве мои папа и мама умеют летать? Ну, конечно же, умеют, – ответил он сам себе, – ведь у них такие большие крылья! Куда больше, чем у Сороки».

А Сорока уже кормила своих птенцов свежими червяками и хрустящими жуками. Дошла очередь и до нашего Цыпленка. Он доверчиво раскрыл клюв и приготовился съесть что-то вкусное, мягкое и сладкое, как его любимые крошки. Но жук оказался совсем немягким и несладким. Он противно хрустнул и застрял в клюве.

– Ничего-ничего, Солнышко. – Сорока ласково погладила малыша по голове. – Ты привыкнешь. А сейчас пора спать. Уже совсем темно.

Делать нечего, Цыплёнок уткнулся клювом в тёплое крыло одного птенца, прижался боком к другому и закрыл глаза. А Сорока запела старую птичью колыбельную:

Ночь пришла. В лесу темно.
Все Сороки спят давно.
Песен не поют,
Мошек не клюют.

Видишь, солнышко зашло?
Спрячь головку под крыло.
Птицам до утра
Засыпать пора.

И уставший Цыплёнок крепко заснул и увидел во сне, как он стоит во дворе своего дома, а мама качает головой и говорит: «Не ходи за ворота – потеряешься!»

С тех пор наш Цыплёнок живёт в лесу. Ест вместе со всеми жучков и червячков. И они ему даже нравятся. Каждое утро он машет подрастающими крылышками и надеется, что вот-вот, не сегодня завтра научится летать.

Тогда он поднимется в голубое небо. И оттуда, с высоты, обязательно увидит свой родной дом. И вернется к папе и маме.

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»4«квартира»]= 4.4.

– Курятник! – воскликнул Цыплёнок. – Я вспомнил! Курятник!

– Курятник? – переспросила Белка. – Действительно красивое слово. Никогда такого не слыхала.

– Курятник… – повторила Сорока. – Я слышала это слово от Вороны. Она часто летает далеко, за лес, туда, где садится солнце. Где-то там есть большой дом. Он так и называется – дом. В нём живут люди. А рядом есть домик поменьше. Он называется курятник. В нём живут куры.

– Значит, он,– Белка показала лапкой на Цыплёнка, – курица?

– Конечно, – уверенно сказала Сорока, хотя кур никогда не видела.

– Ура! – обрадовался Цыплёнок. –Наконец-то я узнал, кто я! Я Курица!

– Вот и хорошо, – кивнула Белка. – Теперь я могу спокойно продолжить собирать орехи.

И она тут же умчалась, помахав на прощание красивым хвостом. Сорока тоже взмахнула крыльями, собираясь лететь по своим делам.

– А как же я? – бросился к ней Цыплёнок. – Я не смогу сам найти свой дом. Я маленький. Я только сегодня утром родился.

– Ладно, – сжалилась Сорока, – давай поищем твой дом вместе. Залезай и держись покрепче.

Птица опустила хвост на землю, Цыплёнок взобрался по нему на спину и вцепился лапками и клювом в жесткие перья. Сорока взлетела сначала на большой пень, потом – на нижнюю ветку сосны, потом – на самую верхушку. Цыплёнок оказался совсем легким и держался прочно.

– Ну, поехали! – сказала Сорока и взлетела над лесом. Птица кружила над сосной, с каждым кругом поднимаясь всё выше и выше, а Цыплёнок вглядывался вдаль, не покажется ли где-нибудь его родной дом. И вот когда Сорока поднялась так высоко, как ещё ни разу в жизни не поднималась, и ей даже стало немного страшно, Цыплёнок закричал:

– Вижу! Вижу крышу! Вон он, мой дорогой курятник!

И сейчас же свалился с птичьей спины, потому что разинул клюв, чтобы крикнуть, да и лапки нечаянно отпустил. Он падал вниз, кувыркаясь в воздухе, и весело пел:

Вижу крышу, вижу крышу!
И забор любимый вижу!
Скоро я вернусь домой
В свой курятник дорогой!

А земля приближалась всё быстрее! Вот уже и верхушки сосен! Перед глазами Цыплёнка замелькали ветки, шишки, иголки. Он понял наконец, что падает и вот-вот ударится о землю и наверняка разобьется! «Мама!» – хотел пискнуть Цыплёнок, но не успел. Сорока догнала его у самой земли, схватила клювом за хвостик и осторожно поставила на пень.

– Большое спасибо! – сказал Цыплёнок. – Я нашел свой дом. Полетели скорей!

– Погода нелетная, – ответила Сорока, посмотрев вверх. – Гроза будет.

В самом деле, невесть откуда набежали чёрные тучи, поднялся ветер, и где-то уже гремел гром.

– Ну пожалуйста! – упрашивал Цыплёнок. – Если мы взлетим прямо сейчас, то обгоним тучи и не попадем под дождь.

Птицы не любят летать в дождливую погоду. Крылья намокают и тяжелеют. А с грузом на спине и вовсе можно упасть! Сорока задумалась. Хорошо бы переждать дождь. Но он может затянуться до самой ночи. Ночью летают, конечно, всякие филины и совы, но только не сороки! «Темнота хуже, чем дождь!» – решила Сорока.

– Так и быть, садись, – сказала она Цыплёнку. – И что бы ни случилось, не открывай клюв и не отпускай лапки. В следующий раз я не успею тебя поймать!

Едва Сорока поднялась над лесом, как начался дождь. Несколько капель даже упали на хвост. Птица быстрее замахала крыльями, и туча осталась позади. Сорока успокоилась, но ветер вдруг подул сильнее, и туча снова оказалась над головами путешественников.

Сверкнула молния, и Цыплёнок чуть не закричал от страха, но вовремя передумал и ещё крепче сжал перья лапками и клювом. Вслед за молнией ударил гром. Сорока вздрогнула, изо всех сил рванулась вперед, и туча отстала.

Дом тем временем приближался. Уже можно было разглядеть и забор, и яблони, и собачью будку. Птица начала снижаться и полетела медленнее, кругами. Тут-то гроза и догнала путешественников! Ливень в одно мгновение промочил их до самого последнего перышка и обрушился на двор, на крыши домов, на старую берёзу.

Куры и вместе со всеми мама-Курица с кудахтаньем бросились к курятнику. «МАаа-МАаа!» – пропищал Цыплёнок, выпустил из клюва и лапок мокрые скользкие перья и шлепнулся на землю. Хорошо, что Сорока спустилась уже совсем низко и малыш, падая, всего лишь набил себе шишку.

– Солнышко моё! – всплеснула крыльями Курица. – Где же ты пропадал? Я так беспокоилась!

– Я ушёл гулять за ворота и потерялся, как ты и говорила, – признался Цыплёнок. – Зато теперь я знаю, кто я. Я курица!

– Ты маленький глупый Цыплёнок, вот ты кто, – сказала мама и погладила сына по голове.

Ветер унёс злую тучу дальше, за поле, за речку, за большую дорогу, по которой ездят машины. Выглянуло солнце. Мама-Курица и Цыплёнок сушились на солнышке. Мама кормила сына сладкими крошками, а Цыплёнок рассказывал о своих приключениях.

А Сорока, тяжело взмахивая мокрыми крыльями, полетела обратно в лес. Дома, в гнезде, её давно ждали проголодавшиеся птенцы.

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»5«квартира»]= 4.5.

– Нет, – замотал головой Цыплёнок. – Я не могу быть лягушонком. Я же в прятки играю, чуть не забыл! Меня Петя пёстренький давно ищет.

– А меня наверняка хозяйка ищет, – буркнул Буль. – А тебе, детка, – пёс строго посмотрел на Квака, – придётся научиться плавать. Потому что ты выглядишь, как лягушонок, и квакаешь, как лягушонок. Стало быть, ты и есть лягушонок.

И пёс с Цыплёнком на спине поспешил обратно во двор. Он обогнул кусты малины, пробежал вдоль огорода, вдоль клумбы с яркими цветами и хотел уже свернуть за угол хозяйского дома, когда Цыплёнок пискнул:

– Подожди, пожалуйста! Я хочу посмотреть!

Буль остановился. Солнышко спрыгнул на землю и подошел к клумбе:

– Что это такое
Ярко-голубое,
Желтое и красное,
Всё такое разное?

– Это цветы, – объяснил пёс.

– Вкусные? – спросил Цыплёнок.

– Нет, они растут для красоты.

– Что такое «красота»? – опять спросил любознательный Цыплёнок.

Пёс надолго задумался. Он задрал морду вверх, почесал задней лапой живот, поковырял землю и наконец сказал:

– Красота – это что-то такое, от чего не вкусно и не тепло, а все равно – хорошо.

– Как небо, – догадался Солнышко.

– Как небо, – согласился Буль.

Цыплёнку захотелось получше рассмотреть цветы. Он снова залез на лохматую спину пса, и Буль осторожно, чтобы ничего не испортить, пробрался в самую середину клумбы. Солнышко наклонился над большим оранжевым цветком.

– Ой! Кто это? – пискнул Цыплёнок.

– Где? – тявкнул Буль и сунул черный нос прямо в оранжевые лепестки.

И тут же с громким лаем выпрыгнул из клумбы и закрутился на одном месте. Солнышко крепко ухватился лапками и клювом, чтобы не свалиться.

– У-у-у! – выл пёс. – Она меня у-у-укусила!

– Кто? – не понимал Цыплёнок.

– Кто тебя укусил?

– Оса-а-а! – еще громче закричал Буль и уткнулся распухшим носом в землю.

– Так тебе и на-а-адо! – передразнивая пса, протянул кто-то из-за куста шиповника.

Буль сейчас же поднял лохматую голову и бросился в ту сторону, откуда раздался голос. Нашему Цыплёнку, чтобы не упасть, еще крепче пришлось вцепиться в густую шерсть. Пёс, забыв про укушенный нос, мчался вокруг клумбы. Впереди мелькал пушистый серый хвост.

– Р-р-разор-р-рву! – рычал пес, оскалив огромные острые зубы.

Солнышко ужасно испугался. Буль всё время был таким спокойным, добрым – и вдруг так изменился! Что с ним случилось?

– Ты рычишь, потому что тебя укусила оса? – тихонько пискнул Цыплёнок прямо в чёрное ухо.

– Я р-р-рычу, потому что ненавижу Мур-р-рзика! – объяснил пёс на бегу.

– Кто такой Мурзик? – спросил Солнышко, глядя поверх головы Буля на убегающий хвост.

– Вр-р-раг! – рявкнул пёс не останавливаясь.

– А почему он враг? – не успокаивался Цыплёнок.

– Потому что он кот! – и Буль прыгнул вперед, стараясь достать зубами ненавистный хвост.

Пёс и кот крутились вокруг клумбы так долго, что у нашего Цыплёнка голова закружилась, как на карусели. Он едва не падал с собачьей спины, когда Мурзик вдруг свернул в сторону и забежал за угол хозяйского дома. Буль не сразу заметил, что серый хвост куда-то исчез, и пробежал два лишних круга, прежде чем броситься в погоню.

Пёс влетел во двор, когда кот уже карабкался вверх по старой берёзе. Буль с хриплым лаем запрыгал на задних лапах. Наш Цыплёнок не удержался верхом и скатился по широкому хвосту на землю.

– Где ты был? – подбежал к нему пёстренький Петя.

Солнышко молчал и смотрел, как с крыльца с метлой в руках спускается Хозяйка. «Сейчас бедному Булю попадет!» – со страхом подумал Цыплёнок. Кот давно сидел на верхушке дерева. А пёс всё рычал и прыгал, прыгал и рычал. И конечно, не заметил, что Хозяйка рядом.

– Это еще что такое?! – услышал он внезапно прямо у себя над головой.

Буль сейчас же замолчал и прижал уши, а Мурзик жалобно замяукал сверху.

– Где ты носишься целый день?! – крикнула Хозяйка и замахнулась метлой. – Кто тебе разрешил уйти со двора? Кругом лисицы бегают, вороны летают. Того и гляди – цыплят унесут!

Пёс согнул передние лапы и виновато опустил голову. Нашему Цыплёнку было очень стыдно. Ведь это он уговорил Буля отвезти его к пруду. Солнышко боялся, что Хозяйка ударит пса своей огромной метлой, и даже закрыл глаза.

Но Хозяйка повернулась и пошла в дом за кормом для кур. А Буль, то и дело поглядывая на верхушку березы, где всё ещё сидел его лютый враг, поплелся в будку.

Солнышко успокоился и повернулся наконец к Пёстренькому: – Ты не нашёл меня! Я выиграл!

– Нет, Я выиграл! – топнул ногой Петя. – Ты играл не по правилам! Ты прятался там, где нельзя.

– Мы выигр-р-рали! – рявкнул из будки Буль, и Пёстренькому пришлось согласиться. Тем более что пора было ужинать. Хозяйка уже звала с крыльца: «Цып-цып-цып!» – и сыпала на землю сладкие крошки.

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»6«квартира»]= 4.6.

– Ладно, давай поменяемся, – не подумав, согласился Цыплёнок. – Только имя Солнышко я оставлю себе. Буду теперь Лягушонок-Солнышко.

– Ура! Я стал цыплёнком! – обрадовался Квак. – Не могли бы вы отвезти меня в курятник? – попросил он Буля.

– Чепуха какая! Если так дальше пойдет, скоро кошки лаять начнут! – рассердился пёс. Но он очень торопился вернуться в свою будку, пока его не хватилась Хозяйка, и не стал долго спорить.

Лягушонок прыгнул к нему на спину и отправился в свой новый дом. Солнышко едва успел спросить, где ему искать папу-Лягушку и маму-Лягушку.

– Я не знаю ни мамы, ни папы. И дома у меня нет. Лягушки живут просто в траве и в воде. Тебе понравится! – весело крикнул Квак и умчался верхом на собаке.

Наш Цыплёнок остался один. Он немного побегал туда-сюда, чтобы скорее высохнуть, и отправился искать других лягушек. Искать пришлось недолго – с другой стороны пруда то и дело раздавалось громкое «Ква-ква!» Солнышко подумал было переплыть пруд, но опять лезть в мокрую воду очень не хотелось, и он пошел по берегу.

На другом берегу пруда росли камыши, лопухи, крапива и ещё какие-то колючки. Они больно вцеплялись в нежный желтый пушок на спинке и крылышках и мешали идти. «Неужели придется жить в этих зарослях?» – размышлял Цыплёнок, спотыкаясь и отряхиваясь. И тут навстречу ему из-под большого лопуха выпрыгнули сразу три огромные лягушки, не зеленые, как маленький Квак, а почти коричневые.

–Ты куда? – хором квакнули они и преградили Цыплёнку дорогу. – Это наши, лягушачьи, камыши.

– Я тоже лягушонок, – сказал Цыплёнок и, увидев, что ему не верят, добавил: – Я плавать умею!

– Рыбы тоже умеют плавать, – сказала самая коричневая лягушка.

– Но они не едят комаров, – продолжила самая большая. – А ты ешь комаров?

– Не знаю, – честно признался Солнышко. – Если они вкусные, съем. Дайте попробовать!

– Вот ещё! – квакнула самая коричневая. – Сам поймай! Их везде полным-полно!

Цыплёнок посмотрел под ноги, потом по сторонам и ничего съедобного не увидел. Одни только лопухи, над которыми кружились какие-то серые крошки.

– Чего ты ждешь? Хватай! – квакнула самая большая лягушка и вдруг высунула длиннющий язык и поймала им сразу две серые крошки.

«Наверное, это и есть лягушачья еда, – сообразил Солнышко. – Но почему она висит в воздухе, а не падает на землю?» Он попытался клюнуть серую крошку, но она отлетела в сторону. «Живые крошки!»– догадался Цыплёнок и снова клюнул. Потом еще и еще – ничего не получалось!

Тогда Солнышко просто открыл пошире клюв и стал ждать, когда крошки залетят в него сами. Лягушки столпились вокруг и с любопытством наблюдали за Цыплёнком. Вот в клюв залетел один комар, потом другой. Солнышко не шевелился и ждал, когда еды нападает побольше. Наконец, когда крошек набралось достаточно, он быстро закрыл клюв и тут же сморщился. Ах, какие это были противные крошки! Они оказались не просто кислыми. Они шевелились, шуршали, пищали и, кажется, даже кусались.

– Очень интересный способ ловли комаров! – одобрительно квакнули лягушки. – А теперь покажи, как ты плаваешь.

«Что-то расхотелось мне быть лягушонком», – подумал Цыплёнок, но послушно пошел к воде. Вода была холоднее, чем на другом берегу. Или нашему Цыплёнку просто так показалось. Он чуть-чуть пошлепал крылышками, поплескался и собрался вылезать.

– Плыви дальше! – приказали лягушки. – На другой берег!

Солнышко не возражал: делать нечего, назвался лягушонком – плыви! Он быстрее задвигал крылышками и поплыл вперед, но очень скоро устал. Лапки под водой замерзли, отяжелели и тянули его вниз. Цыплёнок понял, что вот-вот утонет, и отчаянно заколотил крылышками. Но сил уже совсем не осталось, и его желтая головка скрылась под водой. Цыплёнок медленно опускался в глубину и думал: «Раз я тону, значит, я всё-таки не лягушонок, а цыпленок. Это хорошо! Плохо только, что я тону».

И тут кто-то большой, сильный, лохматый подхватил его снизу и вытащил  на берег.

– Вовр-р-ремя я за тобой вер-р-рнулся! – прорычал пёс Буль.

– Я очень рад, что я тонул, – выплевывая воду, сказал Солнышко. – Это значит, что я не умею плавать. А это значит, что я никакой не лягушонок, а самый настоящий цыплёнок. Правда?

– Ты очень глупый цыплёнок, – буркнул Буль. И опять зарычал: – Скор-р-рей в кур-р-рятник – гр-р-реться! А лягушонок Квак прижился в курятнике. Он вместе со всеми скачет по двору, играет в прятки с пёстреньким Петей и рано, как все куры, ложится спать. Вот только сладких крошек он не любит. Но это не беда, вкусных комаров везде полным-полно.

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

.

[4«этаж»7«квартира»]= 4.7.

«Нет, во двор мне не успеть, слишком далеко», – решил Цыплёнок и со всех ног бросился к двери в другую комнату. Кот прыгнул вслед и зацепил когтями пушистый желтый хвостик.

– Ай-яй-яй! – Ты что делаешь?! – запищал Солнышко.

– Ты что делаешь?! – повторил сверху чей-то звонкий голос. – А ну-ка брысь отсюда!

Мурзик неохотно отпустил Цыплёнка и, шипя, вспрыгнул обратно на полку с посудой. Солнышко сначала проверил, цел ли его хвостик, и только потом посмотрел вверх. В дверях стояла маленькая девочка в голубом платье, дочка Хозяйки. Платье Цыплёнку сразу понравилось. «Похоже на небо», – подумал он и подошел поближе. Девочка присела на корточки и осторожно погладила спинку Цыплёнка.

– Какой маленький, какой хорошенький, – приговаривала она. – Пойдём со мной!

Девочка посадила Цыплёнка на ладошку и понесла к себе в комнату. Мурзик смотрел с полки злыми узкими глазами: «Ты мне ещё попадешься!»

Девочка подошла к небольшому круглому столику в углу комнаты и открыла дверцу стоящей на нём птичьей клетки. Не успел Солнышко сообразить, что происходит, как оказался внутри. Девочка захлопнула дверцу и весело сказала:

– Теперь ты Кеша. И будешь жить здесь. Солнышко ничего не понимал. Почему его посадили в клетку? Почему он Кеша? А дело вот в чём. У девочки долго жил попугай. Его звали Кеша, и он умел говорить несколько слов. Иногда девочка выпускала попугая погулять по комнате, и он с удовольствием поднимался к потолку, перелетал с люстры на шкаф, садился на спинки стульев, но всегда возвращался обратно в клетку. А вчера не вернулся. Просто вылетел в окно и пропал. Даже не попрощался […].

И вот теперь, встретив нашего Цыплёнка, девочка решила, что он ничуть не хуже попугая. Даже лучше, потому что не умеет летать. А уж говорить она его научит!

– Кеша! – девочка наклонилась к клетке. – Скажи «привет»!

– Никакой я не Кеша! Я Солнышко! – возмутился Цыплёнок. – Выпусти меня сейчас же! Но девочка услышала только отчаянное: «Пи-пи-пи!»

– Ну что ты пищишь? В клетке тебе будет хорошо, – успокоила Цыплёнка девочка. – И Мурзик тебя не тронет.

– Я хочу домой к маме и папе! – закричал Солнышко.

Но девочка опять его не поняла. Ей показалось, что Цыплёнок просит есть, и она вышла из комнаты за печеньем.

А Мурзик был уже тут как тут! Он вспрыгнул на круглый столик и уставился на Цыплёнка зелеными глазами:

– Ну что, попался?

– Попался, – печально согласился Солнышко.

– Нравится быть попугаем? – спросил кот и ухмыльнулся.

– Нет! Я ей кричу-кричу, что я не Кеша, а Солнышко, а она не слышит.

– Она тебя слышит, но не понимает. Люди вообще не понимают животных.

– Не может быть! – ахнул Солнышко. – Что же мне теперь делать?

– Притворяться попугаем и ждать, когда откроют клетку, чтобы её почистить или налить тебе воды. И попытаться сбежать, – посоветовал кот. – Но тогда я тебя съем!

Мурзик облизнулся и просунул лапу между прутьями клетки. Цыпленок попятился, но тут в комнату вернулась девочка. Она снова прогнала кота и насыпала в клетку сладких крошек. Солнышко клюнул раз, клюнул два, но еда показалась ему совсем не такой вкусной, как утром во дворе.

– Кеша! Скажи «привет»! – потребовала девочка.

Солнышко сел на пол клетки и горько заплакал:

– Бедный я, несчастный! Зачем я только зашёл в дом! Надо было играть по правилам и не прятаться там, где нельзя-а-а!

Девочке надоело слушать писк Цыплёнка, и она ушла гулять. Во дворе все было, как всегда: Куры кудахтали, петух кричал свое «ку-ка-ре-ку», ворона каркала со старой березы. Девочка вышла за ворота, хотя папа и мама запретили ей уходить со двора, и отправилась по дорожке в лес за грибами.

Вот так и остался наш Цыплёнок жить в хозяйском доме. Первые дни в клетке было скучно, но сейчас он уже совсем привык и даже не пытается убежать. Солнышко откликается на имя Кеша и очень старается сказать «привет» так, как хочет девочка.

Клетку часто ставят у окошка. И тогда Цыплёнок видит во дворе маму, папу и пёстренького Петю. Он машет им подрастающими крылышками. И они машут ему в ответ.

= конец =

◊><◊><◊><◊><◊><◊><◊

[4«этаж»8«квартира»]= 4.8.

«Во двор! Скорее во двор! – сообразил Цыплёнок. – Там папа и мама, они меня спасут!» Он бросился к двери, поскользнулся на гладком полу, упал, снова вскочил и кувырком полетел с крыльца. Кот остановился на пороге и злобно мяукал вслед убегающему Цыплёнку.

Не успел Солнышко обрадоваться, что опасность миновала, как почувствовал, что кто-то схватил его за спинку и приподнял над землей, и сейчас же услышал отчаянный крик Пёстренького: «Ворона! Ворона уносит нашего Цыплёнка! Она его съест!»

Во дворе все разом закудахтали, запищали, загавкали. Мама-Курица захлопала крыльями: «Отпусти! Отпусти!» Пёс Буль с лаем выбежал из будки и запрыгал на задних лапах, стараясь схватить Ворону за крыло. «Ку-ка-ре-ку!» – закричал папа-Петух и вскочил на забор, чтобы клюнуть наглую воровку. Но опоздал, птица уже поднялась слишком высоко. Вот она уже выше крыши, выше старой березы, рядом с облаком. И наш Цыплёнок в её лапах уже почти не виден.

«Почему все хотят меня съесть? – удивлялся Солнышко, глядя на свой двор с высоты птичьего полета. – И Кот, и Ворона. Неужели я такой же вкусный, как крошки?». Цыплёнок висел вниз головой, а под ним проплывали поле, дорога, речка, берёзовая роща. Смотреть на землю сверху было ужасно интересно. И Солнышко даже ненадолго забыл, что его хотят съесть.

А Ворона уже подлетала к своему дому, скрытому в ветвях большого тополя. Она повисла над гнездом, похожим на плетеную корзину, разжала лапы, и наш Цыплёнок шлепнулся на довольно жесткие веточки.

– Ой! Осторожнее! – пискнул Цыплёнок.

– Прости, пожалуйста, – извинилась Ворона. – Я нечаянно. Ну, давай знакомиться. Как тебя зовут?

– Цыплёнок Солнышко, – сказал Цыплёнок.

– Очень приятно. А меня – Ворона. Просто Ворона.

– Я знаю, – кивнул Цыпленок. – Весь двор кричал: «Ворона унесла нашего Цыпленка! Она его съест!»

– Я вовсе не собираюсь тебя есть, Солнышко, – сказала птица ласково.

– Не может быть, – не поверил Цыплёнок. – Все хотят меня съесть. Я вкусный.

– Только не я, – покачала головой Ворона.

– Зачем же вы тогда меня украли? – удивился Цыплёнок.

– Чтобы у моего сына был друг. Вот, познакомься, это Кар-р-рик! – каркнула Ворона.

Солнышко повернул голову и только теперь заметил в глубине гнезда крохотного, едва ли больше самого Цыплёнка, совершенно чёрного птенца. Карик внимательно смотрел вокруг большими печальными глазами и молчал. «Какой грустный», – подумал Солнышко. И Ворона рассказала нашему Цыплёнку такую историю.

Карик родился несколько дней назад. Это был веселый любознательный малыш и, как все птенцы, сразу же захотел есть. Мама вылетела из гнезда, чтобы поискать корм. А когда она вернулась обратно, в гнезде было пусто. Ворона посмотрела вниз – у корней тополя лежал ее беспомощный птенчик.

Карик остался жив, но крылышко теперь сломано, и летать малыш скорее всего не сможет. Поэтому он такой печальный.

– Вот я и подумала, – продолжала птица, – не согласишься ли ты пожить у нас, чтобы моему малышу не было так грустно?

– Он грустит, потому что не может летать? – удивился наш Цыплёнок. – Я тоже не умею и совсем не переживаю. Да у нас во дворе никто не умеет летать. Все ходят пешком. И все счастливы!

– Мама, – вдруг тихо сказал Карик, – наверное, мне лучше жить там, где все ходят по земле.

– Конечно, – обрадовался Цыплёнок, – пусть поживет у нас в курятнике!

– Нет, – покачала головой Ворона, – люди держат у себя только домашних птиц. Вороны им ни к чему. Тебя прогонят, маленький.

– Я не позволю! – пискнул Цыплёнок.

– Давайте подождем до осени, – предложила Ворона. – Может быть, крылышко заживет, и тогда мы с Кариком улетим на юг. А ты, Солнышко, вернешься домой.

Наш Цыпленок подумал хорошенько и согласился. Теперь он живет высоко на дереве, в похожем на корзину гнезде. Мама-Ворона укрыла гнездо сверху листьями, и даже в дождливую погоду внутри тепло и уютно. Каждый день птица летает к курятнику, собирает во дворе сладкие крошки и приносит их Цыплёнку. Потому что червяков он терпеть не может.

А каждый вечер, укладывая птенцов спать, Ворона поёт песенку. Вот такую:

В темноте пищит комарик.
Ухнул филин на суку.
Спите, Солнышко и Карик.
Кар-кар-кар, ку-ка-ре-ку!

Карик растёт не по дням, а по часам, и его крылышко потихоньку заживает. Он уже пробует взмахивать им по-настоящему, как мама.

Наш Цыплёнок тоже подрос. На спинке вместо желтого пушка появились белые пёрышки. И по утрам он кричит «ку-ка-ре-ку», почти как папа-Петух.

Правда, на солнце он уже совсем не похож, но мама-Ворона по-прежнему называет его «моё солнышко».

= конец =

Один из коллажей А.Балдина (в которых были использованы фрагменты «фитомедидаций» В.Букатова), сопровождавших первую публикацию «Циплёнка СОЛНЫШКА» Т.Ярыгиной в третьем из спец/выпусков «Путеводителя по каникулам» [«Первое сентября», №51(2003); редакторы пяти спец/выпусков: В.Букатов и М.Ганькина; оформление: А.Балдин]

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаДом ЛИТЕРАТУРНОГО творчества«Диванная» для СОЧИНИТЕЛЕЙВариативные СКАЗКИ (библиотечка) [2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯВариативные СКАЗКИ (библиотечка)

___________________________________

Постскриптум: «А вот как получилось у нас…»

Если вы из этого материала узнали о чём-то, что показалось вам полезным для своей собственной педагогической деятельности, то не поленитесь, во-первых, поблагодарить автора. А во-вторых, поделиться с остальными посетителями нашего сайта своим рассказом — без каких-то особых прикрас — о том, что же получилось у вас самих, а что нет. Наверняка ваш бесхитростный рассказ рано или поздно, но обязательно пригодится кому-нибудь из учителей, заглядывающих на наш сайт…

ВячеславБукатов

1 comment to Цыплёнок СОЛНЫШКО (вариативная сказка)

  • Катерина

    Это здорово! Я живу в Швеции и преподаю русский детям от 6 до 18 лет. В Швеции студенты и гимназисты в конце учебного года готовят самодеятельные спектакли с вариативной возможностью развития событий. Публика решает, что произойдет дальше. Такие интерактивные представления уже традиция.
    Я думаю, такие рассказы вызовут интерес у детей. Большое спасибо за Вашу огромную работу.

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика