меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

ЧАСТНАЯ жизнь российских учителей

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаДом ЛИТЕРАТУРНОГО творчества«Комната» СМЕХА
[2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаКафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»

   

 Бикеева Алина Сергеевна

 {Самара}

 

 Ох, уж эти
иностранцы, 
           или как они воспринимают быт наших учителей

Серия очерков
школьной учительницы английского языка
___________

с о д е р ж а н и е

Наша домашняя жизнь глазами директора
американской школы
/перейти/
◊><◊><◊><◊
Любвь россиян к даче и природе
с точки зрения иностранных гостей 
/перейти/
◊><◊><◊><◊
Общение с эмансипированной женщиной
или как я варила щи
с американкой
/перейти/

 
О кн. Алины Бикеевой см.: www.ozon.ru/context/detail/id/4563986/

Наша домашняя жизнь
глазами директора американской школы

 

В нашей семье есть уникальный опыт приёма иностранных гостей. Несколько лет назад [примерно в 2003 году – прим. ред.] мы в течение трёх недель жили в нашей обычной российской трёхкомнатной квартире вместе с американцем. Думаю, подобный опыт стал уникальным и незабываемым не только для нас, но и для самого иностранца.

Итак, планировалось, что в нашей семье гостем будет директор обычной американской школы Крис. Он должен был привёзти в российскую гимназию группу американских школьников. Одним из условий данного международного образовательного проекта было то, что все американские гости и глава американской делегации – директор американской школы, в том числе, должны в течение трёх недель проживать в обычных российских семьях.  

Нам достался директор американской «хай скул». Возможно, это случилось потому, что мой муж – профессиональный переводчик, а администрация моей школы хотела создать нашему американскому гостю как можно более комфортные условия проживания. 

Для начала ко мне в дом доставили всю лучшую бытовую технику, собранную со всех моих коллег. Затем прибыли ковры и паласы, новые покрывала и шторы, позаимствованные там же. На моей кухне в срочном порядке был заменён линолеум, на дверях засияли новые дверные ручки. И, наконец, в качестве последнего штриха к завершению отделки интерьера, были привезены лучшие комнатные растения, придирчиво отобранные со всего педколлектива созданной специально для этого комиссией.

Также была значительно дополнена моя домашняя библиотека красочными изданиями и различными книгами зарубежных издательств на английском языке. Спасибо, в этом помогла кафедра английской филологии госуниверситета. Компьютер у нас, к счастью, дома имелся, а вот подключением к Интернету занялись двое преподавателей информатики, привезя с собой всё необходимое для этого.

Окинув хозяйским взглядом нашу отдраенную и обновлённую (правда, фрагментарно) квартиру, мы с мужем остались вполне довольны. Итак, в нашем распоряжении имелись наша спальня, гостиная для общения с американским гостем и «комната гостя», срочно переоборудованная из детской, с заменой, как вы помните, ковров, штор, покрывал, а также добавлением техники, цветов, пополнением домашней библиотеки на английском языке и подключением к скоростному Интернету.

«Жаль, многие вещи через три недели придётся вернуть их владельцам», – с сожалением думала я, любуясь своей обновлённой квартирой: красиво, чисто, просторно – для троих-то взрослых (наши две дочери на время пребывания у нас иностранного гостя были уже отправлены к бабушке). Хотя после трёхнедельного общения с заморским гостем мы взглянули на свою квартиру несколько иными глазами…

Крис оказался спокойным,хорошо упитанным и не очень разговорчивым американцем. Я сразу поняла, что из него придётся вытягивать нужную мне информацию с большим трудом. Поэтому я сразу же решила заняться организацией поступления информации. И в первый же вечер попросила Криса говорить обо всём, что ему покажется странным и непонятным в России.

Крис сразу же отверг моё предложение. Будучи очень вежливым американцем, он убедительно объяснил, что ему нравится всё. И добавил, что у него нет никаких ни просьб, ни тем более замечаний.

Пришлось работать с моим потенциальным информатором несколько дней, чтобы убедить его в истинной бесценности информации, которую он мне мог поставить. Здесь в ход пришлось пустить всё: и закатывание глаз, и вкрадчиво-доверительный тон, и искромётный юмор, и просительно-умоляющий интонационный рисунок речи и мои клятвенные заверения в абсолютной невозможности обиды на гостя. Но, как мне показалось, его убедил мой последний довод. Я объяснила иностранцу, что мы с моими учащимися пишем доклад для выступления на ученической научно-практической конференции. И нашей темой как раз является сравнивание, сопоставление, анализ разности менталитетов. И ещё я заверила Криса, что с подобными просьбами обращаюсь ко всем нашим иностранным гостям.

Итак, во имя науки, Крис с некоторой неохотой, но всё же согласился быть моим источником информации. Но методику поставки информации он предложил свою. Ему совершенно не хотелось на каждом шагу приставать ко мне со своими размышлениями и наблюдениями, хотя я как раз об этом и мечтала. Но Крис твёрдо предложил следующее: в конце каждого дня он будет записывать все интересные наблюдения в свой блокнот, а доложит мне обо всём удивившем его только в последний день перед своим отъездом.

Я согласилась, взяв с него на всякий случай честное благородное американское слово об обязательности выполнения достигнутой договорённости. Крис обещал. И мой гость действительно прилежно строчил в своём блокноте каждый вечер.

Только потом я поняла, насколько хороша была идея Криса поговорить об интересующих меня вещах в последний день нашего трёхнедельного общения. Когда мы уже узнали друг друга. И стали раскованнее, откровеннее и искреннее в разговорах.

Первое, что удивило американца, так это то, что у нас такая маленькая квартира и в ней проживает столько людей.

А мы-то считали нашу квартиру просто огромной, для четверых-то человек. Обычно в ней проживает четыре человека: мой муж, я и две наши дочери. Во время пребывания нашего гостя в квартире проживало и вовсе только три человека, т.к. две наши дочери были отправлены к бабушке на всё время проживания иностранного гостя в нашей квартире.

Американец сделал любопытное наблюдение, поездив по Москве и Самаре и побывав не в одном десятке наших российских квартир. «Почему-то у вас в России улицы строятся с размахом – широкие и просторные. А сами вы предпочитаете ютиться в высотках, в тесных малогабаритных квартирках. В ваших российских квартирах совершенно невозможно иметь личное пространство, его постоянно нарушают другие люди, в него постоянно кто-то вторгается. Причём вторгаются неожиданно резко, без всякого спроса. Самое удивительное, что вас, россиян, это как будто совсем не беспокоит, вы как будто даже этого не замечаете».

Я попыталась объяснить Крису, что мы с мужем и двумя нашими детьми являемся счастливыми обладателями довольно просторной, по российским меркам, трёхкомнатной квартиры, которая нам досталась по великому везению от наших родителей. Две семьи старшего поколения (мои родители и родители мужа) приложили героические усилия, чтобы сделать нашей тогда молодой семье такой, по истине, царский подарок.

Крис ещё больше удивился, узнав, во-первых, что эта квартира нами вовсе не заработана, а, во-вторых, что это – подарок от родителей. Он несколько раз извинялся, прежде чем задать мне свой следующий вопрос: «А что вы с мужем не хотите работать? Или вы такие плохие работники, что не можете себе заработать жильё? Или, возможно, у вас плохая кредитная история, поэтому вам банк не даёт заём?»

Ну, как тут объяснишь иностранцу, что работаю я по количеству проводимых в школе часов почти на две с половиной ставки, делая ежедневно кучу самых разных дел, но получаю деньги лишь за ведение урока? И так из года в год. Хотела бы я посмотреть на учителя, который ведёт в школе только уроки и больше не делает ничего, моментально исчезая с работы с трелью школьного звонка с последнего урока. И как объяснить иностранцу, что даже если муж перестанет приходить с работы домой вовсе, ночуя прямо в офисе, ему всё равно не заработать на трёхкомнатную квартиру раньше, чем через 80 лет?

Американец продолжал: «Конечно, недвижимость везде стоит немалых денег. Но, если вы – хорошие работники, банк даст вам заём, который можно выплачивать постепенно в течение 25 лет».

Не желая развивать данную тему, я просто сказала, что у нас в России пока такая система не работает. И деньги на квартиру надо выложить сразу все 100%. «Но, давайте продолжим дальше, прямо по пунктам, записанным в вашем блокноте. Скажите, что больше всего вас поразило в нашем образе жизни?»                                 

«Больше всего, пожалуй, то, что в ваше личное, жизненное пространство постоянно кто-то вторгается, т.е. нарушает ваше «прайвиси». Но самое удивительное, что вы даже и не пытаетесь это личное, жизненное пространство защищать. Вы как будто не замечаете этих постоянных посягательств, не предпринимая никаких попыток их пресечь. И, как я понял, это даже вас нисколько не раздражает».

«Приведите конкретные примеры, пожалуйста».

«Во-первых, меня очень удивила бесконечная череда гостей, постоянно наведывавшихся в ваш дом. И просто поразительно то, что они являлись в ваш дом, насколько я понял, без вашего приглашения и даже без предварительной с вами договорённости».

«А что тут удивительного?»

«Разве можно приходить в дом к человеку, не поставив его заранее в известность о своём визите, не спросив на то разрешения или хотя бы не позвонив предварительно, не менее чем за 24 часа до предполагаемого визита? На мой взгляд, это — просто недопустимо».

«Разве так уж много было у нас гостей?»

Крис стал просматривать свои записи, и я просто ахнула от названной им цифры.

«Итак, за три недели в вашем доме побывало 36 визитёров. Правда, это не значит, что вас посетило 36 разных человек. Нет. Некоторые посетители появлялись в вашем доме по нескольку раз».

«Неужели так много?!»

«Да, я всё скрупулёзно фиксировал в своих записях, как мы с вами и договаривались в самом начале. А один день, прошлую пятницу, так и вовсе можно считать рекордным. За один вечер у вас в доме появилось 9 человек. Правда та «леди золотого возраста» (иностранцы ни за что не скажут «пожилая», это у нас есть праздник «День пожилого человека»), она заходила к вам четыре раза».

«Разве четыре раза?»

«Да, четыре. Два раза она звонила по телефону, один раз пришла и взяла почему-то соль. И ещё один раз быстро вскипятила воду, т.к. её электрочайник сломался и она воспользовалась вашим».

«А это – тётя Маша».

«Она что – ваша родственница?»

«Нет».

«Но вы сказали тётя?»

«Да, нет. Это моя соседка из квартиры напротив. Она меня вообще часто просит, чтобы я не закрывала дверь своей квартиры на замок. Ведь у нас есть общая коридорная дверь у лифта».

 «Мне показалось странным, что она столько раз вас побеспокоила, всё время вторгаясь на вашу личную территорию, и постоянно отвлекая вас от ваших дел. Кстати, за три недели её можно назвать абсолютным чемпионом. Она посетила вас 17 раз, четыре из которых вам пришлось тратить на неё более получаса вашего личного времени, бросив при этом все свои дела или прервав отдых. Насколько я заметил, вы тётю Машу поили на кухне чаем, долго с ней разговаривали и даже что-то дарили».

«Да, это я её успокаивала. У неё постоянные семейные проблемы. Ей нужно кому-то пожаловаться, выговориться. Как говорили древние мудрецы – «Сказал и душу облегчил».

«Но, как мне кажется, с подобными проблемами нужно обращаться в районный комитет по защите прав женщин и сразу принимать решительные меры».

«У нас нет местного комитета по защите прав женщин».

«Тогда следует обратиться в городской или региональный».

Я промолчала, не имея ни малейшего представления о наличии или отсутствии подобных организаций в Поволжье. Иностранец продолжал свои размышления:

«Кстати, насколько я понял, за три недели тётя Маша излагала вам свои проблемы не менее четырёх раз».

«Даже более. Я думаю, каждый раз, когда она заходила ко мне, она на что-то жаловалась. Это – правда».

«Но, за такой длительный срок, я имею в виду три недели, насколько я понимаю, не было принято никаких мер по решению её проблем. Всё осталось на уровне вербального обмена информацией. Ведь так?»

«Да какие меры можно принять за три недели! У неё эти проблемы уже более 30 лет».

«То есть как 30 лет?! А почему же она их не решила до сих пор и не решает сейчас?»

«Что тут решишь?! Муж пил, скандалил, дрался всю жизнь. Теперь сын начал вести себя точно также. Тётя Маша часто приходит ко мне просто поплакать и всё рассказать. Поплачет – легче ей. А мне её жалко. Что вы об этом думаете?» Я почувствовала, что иностранец разговорился, и уже специально провоцировала своего собеседника на откровения, хотя ситуацию с соседкой изложила правдиво. Мне очень хотелось услышать комментарий иностранца, увы! столь частой и обычной для нас, россиян, бытовой ситуации.

Мой гость замолчал. Было видно, что цифра в 30 лет его очень смутила, прямо таки сбила с толку. «Что вы об этом думаете? Скажите, только честно», – настаивала я.

«Хорошо, буду откровенен. В данной ситуации виновата сама тётя Маша. Почему она терпит всё это в течение 30 лет? Кстати, чтобы высказать свои проблемы личного характера, для этого существуют профессионалы – психотерапевты, психологи, а не соседи. Но я понимаю, возможно, у неё нет денег на оплату работы специалистов. Хотя, если она 30 лет живёт в одних и тех же проблемах, наверное, её всё это вполне устраивает. Так бывает, что человеку нравятся его собственные страдания и унижения. Правда, на сознательном уровне он этого никогда не признает, просто не осознаёт этого. Это идёт из-под сознания, т.е., скорее всего, на подсознательном уровне. И тогда человек упивается, наслаждается своими несчастьями и переживаниями. И где-то в глубине души гордится собой, какой он стойкий всё это выносить. Попросту говоря, человек играет роль страдальца».

Я молчала, изумлённая таким психологически грамотным анализом иностранца. Весь подъезд нашего дома дружно сочувствовал тёте Маше, единогласно жалея и поддерживая её. Я впервые к своему удивлению вдруг внутренне про себя осудила эту женщину. А вслух сказала: «Всё верно, Крис. Но дело, наверное, в сложившихся много веков назад национальных традициях. В России так было принято испокон веков – жена должна терпеть всё от своего мужа».

«Да, но так было, причём во многих странах, когда женщина была в полной экономической зависимости от мужчины. Сейчас же всё изменилось. Сколько раз я слышал от россиян, что очень часто женщины зарабатывают у вас больше своих мужей и иногда берут почему-то их на содержание. По крайней мере, насколько я знаю, зарабатывают они никак не меньше, а работают иногда гораздо больше. И почему ваши женщины терпят плохих мужчин? Никак не могу понять».

«Наверное, они терпят плохих мужчин, если им в жизни не встретились хорошие».

«А знаете, кто виноват в том, что ваши российские мужчины в целом хуже женщин?»

Кстати о том, что российские мужчины производят гораздо худшее впечатление, чем женщины мне сказали несколько иностранцев.

«И кто же по-вашему в этом виноват?»

«Ваши женщины. Они позволяют мужчинам быть такими».

«Что же делать?»

«Ну, я думаю, это – слишком глобальный и сложный вопрос. Он не имеет простого однозначного ответа. Но, думается мне, что начать вашим женщинам надо с того, что перестать терпеть нестоящих партнёров возле себя».

Наша беседа прервалась на несколько минут, т.к. мне позвонили с работы. Решив какие-то производственные вопросы, я с нетерпением вернулась к своему собеседнику.

«Кто вам звонил, могу я спросить?» — заговорил иностранец.

«Да это с работы. А что такое?»

«Это как раз является следующим пунктом моих записей. За три недели вам звонили с работы, и вы у себя дома решали производственные дела 12 раз. При этом вы не вели записей и не отмечали затраченное вами личное время на решение производственных вопросов. Я сразу себе отметил это, как удивительный факт».

«А для чего нужно вести подобные записи?»

«Как это для чего?! Чтобы потом вам ваше личное время, затраченное на решение производственных вопросов и проблем, было оплачено».

«Да уж, — подумалось мне. Если такое было бы в России возможно, то, во-первых, наши учителя были бы богачами, а, во-вторых, российский бюджет просто бы разорился».

«И вообще удивительно, что вам звонили с работы домой», — продолжил иностранец.

«Что же здесь удивительного?»

«То, что вам звонят с работы домой».

«Ну и …?»

«Мои бы подчинённые восприняли бы мой звонок им домой по производственному вопросу если уж не как оскорбление, то, по крайней мере, как грубое вторжение в их частную жизнь. И расценили бы поступок подобного рода как нетактичное, некорректное или, на худой конец, непрофессиональное поведение».

«Да?!»

«Конечно. Когда вам звонят с работы домой по производственным вопросам, это следует рассматривать, как вторжение в вашу частную жизнь, т.е. нарушение вашего прайвиси. А вы так спокойно воспринимали эти звонки. Более того, у вашего телефона лежит блокнот, и когда вам звонят с работы, вы туда просто записываете, что надо делать и тут же, бросая личные дела, не считаясь с потерями личного времени, начинаете всё это выполнять».

Крис прав, звонили мне домой с работы в тот период действительно часто. Но это как раз и было связано с его пребыванием. Хотя, что греха таить, звонить работнику домой по производственным вопросам у нас действительно принято. И нам это кажется нормальным. А иностранец, как оказалось, воспринял это совсем по-другому.

Между тем Крис продолжал. «Теперь вернёмся к многочисленным визитёрам, посетившим ваш дом за три недели. Мне показалось странным поведение той молодой леди – невысокая, кудрявая, темноволосая».

«А это – моя коллега Анжелика».

«Я не совсем понял, почему она мерила, а потом взяла у вас ваш костюм, пиджак с юбкой?»

«Ах, это. Ей срочно нужен был деловой костюм. А у меня как раз такой был. Вот я ей и дала надеть его несколько раз».

«Да? Как странно».

«Почему странно?»

«Я бы вряд ли смог надеть на себя костюм с чужого плеча. Даже если б мне давали его хорошо знакомые и мною уважаемые люди. Думаю, подобным же образом поступили бы большинство моих друзей и знакомых».

«А каких ещё моих гостей вы запомнили?»

«К вам в разное время приходили несколько женщин, и все они были в каких-то толи больничных, толи купальных махровых, я не совсем разобрался, халатах. Одна взяла у вас соль, другая – полбуханки хлеба, третья – две луковицы, четвёртая – два яйца. За три недели к вам в дом пришли четыре человека, которым вы без денег дали разные продукты. Но, насколько я заметил, ваши российские магазины полны самых разнообразных продуктов».

«Да, это были мои соседки. Просто на тот момент у них что-то из продуктов в доме кончалось, а в магазин идти им не хотелось. Вот они и забегали ко мне по-соседски одолжить какую-нибудь мелочь».

«Но, если им по каким-либо причинам не хотелось выходить из дома и идти в магазин, то необходимые продукты можно было бы заказать по Интернету или по обычному телефону. Разве у вас нет такой услуги, как «Доставка товаров на дом»?»

«Понятия не имею», — пронеслось у меня в голове. Но вслух я сказала другое: «Это – дорого. Они хотели сэкономить».

«Тогда это – плохая экономия», — нахмурился мой собеседник.

«Почему?» – искренне удивилась я.

«Потому что у этих леди получилась экономия за счёт других. Ведь они взяли ваши продукты, не предоставив вам взамен ни денег, ни квитанции, ни даже элементарной долговой расписки».

Да уж, всего этого мне мои соседки точно не предоставили. Правда, честно говоря, мне бы и в голову не пришло ничего такого с них спрашивать.

А мой иностранец продолжал: «И вы сами, кстати сказать, не вели никаких личных записей выданных этим леди продуктов. Как же они будут возвращать вам долги, а вдруг вы потом забудете, кто чего и сколько у вас брал?»

«А я уже и забыла», — подумалось мне, но я промолчала.

«Кстати сказать, эти леди тоже оторвали у вас много личного времени, неожиданно вторгаясь в вашу частную жизнь без предупреждения и разрешения. И потом, одна из ваших соседок приходила почти каждый день, но всегда на непродолжительный отрезок времени».

«Это кто же?»

«Вы ей всегда отдавали объедки с кухни, т.е. остатки пищи, что были не съедены нами. Я не совсем понял цель этих подаяний. Она что, такая бедная? Но, насколько я знаю, самым бедным раздают бесплатные обеды различные благотворительные и религиозные  организации».

Я улыбнулась, представив мою соседку, грызущую кости от курочки.

«Да нет же! Она приходила за объедками для своей огромной собаки, которая живёт у них в квартире вот уже семь лет».

Мой собеседник очень удивился: «Семь лет?! И что же, она к вам вот так ходит каждый день уже семь лет?!»

«Да нет! Недавно только стала», — растерялась я.

Мой гость продолжал: «Как удивительно, неужели ваши собаки будут есть всё, что осталось от человеческого стола?»

«А ваши разве не будут?»

«Не знаю, — честно ответил иностранец. Много лет держу собак, но мне и в голову не приходило, кормить их объедками от собственных обедов».

«А чем же вы кормите своих собак?»

«Специальной собачьей едой, которая продаётся в соответствующем отделе любого супермаркета».

«Но, не всегда же была такая еда в продаже?»

«Да, верно. Я помню времена, когда мы сами готовили для собак еду. Варили им разные каши, смешивая их с кусочками мяса, птицы или рыбы. Или если самим варить некогда, то такую собачью еду можно было заказать по телефону в специальной фирме, которая доставляла  её на дом владельцу собак».

«Понимаете, а если владельцу собак дорого покупать специальную собачью еду, а тем более заказывать её в фирме?» — попыталась я сопротивляться.

«Что значит, дорого?»

«Ну, т.е. для материального положения владельца собаки это является непозволительной роскошью».

«Но, позвольте, кому же в голову придёт заводить в доме животное, не сделав предварительных финансовых расчётов, сколько на это будет уходить денег и позволительно ли это для семейного бюджета?»

Я подумала: «А ведь мой гость прав. Многим моим соотечественникам даже и не приходит в голову заняться планированием предполагаемых материальных затрат перед тем, как завести животное».

А мой гость продолжал, как ни в чём ни бывало: «Да и потом, это вредно для здоровья собаки – не получать хорошо сбалансированного питания по жёсткому режиму дня. Кстати, в вашем подъезде, по всей видимости, много собак. Лай слышен то тут, то там. Меня это тоже несколько удивляет. Зачем вы подписали всем вашим соседям разрешение на содержание собак? По-моему, собакам мучительно проживать в условиях таких малогабаритных квартир».

«Конечно, мучительно. С этим я согласна. Но о каких подписях и разрешениях вы говорите?»

«Как разве у вас в стране можно завести собаку, не получив на то письменного согласия ближайших соседей? Во многих странах действует закон, по которому, чтобы завести собаку, надо собрать подписи ближайших соседей, что они дают вам на это своё согласие. Неужели вы подписали всем своим соседям по дому подобное согласие на содержание в их квартирах домашних животных?»

«У нас на это не требуется никаких согласий, тем более письменных».

«Странно. При такой скученности народа, какая наблюдается в ваших многоэтажках, собака, заведённая людьми в одной квартире, может помешать и нарушить покой других. Как же можно заводить собаку без согласия на то ближайших соседей? Ведь коридоры (он, видимо, имел в виду наши подъезды), лифты и лестничные пролёты у вас общего пользования. И в ваших дворах почему-то отсутствуют специальные площадки для выгуливания собак без ошейников».

«Да, всё верно. Но так уж у нас сложилось».

«Так значит, ваша соседка так постоянно и ходит к вам за едой для своей собаки, всё время вторгаясь в вашу частную жизнь?»

«Да нет, обычно я к ней захожу, чтобы отдать объедки для её собаки. А тут я просто занята сильно была, вот она и стала сама приходить».

«И сколько она платит вам за подобную услугу?»

«Нисколько. Мне просто нравится её собака».

Решив перевести тему разговора, я поинтересовалась у Криса, что ещё было записано в блокноте об удививших его вещах?

«Я не понял действий молодой леди – блондинки, которая к вам за три недели приходила дважды. И оба раза выполняла одно и тоже странное действие».

«А это – Светочка, секретарь директора нашей школы. Но что такого странного она вытворяла в моей квартире?»

«Во-первых, она бесцеремонно прошлась по всем вашим помещениям. И заглянула даже в вашу спальню. Как я всегда думал, доступ в спальню должен быть закрыт даже для самых близких друзей. Никакие гости дома ходить в спальню хозяев не должны».

«А во-вторых?»

«А во-вторых, она металась от одного цветочного горшка к другому, совершенно не понятно, зачем обрывая ростки, листья и ветки с ваших домашних растений».

Я уж не стала объяснять иностранцу, что красивые домашние растения были собраны в мою квартиру с разных других домов. А Светочка очень любила комнатные растения. Вот она и пришла ко мне нарвать отростков, пока я была обладательницей такой замечательной цветочной коллекции. Я попыталась просто объяснить иностранцу: «Мы так разводим домашние растения».

«Как вы это странно делаете!»

«Что же тут странного? Вегетативный способ размножения растения. Отламываешь или отщипываешь от понравившегося цветка небольшой отросток и ставишь его в воду. Через некоторое время у отростка появляются корни и его можно сажать в землю в цветочный горшок. Светочка, кстати сказать, мне принесла на обмен два чудесных отростка уже с корнями».

Мой гость восторженно произнёс: «Какие у вас глубокие познания в биологии! И откуда только вы всё это можете знать?! Ведь вы же не биолог, а учитель английского языка».

«Так что же вам показалось странным в увлечении домашним цветоводством?» — вернула я своего собеседника на интересующую меня тему.

«Странно и необычно, что вы выпрашиваете у других людей ростки, отламывая или отрывая их от уже взрослых растений. Потом идёте во двор своего дома, как я заметил, и детским совком набираете в цветочный горшок землю с ближайшего газона».

«И что же в этом странного и необычного?» — решила уточнить я, вспомнив как два назад я действительно пошла ковыряться в ближайший газон, чтобы посадить в цветочные горшки замечательные отростки с корнями, принесённые в мой дом Светочкой – секретарём. Надо же мой гость даже это заметил! А мне казалось, что в тот момент он был очень увлечён беседой с моим мужем. А иностранец – внимательный, однако!

«Крис, что вам в этом процессе показалось необычным?»

«Весь процесс мне кажется необычным. Ни одна из наших женщин, увлекающихся домашним цветоводством, не стала бы таким вот образом рассаживать или разводить комнатные растения».

«Почему?» — незамедлительно последовал мой вопрос.

«Во-первых, к чему затруднять своих знакомых, уродуя при этом их коллекцию домашних растений. Может быть, им и не хотелось этого, но неловко вам отказать, т.е. тем самым вы ставите своих друзей и знакомых в неловкое положение. Да и потом, зачем обрывать растущие растения, кстати сказать, не имея никаких гарантий, что ваш росток, безжалостно оторванный от материнского куста, приживётся. Во-вторых, просто очень долго ждать, пока из этого малюсенького роста вырастит большое красивое растение. Да и зачем все эти хлопоты, когда любые цветы можно купить в специализированном цветочном магазине или заказать по Интернету, или приобрести в обществе любителей домашнего цветоводства. Наверняка, у вас такое имеется».

Пока я лихорадочно соображала, где мне в моём микрорайоне найти кружок любителей комнатных цветов, Крис продолжил свои объяснения: «А уж с землёй для домашнего цветоводства и вовсе вы поступаете неразумно. Зачем идти куда-то, копать землю сомнительного качества и не удобрённую. Кстати, за это ещё и штраф заплатить можно за нарушения газонного пейзажа. К чему такие сложности, когда в том же цветочном магазине продаётся специальная земля не просто для комнатных растений, а она ещё и подразделяется на землю для фиалок, землю для кактусов и т.п.».

Желая привести неоспоримые экономические доводы, я чуть было не сказала, что это всё в специализированных цветочных магазинах стоит немалых денег. Но вовремя остановилась, испугавшись, что иностранец, как и в случае с собаками, мне возразит, что прежде чем заводить дома комнатные растения, нужно составить точный экономический анализ и просчитать финансовую целесообразность сего предприятия. И вообще нечего мучить комнатные растения! Поэтому я деликатно промолчала и снова перевела наш разговор на другую тему.

«Ну, хорошо. С комнатным цветоводством понятно. Давайте перейдём к следующему пункту, записанному в вашем блокноте», – бодро и решительно сказала я.

«А следующий пункт у меня такой. Насколько я знаю, человеку какое-то время суток или часть дня нужно непременно находится одному, в тишине и покое, чтобы снять с себя напряжение дня или целой недели. Насколько я заметил, ваши люди почти всегда и всюду живут плотной коммуной или тесным сообществом. Уединение почти не наступает. Но это очень плохо для нервной системы человека. Он просто обязан для собственного здоровья некоторое время посвящать себе, и чтобы никто из окружающих этого процесса ни в коем случае не нарушал».

«Так прямо и обязан?!»

«И потом, я заметил, что вы, россияне, всё делаете в очень быстром темпе. Всё на самом деле очень быстро. Даже движения у ваших людей какие-то резкие и стремительные. При таком ритме жизни человек устаёт не столько от работы или самой жизни, но от того бешеного темпа, в котором он постоянно существует. По-моему, так тоже нельзя. Также как и нельзя одновременно делать несколько дел, чем вы, россияне, очень часто занимаетесь. Это надрывает нервную систему человеческого организма: внимание становится рассеянным, восприятие вялым, многие поведенческие реакции неадекватными, нервная система расшатанной и вся иммунная система организма в целом ослабленной».

«О, Крис! Какие глубокие познания медицины и психологии! И какой тонкий психотерапевтический анализ! А ведь вы – не врач, а школьный учитель и администратор!»

«Ха-ха! Смешно! Вы мне отвечаете моими же словами. Я действительно не врач. Я просто много лет преподаю детям в летних лагерях «Науку выживания». Есть у нас такой учебный предмет, который мы с ребятами изучаем летом, в полевых условиях, на природе».

«Эх, нам бы, российским школьным учителям, поучить такой предмет!»

«Да, знаете, если обобщить, то мне ваша жизнь показалась более интенсивной, напряжённой и менее предсказуемой, чем наша. А ещё у вас гораздо меньше удобств, но больше общения. И у вас в жизни, практически, отсутствует прайвиси, тишина и уединение».

«Спасибо, Крис. Вы во всём абсолютно правы», – завершила я дежурно-вежливой фразой нашу продолжительную беседу.

Просто пожелание: Записка от дочери: «Я пришла домой, а дома – никого нет. Ну, я и ушла».
Пусть у вас тихими (и не очень!) семейными вечерами всегда все будут дома.
И пусть про вас никто и никогда не сможет сказать: «У неё —  не все дома». Потому что у вас действительно всегда все будут дома. И вы никогда не будете одинокими.

 ◊><◊><◊><◊><◊

Любвь россиян к даче и природе
с точки зрения иностранных гостей

Россияне – почти все удачливые люди. Знаете почему? Они полгода находятся у дач, у своихдач. Ох, уж эти наши российские дачи! Ну, как объяснить иностранцу – что это такое?! Тема дач – очень сложная. И на эту тему с иностранцами лучше не говорить, потом так запутаешься с объяснениями, что сам не рад будешь начатому разговору.

Однажды везли мы иностранца из аэропорта в город. Маршрут наш как раз пролегал мимо большого дачного массива. Кругом — привычные нашему глазу дачные летние домики: где кирпичные, где деревянные. Иностранец внимательно смотрел в окно. Потом спрашивает: «Что это за дома?» Ну, как ему объяснить, что это – дачи россиян. Правда, теперь в английский язык пришло русское слово «DACHA». Но, всё равно, надо растолковывать, что это понятие обозначает. Я отвечаю: «Это – летние коттеджи россиян». Иностранец, немного подумав, спрашивает: «А что, у ваших людей есть ещё и зимние коттеджи?»

В другой раз привезли мы одного англичанина к нам на нашу российскую дачу. Крис привёз в нашу школу делегацию школьников из Великобритании. До этого он уже бывал в России и кое-что слышал о российских дачах, поэтому хотел непременно побывать на самой настоящей российской даче. Когда директор нашей школы спросил Криса, что ещё он хотел бы посмотреть в России, тот высказал своё желание посетить российскую дачу кого-нибудь из учителей школы. Ответственной за данное мероприятие назначили меня.

Приезжаем к нам на дачу. Крис всё ходит, смотрит. Время было – начало мая. А в тот день у нас на участке молодые кустики помидор были покрыты кульками из газет. За день до этого наша бабушка постаралась. Всем россиянам понятно зачем – от майских морозов. Пока муж развлекал иностранца, я, внутренне про себя ахнув, быстро стала снимать бумажные кульки с помидорных кустов. Но, не тут то было, зоркий иностранный гость всё разглядел. После недолгих объяснений он, по-моему, оценил гениальность россиян.

А тут наша соседка по даче вышла на свой участок. В тот день у неё по плану была посадка моркови. Вы знаете, как сажают морковь в нашем дачном массиве? Просто и гениально. Объясняю детали. Если семена моркови просто сыпать на приготовленную заранее почву, получается слишком частый посев. Молодую посадку приходится потом прореживать. Во-первых, это долго по времени, во-вторых, надо ползать, что называется «на карачках». В-третьих, семена сейчас хорошие по качеству и недешёвые по цене. Жаль, если пропадают зря. Вообще, семена моркови – очень мелкие. Сажать их по одному, да ещё на некотором расстоянии друг от друга – сложно и долго. Неизбежны потери посадочного материала.

Так вот, наши российские дачники придумали такой способ. Они берут… –что бы вы думали? Рулон самой тонкой туалетной бумаги. Варят слабый клейстер (вода с мукой). И, сидя дома, комфортно, за кухонным столом, аккуратно наклеивают каждое семя на нужном расстоянии на туалетную бумагу этим клейстером. Дают всему этому немного подсохнуть, и сворачивают бумагу с приклеенными семенами в рулон, но не туго.

Потом, наши трудяги-дачники выходят на свои грядки и разворачивают рулоны исклеенной семенами туалетной бумаги, раскладывая её ровными параллельными линиями прямо по грядкам приклеенными семенами к земле. Всё! Причём, так сажают не только морковь, но и укроп, петрушку и др.

После полива или дождя бумага размыкает, клейстер растворяется и смывается. И грядка стоит аккуратная. Кстати, пока бумага не размоется, она ещё создаёт небольшой парниковый эффект. Она согревает землю с семенами, от чего они прорастают лучше, чем на обычной грядке. Итак, грядки, что называется, цветут и пахнут. И не надо ничего прореживать, ползая по грядке, и уничтожая при этом, молодую крепкую зелень.

Так вот, вернёмся к нашему иностранному гостю на российской даче. Только он переварил полученную информацию о том, как спасать молодые кустики помидор во время майских морозов, ходит довольный по нашей даче, любуется на молодую свежую майскую зелень. И тут вдруг видит, что на соседнем участке какая-то женщина бодро и шустро раскатывает по своей даче рулоны туалетной бумаги. Причём, кладёт их ровно, параллельно друг другу, ряд за рядом. После некоторого молчания, наш гость, наконец, нашёлся и спросил: «А что делает вон та российская леди на своей земле?» Что-что! Пришлось объяснять.

Наш гость долго ничего не мог понять. Потом я попросила у «той российской леди», т.е. у своей соседки по даче, кусок туалетной бумаги с аккуратно наклеенными на неё семенами моркови. Иностранец долго вертел в руках этот кусок туалетной бумаги, восхищённо отковыривая ногтем от неё семена. Чуть позже, когда мы пили чай на веранде, он нам вдруг сказал: «Вы так здорово покрываете молодые помидоры газетной бумагой, спасая их от холодов. Я знаю, что в России очень суровый климат. А это – просто гениальный и удивительно экономичный метод. Парник стоит дорого, а ваш метод не требует никаких материальных затрат. Ведь вы, наверное, берёте бесплатные рекламные газеты».

После некоторой паузы он продолжил: «А та российская леди так удивительно просто и талантливо сажает морковь. Это – два, по истине, гениальных изобретения, беспрецедентных по своей экономичности. У меня только один к вам вопрос. А вы запатентовали эти чудесные изобретения?»

Ну что тут ответишь иностранцу?! Если уж так, то у нас всю страну надо запатентовывать!

Хорошо ещё, что мы ему не рассказали, когда и зачем мы – россияне – приходим на наши дачи впервые после зимы. И что значит – «набивать бак снегом». Он бы, вообще, ошалел от того, какие великие изобретатели россияне, и как они экономят пресную воду, зная, что запас её на земле невелик.

Однажды мы на свою дачу привезли немца из Западной Германии. Это тоже  было поручение от моей работы. Мероприятие называлось «Выходной день в семье российского учителя». Что ж, задание получено, надо его выполнять. Вот мы и распланировали весь день: едем на дачу, потом с дачи идём на речку купаться (есть в Самарской области река Сок, которая впадает в Волгу), потом тихий час, а вечером – шашлыки на свежем воздухе. В тот день иностранец задал нам много интересных вопросов.

Вторая половина августа, время урожая, кругом плоды. Сначала наш гость с удивлением ходил по нашему участку и внимательно осматривал грядки с луком, морковью, болгарским перцем, помидорами и т.п. Неизгладимое впечатление на него произвела тыква, листва которой вилась по забору, а тыковки лежали на земле вдоль забора. Чуть ли не половина плёнки была затрачена на наши тыквы. Довольный немец даже трогал разные плоды руками. Потом радостно заявил нам, что всё это уже видел в Ботаническом саду. Мы удивились этой его фразе. А наш гость между тем спросил: «Вы что, увлекаетесь садоводством и овощеводством?» Мы сказали ему, что у нас почти вся Россия этим увлекается.

Позже, оказавшись в Германии в Ботаническом саду, до меня дошёл смысл фразы моего немецкого гостя: «Я это уже видел – в Ботаническом саду». Дело в том, что в Западной Германии не принято выращивать овощи и фрукты самим. Их принято, как вы, вероятно, догадываетесь, покупать в супермаркете. Поэтому для немцев вид грядок и деревьев с плодами — это почти экзотическая картинка. Но у них в Ботаническом саду есть раздел «Овощеводство», где вы можете видеть, как растут разные овощи. Эти грядки всегда пользуются неизменным успехом среди посетителей сада. Немцы любят возле них фотографироваться. В наше посещение немецкого Ботанического сада особенно много народа толпилось возле грядок с тыквами. Немцы приседали возле больших тыкв, аккуратно отодвигали большие листья, чтобы было хорошо видно плод, и фотографировались на фоне тыкв с лучезарными улыбками.

У нас в России, по-моему, несколько иное отношение к тыквам. Вспомним, к примеру, «почесать тыковку» или «постучать по тыковке» — это о пустой голове. Или эпизод из детства моей дочери. В детском саду распределяли роли к празднику осени. Все дети были овощами и фруктами. Мою дочь назначили тыквой. Её подружка, которой тоже 5 лет, подходит к ней после недавней ссоры и спрашивает: «Ты кем на празднике будешь?» Дочь отвечает: «Тыквой». Подружка: «Так тебе и надо!» Дочь от обиды расплакалась.

Дело, конечно, не в тыквах, а в отношении к природе и её дарам. Тогда на нашей даче немец исщёлкал две полные фотоплёнки. Ведь надо было заснять все имеющиеся в саду плоды. Наш гость сказал, что дома сделает тематический фотоальбом «Увлечение россиян».

Особенно понравились немцу на нашей даче… червивые яблоки. Он их бережно поднимал с земли, клал на садовую скамейку на листок, специально для этого приготовленный, и фотографировал крупным планом, предварительно спичкой растревожив червячка в его яблочной норке, чтобы он высунулся наружу. Наверное, надеялся, что червячок лапкой помашет перед объективом. Получалось высокохудожественное фото. Вы представили?

Когда мы спросили нашего гостя, почему его так интересуют черви и червивые яблоки, он ответил, что, вообще, в восторге от дикой природы, но никогда прежде не видел червивых яблок. И не знал, что в яблоках могут жить такие маленькие симпатичные серо-розовые гусеницы. А ещё они такие скользкие и мокрые – просто чудо!  Он был просто в восторге от сделанных кадров.

При дальнейшем разговоре выяснилось, что наш гость в последнее время увлёкся макрофотосъёмкой. Он в своей Германии даже закончил специальные курсы по макрофотосъёмке. Он с гордостью сообщил нам, что лучшим кадром у него был тот, где бабочка села на оправу очков его жены, и он успел (о, счастье!) это сфотографировать.

«Вы не заканчивали специальных курсов по макрофотосъёмке? Нет. Поэтому вы и не замечаете поэтичной красоты червивого яблока».

И наш гость стал рассказывать, как ему однажды крупно повезло в фотосъёмке. Как-то раз он после дождя вышел на балкончик своего немецкого дома и (о, удача!) увидел паучка, который спускался откуда-то с крыши или, может быть, с рядом стоящих деревьев. Паучок вил паутину на глазах у изумлённого немца. Вот это действительно была большая творческая удача! Ну, да вы можете себе представить: увидеть живого паука, да ещё делающего паутину! Немец аккуратно на цыпочках, чтобы не вспугнуть паучка, вернулся в комнату, взял фотоаппарат и опять вышел на балкончик.

По словам немца 1,5 часа он любовался паучком и занимался макрофотосъёмкой. Потом немец доверительно рассказал нам, что, глядя на паутину и ползущего по ней паучка, его потянуло на философствование. Он представил, что люди вот так движутся по «паутине жизни».

Итак, господа, давайте-ка увлечёмся макрофотосъёмкой и потом увлечём всех своих друзей. И, может быть, тогда нам откроются секреты мирозданья…

Позже, оказавшись в Германии, мы постоянно чувствовали, что у нас и у немцев отношение к природе, восприятие её даров – совсем разное.

В небольшом городке Хэрфорд возле частных домов немцев иногда встречаются плодово-ягодные деревья и кустарники. Там росла, например, яблоня-ранетка. Она вся была усыпана маленькими розовыми яблочками. Так немцы выносили из своих домов белые (!) кресла, ставили невдалеке от этой яблони, садились и любовались деревом с яркими плодами среди густой листвы.

Яблоки постепенно опадали. Как вы думаете, что делали немцы? Они их сгребали, собирали в пластиковые пакеты и выбрасывали в мусор. Потом шли в магазин, покупали себе яблоки. А вернувшись домой, опять садились на свои белые кресла любоваться на яблоню.

К сожалению, это всё быстро закончилось. Ведь мы в Германии были с группой наших российских школьников. Как вы думаете, что сделали они с этой яблоней? Стрясли все яблоки и съели, разбросав кругом огрызки.

Потом немец, у которого жили мы – две учительницы – осторожно и вежливо спросил: «Для чего ваши дети разбрасывают огрызки от яблок по земле?» Мы так растерялись и от стыда не знали, что сказать. Ведь в каждом действии человека должен быть какой-то смысл. Но наш немец сам нашёл разумное объяснение: «А, вероятно, им на уроках биологии объясняли, что органический мусор – это удобрение для земли, т.к. он постепенно превращается в перегной, тем самым, обогащая почву».

«Да-да», – только и смогли вымолвить мы. А немец продолжал: «Но, разве у вас не выпускаются специальные удобрения для почвы для каждого вида растений?»

В этом же немецком городке ещё был у нас случай с грибами. Прошёл ливневый дождь, и на одной лужайке перед немецким домом выросла семейка грибов. Немцы стали ходить на эту лужайку фотографироваться вприсядку с грибами и любоваться ими.

Вдруг грибы пропали. Чуть позже мы выяснили, что в одном из соседних домов жили эмигранты из России. Они, оказывается, сорвали (не срезали!) все грибы и сварили грибной суп. Любят наши люди всё сдирать, стрясать, обрывать.

Мы прозвали Германию «Страной непуганых птиц и рыб». Птицы и рыбы у них кругом: в парках, скверах, прудах, каналах. И никому в голову не приходит их ловить. Всю живность люди только кормят с рук и любуются ею. Поэтому вся живность эта совершенно не боится людей, а наоборот с удовольствием приближается к человеческим рукам, буквально вырывая из них приготовленное угощение.

Так было с нами, когда мы неожиданно для себя стали кормить с рук огромных рыб, плавающих в одном из немецких прудов в центре парка. Мы стояли на мостике, рыбы подплывали к нам, высовывали из воды свои головы и ртом выхватывали из наших рук шоколадные вафли (!), у нас ничего другого с собой не было.

Это потом мы узнали, что специальный корм для птиц и рыб можно купить в специальных ларьках. Никому из отдыхающих даже в голову не приходило ловить какую-либо живность в парке.

Вообще, с рыбалкой в Германии большие сложности. Рыбачить можно только в строго определённых местах, в строго определённый сезон, купив при этом разрешение, своеобразный билет рыбака, что очень, кстати, недёшево. Дешевле купить рыбу в супермаркете. Но немцам важна не пойманная рыба, а сам процесс рыбалки, общение с природой и любование её красотой.

А для рыбалки существуют правила, которые точно в см предписывают, какую рыбу, если вы её случайно поймали, следует осторожно, чтобы не повредить рыбе рот, снять с крючка и отпустить обратно в водоём. Немецкие рыбаки-любители часто берут с собой на рыбалку специальный прибор, что-то вроде линейки, для измерения пойманной рыбы, чтобы точно определить, отпускать ли эту рыбу обратно в водоём.

Спасибо ещё, что закон не предписывает сделать рыбе искусственное дыхание и прямой массаж сердца.

Я так подробно описываю всё это, чтобы понять вопросы нашего немецкого гостя, оказавшегося в августе у нас на даче. Итак, истратив две фотоплёнки на наш плодоносящий сад и огород (заслуга, кстати, наших родителей и бабушки, а не наша), мы повели нашего гостя на небольшую речку Сок, которая впадает в Волгу.

Места там очень живописные, природа – чудо. Издалека видны Жигулёвские горы, раскинувшиеся по ту сторону Волги. На реке Сок всегда много рыбаков. Они рыбачат и с берегов, и с упавших в воду огромных деревьев, а также с резиновых и с моторных лодок.

Так вот, наблюдая всё это, немец нас спрашивает: «Как же ваши рыбаки прямо на глаз определяют размер пойманной рыбы? Они её совсем не измеряют. И неужели у вас здесь водится только крупная рыба? Ваши рыбаки совсем не кидают пойманную рыбу обратно в воду».

Потом наш дотошный гость ещё долго наблюдал за рыбаками. «Чем ваши рыбаки подкармливают рыбу?» — спросил немец. Мы не знали, как по-немецки будет «варёная перловка», поэтому слукавили, ответив: «Специальной подкормкой. У рыбаков свои секреты».

«Да-да, — обрадовался немец. – У нас тоже в специализированных зоомагазинах продаётся специальная подкормка для разных рыб».

Оказывается, чтобы не перепутать, какой рыбе, какую подкормку давать, пакеты с разной подкормкой выпускаются разного цвета. Нашему человеку такие подсказки ни к чему, он и так таких элементарных вещей не путает!

 ◊><◊><◊><◊><◊

 

Общение с эмансипированной женщиной
или
как я варила щи с американкой

 Однажды гостила у нас дома школьный администратор и учитель французского языка и латыни из Америки – очень симпатичная и приятная дама средних лет – Стейси. Естественно, что мы – преподаватели английского языка — развлекали нашу гостью, как могли. Как-то мы сходили с ней в русский ресторан «Жили-были». Стейси пришла в восторг от того, что в ресторане надо было подходить к деревянной, старой русской телеге, на которой были расставлены кушанья в русском стиле и набирать самим какую хочешь еду. Ещё ей очень понравились дубовые столы и стулья, кафтаны и сарафаны официанток, и оркестр русских народных инструментов, игравший весь вечер на небольшой сцене ресторана. Но совершенно неизгладимое впечатление произвела на неё русская национальная кухня. Особенно полюбились ей щи, блины, солёные огурцы из бочки, пельмени и пироги.

Через несколько дней, всё ещё вспоминая этот ресторан, Стейси попросила меня научить её готовить что-нибудь из русской кухни. К примеру, щи, т.к. они ей очень уж запомнились. Как оказалось, горячий жидкий суп она ела в последний раз 15 лет назад у своей подруги, предварительно растворив пакетик сухой смеси в кружке с горячим кипятком.

Стейси захотела пройти со мной весь процесс приготовления русских щей от начала до конца. Она попросила меня в точности соблюсти все этапы, которые проходим мы, российские женщины, при приготовлении этого русского национального блюда. Ну что ж, я согласилась на этот любопытный эксперимент, лишь предупредив её, что будет не просто. И, возможно, она очень устанет к концу задуманного предприятия. А я в свою очередь попросила её говорить мне, что её удивит и, что ей не понравится. Говорить честно и без стеснения. Стейси была полна энтузиазма и согласилась на всё.

Первое удивление она испытала, когда я сообщила ей, что щи в российских семьях почти всегда за редким исключением варят женщины. «А почему? — спросила она. То есть вы готовите и едите щи только, когда наступает очередь женщины готовить семейный обед? А что же готовят ваши российские мужчины, когда их вахта стоять на кухне?»

Я терпеливо объяснила своей иностранной гостье, что у российских женщин почти бессменная и нескончаемая кухонная вахта. Стейси, сбитая с толку, попыталась меня понять: «Ну, хорошо, вы, видимо, говорите о неработающих женщинах, т.е. женщинах – домохозяйках». Они их называют «housewife».

«Да нет, — возразила я. Речь идёт об абсолютном большинстве российских замужних женщин, не зависимо от того, работают они или нет».

Стейси продолжила свои размышления вслух: «А, понятно, у вас в России – разделение домашнего труда: готовят только женщины, а, следовательно, наводят порядок во всём доме и следят за соблюдением этого порядка мужчины. Верно?»

«Нет».

«Значит, мужчины ходят по магазинам за продуктами и занимаются стиркой белья?» — попыталась угадать моя гостья.

«Да нет же! У нас в России всё по дому делают в основном женщины, не зависимо от того, работают они или нет».

«А, поняла, вы, российские женщины, так любите заниматься домашним хозяйством. Знаю, читала, вы даже считаете, что домашняя пища гораздо вкуснее ресторанной. Видимо, поэтому вы не любите ходить с семьями по ресторанам, хотя бы субботними вечерами. Я читала, что вы, россияне, предпочитаете пищу домашнего приготовления, не взирая на затраты времени и личных физических сил, потраченных на её приготовление».

«Стейси, это — не совсем так. Мы не ходим семьями по ресторанам чудесными субботними вечерами, т.к. у нас на это не хватает денежных средств. Рестораны и кафе для нас – слишком дороги».

«Но, тогда, почему же вы не делите с вашими мужчинами поровну всю домашнюю работу? Ведь если подсчитать стоимость продуктов для домашнего приготовления пищи на всю семью, ваше личное время (ведь сколько-то же стоит час твоего рабочего времени!) и затраченные при этом силы вместе с приобретённой усталостью. Кроме того, время, затраченное на домашнее приготовление пищи оторвано от общения с детьми, а это дорогого стоит. Так получится, что домашняя пища обходится семье дороже ресторанной. Плюс электроэнергия плиты, посудомоечной машины и других бытовых приборов, а также стоимость моющих средств…» — продолжала подсчёты Стейси.

«Увы, мои временные затраты и усталость в расчёт никем не берутся. А посудомоечных машин у нас почти ни у кого нет».

«Так кто же тогда будет вручную мыть посуду после домашнего приготовления пищи на целую семью и после семейной трапезы? Наверное, мужчина?»

«Боюсь, что вся эта работа опять ложится на женские плечи».

«Но почему вы терпите таких мужчин?! Это – не справедливо, так разделять, а, вернее, не разделять совсем, семейные обязанности!»

Из-за глобальности вопроса, я не нашлась, что ответить, а моя иностранка продолжала.

«Ни одной американке в голову не придёт, вести все домашние дела одной. Она всё разделит точно пополам с мужем и будет зорко следить за тем, чтобы ей не пришлось ничего делать больше, чем её мужу. И делать все домашние дела они будут в порядке строго фиксированной очерёдности». Я лишь молча вздохнула.

Но моя гостья всё не унималась: «Кажется, я знаю объяснение, почему российские женщины всё это терпят. Я неоднократно слышала и читала про «загадочную российскую душу» и высокие духовные качества ваших людей. Наверное, ваши женщины так сильно и беззаветно любят своих мужчин, просто любят и всё. Поэтому они, видимо, так за ними ухаживают».

«Видимо. Но, Стейси, давай всё же вернёмся к щам, и не будем затрагивать глобальных проблем. Обсуждать мы их, конечно, можем, но решить здесь, у меня на кухне – вряд ли».

«Да, это – очень сложно. Вам нужно организовывать женские движения, поднимая всех ваших женщин на борьбу за свои права».

«Так, Стейси, — решила я вернуть свою гостью с небес на землю, — всё же давай займёмся щами. Или ты уже передумала готовить русские национальные блюда?»

«Нет, нет, что ты! С чего мы начнём?»

«Я думаю, с похода на ближайший рынок за продуктами. Ведь ты хотела всё сделать так, как делают российские женщины».

«Да, да! Обязательно. Прямо сейчас и поедем на ваш рынок».

«Только, Стейси, на рынок, мы не поедем, а пойдём пешком».

«Как пешком? Разве у вас нет машины?»

«Есть. Но, во-первых, муж на ней уехал на работу. А во-вторых, наши российские женщины на машинах на рынок за продуктами не ездят. Поэтому, Стейси, для чистоты эксперимента, мы просто обязаны пойти на рынок пешком».

«Нужно взять с собой сумку-тележку на колёсиках, чтобы было легче тащить продукты», — ухватилась за последнюю соломинку Стейси.

«Нет, Стейси. У нас с такими тележками только старые бабки за продуктами ходят. Да и нет у меня такой сумки. Большинство российских женщин обходится без всяких тележек».

«Слушай, у меня впечатление, что в вашей стране как будто всё специально сделано так, чтобы усложнить женщине жизнь. И почему, вы – российские женщины – это всё терпите?!»

Я промолчала. А моя гостья продолжала: «Хотя я читала, что российские женщины просто необычайно терпеливы. Они иногда терпят даже побои и пьянство своих мужей. Но, как такое может быть?! Это же унижение женщины и прямое нарушение её прав».

«Так, Стейси, не будем отвлекаться от щей».

Мы составили список покупок, которые нам предстояло сделать, и отправились на ближайший рынок. Здесь Стейси поджидало ещё одно удивление-разочарование.

«И почему у вас овощи продаются в таком грязном виде и не расфасованными, и не упакованными?!»

«Расфасованные тоже есть, в супермаркетах. Но они дороже. А что до грязи, так мы её дома отмоем. Это – не сложно. Да это и не грязь вовсе, а земля-матушка», – спокойно парировала я. Но Стейси не успокоилась: «Да, но это опять затраты сил и времени женщины — мыть такие грязные овощи. И потом, после этого придётся ещё мыть раковину в кухне. Это кто — тоже женщина должна делать? От этого цена дома приготовленной пищи опять возрастает».

«Ну, дорогая! Ты уж всякие мелочи считаешь!» — воскликнула я.

«Ничего себе мелочи! Принести на себе такую груду ужасно грязных овощей, перемыть их все, а потом ещё и всё вокруг, что они запачкали. Да ещё раковина может засориться, придётся платить сантехнику. И это всё – мелочи?! Но ведь вся наша жизнь состоит из мелочей, которые могут её отравить. Или, наоборот, из мелочей, которые нас радуют».

«Успокойся, вызывать сантехника не придётся. Наши российские женщины умеют решать такие мелкие бытовые проблемы сами, без сантехников и мужчин».

«Это как же, интересно знать, можно самой почистить засорившуюся кухонную раковину?!» — искренне удивилась моя собеседница.

«Я тебя позже научу», — успокоила я её.

Итак, мы вместе со Стейси купили мясо, картошку, капусту, лук, морковь, бутылочку подсолнечного масла, банку томатной пасты, баночку сметану, чеснок и хлеб. Вроде бы и не много, но когда мы со всеми покупками вернулись домой, Стейси выглядела чуть-чуть усталой. Тем не менее, после чашечки горячего кофе, выпитого с превеликим удовольствием на моей российской кухне, Стейси бодро предложила: «Давай я всё буду делать сама, иначе я не освою вашу российскую кулинарию. Ты мне только всё объясняй и говори, что и как надо делать».

Я с радостью согласилась, напомнив ей о своём условии: «А ты мне честно говори, что тебе покажется странным и необычным. Говори всё, без всякого стеснения. Ладно?» На том мы и порешили.

Первым делом Стейси вымыла мясо и поставила на плиту вариться мясной бульон. Здесь её опять ожидало некоторое разочарование. Оказалось, что у моей российской электроплиты отсутствовал простейший таймер, и плите невозможно было задать ту или иную программу. Стейси очень этому удивилась. Она не знала, что в наше время всё ещё выпускают кухонные плиты без таймеров и программирования.

«Как же я узнаю, когда мясной бульон будет готов?»

«Ничего страшного, — успокоила я её. Мы будем на него всё время посматривать. И о его готовности будем судить по его внешнему виду. Не волнуйся. Разберёмся».

Потом она с изумлением обнаружила, что на моей российской электроплите отсутствует рычажок с цифрами, обозначающими разный температурный режим при приготовлении пищи. Вообще-то говоря, все четыре рычажка имелись, но они позволяли, как мы говорим, «прибавить огонь» или «уменьшить огонь». Но прибор, который бы контролировал силу жара и поддерживал заданный температурный режим, отсутствовал напрочь.

«Как же ты можешь готовить на такой плите?! Ведь разные продукты варятся-жарятся до степени готовности в разном температурном режиме. Как же ты это определяешь без прибора?»

«Не волнуйся. Определим на глазок. А сейчас, пока варится мясной бульон, ты, Стейси, должна заняться овощами».

«Так чем мне заниматься? Бульоном или овощами? Я не могу делать несколько дел одновременно».

«Не можешь – научим! Ты мой и нарезай овощи. Но при этом время от времени поглядывай на варящийся бульон». 

«Это – сложно. Я буду в постоянном напряжении. И мне придётся скакать туда-сюда. Ведь у тебя нет на плите прибора, который сообщил бы мне о готовности мясного бульона, или о необходимости прибавить или убавить огонь».

«Ничего страшного. Вперёд, к овощам. Я же буду тебе во всём помогать, следить за бульоном, например».

Стейси приступила к мытью овощей. Они оказались действительно очень грязными, все – в жирной чёрной земле. После того как моя иностранка помыла в моей кухонной раковине картошку, морковь, свёклу и сполоснула капусту, она стала чистить овощи, бросая при этом все кожурки прямо в раковину.

Раковина засорилась и всё грязь пошла верхом. Стейси пришла в ужас. Я мигом бросилась в туалет и принесла оттуда вантуз – нехитрое устройство, знакомое каждой российской женщине с детства. И я начала энергичными движениями прочищать засорившуюся раковину. Стейси в изумлении отступила на два шага назад и, как мне показалось, любовалась мною.

Продолжая работать, я стала ей объяснять: «Стейси, это произошло потому, что ты смыла в раковину слишком большие отходы от овощей».

Как, — снова удивилась гостья – Разве у тебя не работает вмонтированный под раковиной прибор – «измельчитель остатков пищи» — чтобы в трубах не образовывалось засоров?!»

«Что?!» – в свою очередь удивилась я, когда поняла о чём шла речь. Я не то что не имею на своей кухне подобного прибора, но, скажу честно, даже ни разу до этого никогда о нём не слышала и в глаза не видела. Даже не представляю, как он выглядит.

Моя иностранка долго мне объясняла принцип работы чудо-прибора. Да, чего только не узнаешь при общении с иностранцами! Пока мы обсуждали чудо-прибор, именуемый «измельчителем пищевых отходов», у нас наш мясной бульон начал сильно кипеть и выплёскиваться прямо на плиту. Мы отставили в сторону кастрюлю с бульоном и начали мыть плиту. Стейси ворчала: «А если б в плите были вмонтированы приборы, такие как таймер и термометр с программированием разных температур, то этого бы не произошло».

Потом Стейси приступила к нарезанию овощей. Здесь её опять ждало сильное разочарование. У меня на кухне не было ни кухонного процессора, ни измельчителя, ни электро мясорубки, ни электрического консервного ножа. Всё нарезать Стейси пришлось вручную, чем она была очень недовольна.

Нарезая разные овощи, Стейси высказала очередное недовольство: «Почему у вас нет мерных стаканчиков разного размера? Как можно всё в приготавливаемое блюдо класть на глаз?! Это – совершенно ненаучный подход! У нас в любом магазине продаются такие специальные наборы мерных чашек и стаканчиков, соединённых вместе на их длинных рукоятках. И также наборы мерных ложечек разного объёма и размера. Это ведь так просто и удобно! Не надо каждый раз думать и сомневаться, сколько чего положить в приготавливаемое блюдо. Отмерил и всё!»

Продолжая нарезать все овощи вручную, Стейси повторила ещё раз: «И почему надо мучиться чистить и нарезать всё вручную, если с этим прекрасно справляются разные умные бытовые машины?!»

После того как все овощи были, наконец, начищены и нарезаны, мы приступили к приготовлению зажарки. Стейси была очень недовольна тем, что ей пришлось резать репчатый лук, обливаясь при этом слезами. Она не удержалась от замечания по этому поводу? «И зачем надо так мучительно нарезать лук со слезами, когда можно пользоваться солью, ароматизированной луком. Или можно было бы открыть баночку с маринованным луком».

«Так не вкусно будет!» — возразила я своей гостье.

«Да почему не вкусно?! Всё тоже самое. Лук – он и есть лук!»

«Но русская традиция приготовления щей будет нарушена. Ты же хотела освоить русскую национальную кухню».

«Ну ладно, ладно! Ради этого я готова поплакать».

Через несколько минут, когда с луком было покончено, Стейси стала натирать на тёрке морковь. И она снова начала ворчать: «Моя бабушка называла таким образом приготовленные овощи — «салат с ногтями». Ну, зачем тереть овощи вручную на тёрке доисторическим способом, когда в любом супермаркете можно купить набор нарезанных, нарубленных и вообще каких угодно овощей уже готовых к употреблению?! Причём такие наборы продаются и свежими в герметичной упаковке, и в быстро замороженном виде. Купил любой набор в нужном тебе виде, в какой хочешь упаковке – и всё, клади в кастрюлю. Я лично предпочитаю вакуумные упаковки».

Я пропустила мимо ушей последний монолог Стейси и стала ей самозабвенно рассказывать про суповую зажарку.

«Стейси, зажарка для щей готовится отдельно на сковородке. Сначала наливаем на сковороду немного подсолнечного масла. Затем кладём в него мелко нарезанный репчатый лук и обжариваем его в этом масле. Затем в поджаренный лук добавляем тёртую на тёрке морковь. И всё это смешиваем и опять обжариваем. Потом во всё это добавляем несколько ложек томата, чуть-чуть порошка перца, лавровый лист, мелко нарезанные корни петрушки или какой-нибудь другой зелени. Моя бабушка ещё добавляла в зажарку мелко нарубленный чеснок, несколько зубчиков. И ещё раз всё это перемешиваем и тушим на сковороде на медленном огне до образования золотисто-оранжевого цвета. Когда всё в кастрюле почти готово, выкладываем туда зажарку из сковороды».

Стейси слушала очень внимательно, даже несколько раз переспрашивала меня о деталях и технологиях приготовления зажарки для щей, потом сказала: «И зачем это вы отдельно на сковородке делаете такое сложное блюдо с таким большим количеством ингредиентов. Это же так долго и трудно! Да ещё потом сковородку надо мыть, как я понимаю, вручную. Нельзя ли купить готовую зажарку в консервированном виде или какой-нибудь готовый полуфабрикат, её заменяющий, для более простого приготовления щей?»

«Полуфабрикат?! Ну, это себе позволить может только полуфабрикант, – подумала я, а вслух спросила —  как же экономичность блюда?»

«Что же это за экономичность такая, если она достигается тяжёлым и отнимающим кучу личного времени физическим трудом?! Это уже не экономия, а расточительство сил женщины. Или даже эксплуатация женщины, т.к. некая мифическая экономичность достигается за счёт её тяжёлого труда».

«Наши мужчины так почему-то не считают», — с грустью подумалось мне.

Пока моя иностранка сражалась с зажаркой, я решила между делом нажарить картошки. На её глазах я намыла ещё картошки, быстро начистила её обычным кухонным ножом и, снова сполоснув, начала было нарезать картошку красивой продолговатой соломкой. И тут я поняла, что нож, обычный кухонный нож, которым я работаю, совершенно тупой и очень плохо режет. С таким рабочим инструментом красивая продолговатая картофельная соломка вряд ли получится.

Я сразу же приняла простое для себя решение – наточить нож на точильном бруске. Я энергично начала точить нож уверенными привычными движениями.

Стейси уставилась на меня молча. Казалось, что она ничего не могла произнести от удивления и лишь смотрела на меня как зачарованная. Я спросила её: «А как ты точишь свои кухонные ножи, если они затупились?»

Она ответила: «Никак не точу. У меня на кухне есть такой специальный стояк для ножей. Туда воткнуто одновременно шесть ножей разных размеров. Затачивание ножей происходит само по себе в то время, когда ножи находятся в этом стояке. А что, это русское изобретение – точить ножи вот таким способом? Раньше я такого никогда не видела. А ещё у нас есть специальные электрические машинки, такие небольшие станочки для затачивания ножей и ножниц. А вы, почему ими не пользуетесь?» 

«Видишь ли, любой бытовой электроприбор тратит очень много электроэнергии, приходится экономить на всём», — нашлась я.

«Да, верно, – согласилась иностранка, вполне удовлетворённая моим объяснением.

С горящими от любопытства глазами Стейси наблюдала, как я открывала обычным российским консервным ножом металлическую банку с томатной пастой. Она робко спросила: «А не проще ли делать это электрическим автоматическим консервным ножом, не прилагая таких больших физических усилий?»

«Ну вот, – подумала я про себя, – как много нового о технике я сегодня узнала. Мало того, что у них там есть портативные электрические станочки небольшого размера для затачивания ножей и ножниц в домашних условиях, так у них ещё имеется и электрический консервный нож, который вполне справляется с открыванием консервных банок, не подпуская к этому процессу человека. Но вслух я сказала: «Ты же понимаешь, электроэнергию надо беречь. Экономия – прежде всего!»

«Да, да», – согласно закивала головой моя гостья.

А мой внутренний монолог продолжался: «Если ещё сегодня выяснится, что у них есть электрическая, программируемая СУПОВАРКА, которая варит суп без присутствия человека, то я расстроюсь окончательно». Но, ни о каких фантастических волшебных кухонных приборах Стейси в тот день мне больше, к счастью, не рассказала.

Наконец, со щами было покончено, а картошка приобрела красивый жёлто-золотистый оттенок. Стейси, задумчиво глядя на поджаренную мной картошку с аппетитной хрустящей корочкой, вдруг сказала: «И почему у вас в России, насколько я поняла, жареная картошка одно из самых любимых блюд? Ведь её так сложно готовить в домашних условиях».

«А что тут сложного?» — искренне удивилась я.

«Ну как, надо сначала всю вашу грязную картошку перемыть, потом перечистить её вручную ножом, потом тонко нарезать. Ужас! А когда вы делаете картофельное пюре, я видела, вы мнёте варёный картофель вручную, что тоже очень нелегко. И как можно любить блюдо с таким длительным и трудоёмким процессом приготовления и присутствием ручного труда?!»

«Просто, видишь ли, Стейси, у человека всё зависит от его восприятия. Мы процесс приготовления картошки или щей не воспринимаем как длительный и трудоёмкий. Я вообще от тебя первой слышу, что пожарить картошку – это трудно. Это ты почему-то всё время свой труд считаешь, затраченные на приготовление того или иного блюда минуты высчитываешь. А у нас в России это всё вообще не в счёт!»

«Как же так?! Ведь это же самое главное!»

«Что главное?»

«Сколько я своего труда, своих сил, физических и психических, и своего личного времени затратила на эту работу. И сколько мне потом потребуется времени на отдых и восстановление собственных сил. Ну. Плюс ко всему этому стоимость продуктов и электроэнергия, затраченная на их приготовление. Вот и цена ваших русских национальных блюд. Мне кажется, что цена эта очень высока, хотя русская кухня по своим вкусовым качествам мне очень нравится».

«А что тебе ещё нравится из нашей кухни?» – решила я незаметно перевести тему разговора.

«Мне очень нравится, что на вашем праздничном столе всегда много, как вы их почему-то называете, зимних салатов. Я несколько раз попадала на праздничное застолье в российские семьи. Была на семейном обеде, кстати, и у вас. У вас на столе было три таких чудесных салата. Почему, кстати сказать, вы их называете зимними? Что, в тёплое время года вы такие блюда не готовите и не едите?»

Я молча пожала плечами. А моя гостья продолжала: «И в связи с вашими чудесными на вкус салатами мне не понятен один момент». «Какой же?»

«Ваши салаты, безусловно, очень вкусны. И я допускаю, что можно, хотя и трудно, приготовить такие салаты (или такой один салат) на свою семью. Но, если у вас, к примеру, вечеринка и в вашем доме много гостей. Вы же не станете нарезать вручную такое количество салатов, чтобы хватило на всех».

«То есть, как это не станем?! Как раз этим мы и занимаемся перед каждым праздником. Именно для гостей и вечеринок такие салаты и предназначены».

«Ничего себе!» – совершенно искренне ахнула моя гостья. И по её реакции я окончательно осознала, что российские женщины творят чудеса, делая, поистине, невозможное.

«А как же приготовление пищи к вечеринке дома происходит у вас?» – спросила я в свою очередь свою иностранку.

«Я, к примеру, всегда обращаюсь в одну и ту же фирму. Они мне домой присылают бригаду молодых людей, обычно это – 4-5 человек, которые готовят на моей кухне и подают всё моим гостям. Потом, кстати сказать, они же наводят порядок в моём доме. Но такие сложные блюда, как ваши, они вряд ли согласились бы готовить. Вернее, это мне очень бы дорого встало. А одному человеку приготовить на целую компанию гостей вообще невозможно. Так что дешевле и разумнее было бы отправиться со своими гостями в ресторан».

«Ну что ж, давай пробовать, что мы с тобой наготовили», – незаметно перевела я тему разговора. Моя гостья съела несколько ложек и сказала: «Ты знаешь, я так устала от всей этой кухонной работы, что мне уже и есть то, что я приготовила, не хочется. Сил нет».

Перед этим мы с ней ещё простирнули вручную кухонные полотенца и фартуки. И вымыли на кухне пол. Моя иностранка была очень недовольна стиркой вручную. Но я ей объяснила, что стиральная машинка у меня – полуавтомат и запускать её – целая история. Легче и быстрее всё простирнуть вручную. Ещё моя гостья спросила, почему у меня нет одноразовых бумажных кухонных полотенец.

Когда мы мыли полы на кухне то иностранка была возмущена, почему швабра у нас такой странной негигиеничной конструкции, что тряпку приходится всё время выжимать руками. Стейси сделала короткий доклад о том, какие швабры популярны сейчас у них и о том, что кроме электрических пылесосов ещё существуют механические, неэлектрические «крошкособиратели».

Также я узнала, что швабры, оказывается, должны быть со специальными сменными салфетками, пропитанными моющим средством. Кроме того, это моющее средство должно разбрызгиваться по полу автоматически после нажатия имеющейся на швабре специальной кнопочки, а салфетка после проведённой уборки просто-напросто выбрасывается. Если же тряпка на швабре не сменная, то требование к ней такое, что отжим её должен происходить в специальном для этого приспособлении и человеческие руки до половой тряпки касаться не должны.

Когда я начала после обеда мыть посуду, моя гостья просто сидела на кухонном диванчике. Помогать мне у неё уже не было сил. Но она продолжала размышлять вслух: «Почему же на вашей кухне нет посудомоечной машины? Вы что от неё отказались, когда приобретали эту квартиру? У нас, когда въезжаешь в дом или квартиру, на кухне уже есть встроенный кухонный гарнитур с посудомоечной машиной и измельчителем пищевых отходов под кухонной раковиной. А также там обязательно есть холодильник и плита с разными программами. Правда, от этого всего можно отказаться, если вам не нравится, или заменить на другое».

«А у нас, видишь ли, всё по-другому».

«Наверное, ваши российские мужчины испытывают чувство стыда за то, что их жёны и подруги выполняют на кухне так много грязной и тяжёлой работы».

«Ну а щи-то домашнего приготовления тебе понравились?» – элегантно перевела я тему разговора, отводя удар от российских мужчин.

«Щи, конечно, понравились. Но ведь это, как я поняла, праздничное блюдо».

«Почему ты так решила?»

«Не будешь же такое сложное по технологии приготовления блюдо готовить постоянно в обычные дни. На это ведь не будет ни сил, ни времени».

«Да уж, праздничное!» – ухмыльнулась я про себя, но вслух своей гостье ничего не возразила.

«Неужели все учительницы в вашей школе умеют готовить дома такие сложные блюда?!»

«Думаю, что большинство».

 «И вообще, кулинария ваша русская – очень энергозатратная и трудоёмкая. Она отнимает слишком много сил и времени. Я ведь, знаешь, ещё имела опыт приготовления русских блинов с одной россиянкой. Ой, ты даже не представляешь, какой это долгий и трудный процесс. Каждый блин выпекается на сковородке отдельно! Кошмар! И что любопытно, что вы процесс приготовления блинов считаете простым и лёгким. Но я засекала время. В тот раз мы с моей русской приятельницей затратили на приготовление ваших русских блинов 1 час 40 минут. Разве можно так много времени затрачивать на приготовление пищи?! Это – непозволительно много!»  «Сколько же по вашему можно затратить времени на приготовление пищи?» «Я думаю, не более 15 минут. И как только ваши женщины любят всё это?! Не понимаю!»

«А почему ты думаешь, что они всё это любят?»

«Но ведь без любви делать такие трудные дела просто невозможно. Во-первых. вкусно не получится. А во-вторых, если б они не любили всю домашнюю работу, то либо свихнулись бы от неё, либо организовали бы в конце концов женское движение в защиту своих прав и разделили бы всю ненавистную им работу ровно напополам с мужчинами. Ведь ваши женщины очень энергичные!»

Мне с гордостью и одновременно с досадой подумалось: «Да, ЕСТЬ женщины в русских селеньях! Вот только, где все мужики?!»

Моя иностранка вскоре распрощалась и ушла. Она мне позвонила через два дня, объяснив своё отсутствие тем, что два дня в гостинице она просто валялась, отдыхая от традиционной русской кулинарии и кухонной работы. «Правда, знаешь, какая радость, после приготовления русских щей я похудела почти на полтора фунта. Но теперь видеть эти ваши щи, тем более есть, их просто не могу! Наверное, перетрудилась».

Позже Стейси мне прислала в подарок из своей заморской страны заморское чудо – набор мерных чашек и ложек.

Через несколько дней я у себя дома сказала бодрым голосом: «Давайте-ка, распределим, кто будет готовить щи и подавать всё к обеду, а кто мыть посуду после обеда?» Муж взглянул на меня как-то странно и неохотно отозвался: «Ну, я могу помыть посуду после обеда. Только сразу после обеда я сначала полежу немного, а потом всё уберу. Не возражаешь?»

Я, конечно, не возражала. Итак, подумалось мне, стихийное создание женского движения для борьбы за свои права, видимо, началось. Вот что значит длительное общение с эмансипированными американками. Чего доброго, наши женщины ещё начнут себе вопросы задавать: «И чего это мы так за этими русскими мужиками ухаживаем? Прямо-таки в лепёшку разбиваемся, не жалея собственных сил и времени. А так ли уж нам, женщинам, это надо?! Взваливать всё на себя и тащить непомерно тяжёлый груз? А если и надо, то – зачем?»

Я отогнала подальше от себя всякие каверзные вопросы и провокационные мысли и пошла на кухню, варить щи по-русски. Надо всё же успеть, скоро – обеденное время.

 

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаДом ЛИТЕРАТУРНОГО творчества«Комната» СМЕХА
[2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаКафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика