меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Сколько БУКВ в непонятном слове?

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАСБОРНИК игровых приемов, средств и способов обученияРаздел 1: Социо-игровое ПРИОБЩЕНИЕ к делу

__________________________________________

Букатов В.М.

Загадки по тексту: Сколько БУКВ в НЕПОНЯТНОМ слове?

 

 

Этот игровой и весьма результативный приём обучения опирается как на окончание одного из начальных этапов «герменевтической процедуры», а именно – ученического обживания сложностей нового текста, предъявляемого на уроке, так  и на начало следующего этапа − поиска странностей.

Последовательность. Сначала со всем классом следует договориться о «границах» текста (то есть об ограничениях в объёме: например, два верхних абзаца на странице учебника, или разворот таких-то страниц, или три последних четверостишия в новом достаточно длинном стихотворении, или весь параграф новой учебной темы – объём зависит не только от сложности текста и смышлёности учеников, но и от мастерства учителя. Чем его меньше у учителя, тем отрывки, как правило, крупнее — хотя должно быть наоборот. Небольшие по объёму отрывки удобнее и полезнее для учеников).

Если работа будет идти «малыми группами», то посыльные от каждой команды могут получить листы с нужным отрывком. Лучше, если отрывок будет одним и тем же для всех команд. Тогда ученикам будет интереснее проверять друг друга, попутно всё глубже и глубже обживая новый учебный текст, что станет своеобразным «трамплином» для последующего быстрого обживания оставшихся отрывков в изучаемом параграфе.

Особо отметим, что отрывок полезно заранее напечатать крупным шрифтом (благодаря функции увеличения при копировании или новому набору на компьютере с выведением на печать). И добавим, что полезно отрывки раздавать после небольшого этапа «блуждания по тексту» (например, посчитать кол-во предложений — кто быстрее!..— количество запятых или абзацев, найти самое длинное слово или посчитать кол-во глаголов). Такая предварительная разминка разогреет любопытство учеников  и они с большим удовольствием начнут глазами «рыскать» по отрывку из нового параграфа. К этому времени равнодушных как правило не остаётся ни в одной рабочей группке. В результате темпо/ритм становится быстрым, упругим, эластичным…

И вот все в классе – индивидуально или по командам – ищут непонятное слово (варианты: сложное для объяснения, каверзное, или неожиданное; иногда очень полезно объявлять в тексте поиски иностранных или каких-нибудь устаревших слов). Найдя, ученики считают, сколько в этом слове букв и, выбегая к доске, выводят мелом  число-загадку. Все остальные ищут в тексте это слово и сообщают загадавшему свою версию ответа. Если версия неправильная, все продолжают поиски.

Особо подчеркнём, что правильное выполнение этого упражнения обеспечивает естественную «смену ролей» на уроке. Учитель перестаёт ориентироваться в том, какой из звучащих ответов правильный, а какой нет (у него исчезает «судейская функция»). «Правильный ответ» знает только сам загадавший ученик, который на время и становится «судьёй», чтобы потом уступить эту функцию другому ученику.

Когда этот приём только-только был изобретён и проходил апробацию, случился такой забавный случай. Учительница начальной школы при изучении Вступления к «Медному Всаднику» А.С.Пушкина в четвёртом классе согласилась вместо вопроса «кому что непонятно в тексте» использовать приём «Сколько букв в непонятном слове?»

Но применять его она начала весьма неказисто. Вместо задания сбегать к доске и написать число-загадку, она попросила учеников всего лишь поднимать руку и сообщать количество букв (не классу, а ей самой – по стойкой привычке, для большинства авторитарных педагогов столь характерной). Класс приутих, зато ученица-«звёздочка», демонстрируя своё прилежание, начала усердно трясти своей поднятой рукой. Учительница, разумеется, её сразу же и вызвала отвечать. И услышав ДЕВЯТЬ, тут же одобрительно закивала головой и пустилась объяснять, что значит слово ДЕРЖАВНОЕ. Дело в том, что она дома при подготовке к уроку сама пересчитала все «непонятные» детям слова в тексте, напечатанном в учебнике для четвероклассников. И именно на это слово она обратила своё внимание, решив, что оно для детей будет непонятным:

Реки державное теченье…

Но тут её педагогический беспредел (по отношению к апробируемому приёму обучения) прервала выходка одного из гиперактивных учеников. Который вместо того, чтобы чинно поднять руку и ждать, когда спросят, как резанный закричал: ТРИ!

Учительница конечно же собралась как следует приструнить этого хулигана: ну какое слово из трёх букв (!) может быть у Пушкина «непонятным»? в учебнике, где все тексты печатаются или в сокращении или в адаптации?! ясное дело – поиздеваться решил баловник над своей учительницей!.. Но ей помешали ученики, которые не сговариваясь и перекрикивая друг друга, загалдели: ДАВ, ДАВ, ДАВ.

«Что за ДАВ?» – начала искренне недоумевать учительница. А загадавший слово ученик отвечает, что они правы, что он загадал именно это слово.

Учительница в шоке – слово-то для неё оказывается действительно «непонятным». А ученики, тыча пальцами в учебник (они потому-то так быстро и смогли отгадать это слово, что им сразу видно – оно на самом деле непонятное), показывают в учебнике ей такие строчки Пушкина:

Одна заря сменить другую
Спешит, дав ночи полчаса.

Остаётся добавить, что употребление кратких деепричастий для четвероклассников ещё в диковинку, и многим взрослым – как и той горе-учительнице, взявшейся апробировать социо/игровую методику – это может быть совсем невдомёк. Так вот образовательная технология «Сколько букв в непонятном слове?» придумана была для того, чтобы интерактивный режим выполнения задания (куда входит двигательная активность учеников, вариативность решений и непредсказуемость ответов) позволял бы ученикам быть на самом деле искренними и наивными, самостоятельными и сметливыми, смелыми и чистосердечными. Без оглядок на учителя, его мнение, его реакцию. То есть быть самими собою и жить на уроке своими интересами и среди своих ровесников. Работая на самих себя, а не на какого-то дядю или тётю.

Поэтому данный приём обучения, как и большинство других социо/игровых технологических приёмов, нацелен на защиту учеников от учительского беспредела и близорукого педагогического своеволия. На обретение учениками хозяйского подхода к собственной деятельности и уверенности в самоценности как собственной, так и самоценности окружающих их ровесников. Без делового общения с которыми формирование феномена сверстничества не может обойтись никак.

Другие примеры использования данного приёма см., например, —

Травина О.П. (геометрия, 8 кл):

 …через две минуты всем командам было предложено оставить свои тетради и перейти в соседнюю группу для проверки их иллюстраций. Только в одной из тетрадей можно было что-то поправить, дорисовать, а затем – вернуться на место.
И в итоге самым непонятным словом оказалось слово «КОСИНУС» – иллюстрацию к этому слову сделать никто не смог. Пришлось «всем миром» отправиться в учебник и искать там объяснение…
В результате выяснили, что косинус угла – это ЧИСЛО, которое «проживает» в прямоугольном треугольнике…

(математика, 8кл):

…один мальчик вопрошающе смотрел на своих одноклассников. Но все читали. Я поняла, что он что-то непонятное для себя обнаружил. Но он был один! Идти к доске …одному… Вот и не пошёл!
Тут встала девочка, смело пошла и записала на доске два числа «2_5». За нею и мальчик написал число «4». Ну думаю – это мои слова: «срок» и «до срока»! Но не тут-то было…

Алексей ИВАНЫЧЕВ (МГУ). Военное дело: два рассказа о том, как социо/игровые технологии помогают готовить офицеров запаса

…Сегодня, во время лекции по общей тактике, я применил упражнение, которое называется «Сколько БУКВ в непонятном слове». Вначале оно у студентов третьего курса МГУ, привыкших за время учебы на факультете военного обучения к вполне серьезным заданиям, вызвало шок…

 ———- 000 ——— 000 ——— 000 ———

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАСБОРНИК игровых приемов, средств и способов обученияРаздел 1: Социо-игровое ПРИОБЩЕНИЕ к делу

 

2 comments to Сколько БУКВ в непонятном слове?

  • Елена

    Добрый день. С интересом прочитала статью. Дети блуждают по тексту, обживают его. А для чего печатать крупно отрывки?

    Ответ В.Б.: размеры шрифта в основном связаны с условием работать «малыми группками». Учебники рассчитаны на индивидуальную работу, поэтому шрифтовые размеры в них выбираются такими, чтобы было удобно только одному читателю. На уроке двум ученикам работать с текстом учебника уже сложнее (но возможно). А 3-4 ученикам — явно трудно, из них кто-нибудь будет из работы всё время выпадать. Тогда как крупный текст способствует реальному разворачиванию «командной работы».
    К тому же увеличенный размер шрифта как правило подчёркивает игровой характер задания, что помогает ученикам обойти свой негативизм по отношению к «новому, непонятному тексту».
    Добавлю, что с поучительным примером использования гигантского шрифта в тексте стихиры на церковнославянском языке о жёнах-мироносицах вы можете познакомиться в статье А.В. Шастиной: http://www.openlesson.ru/?p=20114
    С пожеланием творческих успехов Вячеслав Букатов

  • Уважаемый Вячеслав Михайлович! Не могу понять, как в игровой форме застивить читать детей текст учебника. С обживанием текста — понятно, а вот работа с текстом меня ставит в тупик. Темы уроков духовно-нравственное воспитание.

    Ответ В.Б.: посмотрите, пожалуйста, «Комм.3: ДВОЙНОЕ ДНО» (http://www.openlesson.ru/?p=3707) — там речь пойдёт об этом приёме, но на материале урока физики в 11 кл., м.б. ракурс другого предмета поможет вам разобраться с подноготной герменевтической процедуры «блуждания/обживания». Можно заглянуть и в теорию: О процедурной «ЦЕПОЧКЕ ПОНИМАНИЯ» социо/игровой интерактивности (http://www.openlesson.ru/?p=14839)
    С уважением — Вячеслав БУКАТОВ

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика