меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

ТРИ ответа на вопр.№120

Узел СВЯЗИФОРУМ → 120 вопросов (для видео с ВБ)

Три ОТВЕТА
на вопрос (№120 по списку),
присланный В.М.Букатову на сайт
Международного фестиваля деятелей образования

[с дополнительным (вторым!) ПОСТСКРИПТУМОМ от Вячеслава Букатова: Так что же на уроках способствует распространению ученического невежества?]


Felix Nussbaum Country Postman. 1928
см.: Дневник Парашутов // ПРОФЕССИИ В ЖИВОПИСИ (часть 105 — ПОЧТАЛЬОН №9)

Преамбула [о ПРОЦЕДУРЕ ответов, задуманной по наставлениям, изложенным в Драмо/Герменевтической таблице-БАБОЧКЕ]

поясню, что сайте ОТКРЫТЫЙ УРОК перед списком 120 вопросов, когда-то присланных учителями для моих устных ответов во время видео/встречи на сайте Международного фестиваля деятелей образования, помещено особое разъяснение, что я – Вячеслав Букатов, – руководствуясь таблицей-БАБОЧКОЙ, берусь письменно ответить на те из перечисленных вопросов, на которые посетителями сайта уже будут присланы две версии ответов. Уверен, что знакомство с письменным изложением моего мнения будет более полезным, интересным и плодотворным для читателей, когда они будут уже вооружены сопоставлением двух ответных версий, что поможет им более пристально вглядываться в суть возникающих диалогов и с большей уверенностью обнаруживать какие-то отличительные особенности в собственной позиции.

◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊

 

исходный вопрос (в списке №120)Валентина Ладыжец:

 …и будет обмен невежеством… где ребенок получает ЗНАНИЯ?

  

ответ первый: Татьяна (01.05.2013  в 21:40)

Проблема  в том, что процесс получения ЗНАНИЙ очень субъективен. Совершенствуясь в методах   преподавания, учитель может пребывать в иллюзии одновременного получения знаний учениками всего класса. Но ответы, полученные без заданных вопросов, редко становятся субъективным знанием человека. Обмен невежеством как раз и может быть первой ступенькой, когда у учеников возникнет потребность что-то для себя лично прояснить, узнать.

 

ответ второй: Анна (13.05.2013   в 01: 09)

Согласна с предыдущим автором (Татьяной). Готовые знания редко кому нужны. Мы стараемся детей накормить манной кашей да еще пожевать за них.

А вот слово «невежество» как-то режет слух. Это что – когда дети глупость какую-то говорят, лишь бы говорить? Они учителю могут «воду лить», а друг с другом — не пройдёт.

Когда обмениваются дети мнениями, то выясняется, где есть непонимание. Ну а непонимание – это, по словам В.М. Букатова, – отсутствие равнодушия. Значит здесь дети будут готовы воспринимать информацию (получать знания): от одноклассников, из учебника,  от учителя.

Еще хотела бы добавить немного из книги православного психолога Флоренской Т.А. «Диалог в практической психологии» (1991). Перечитала, удивилась насколько созвучно:

«Знания, полученные и добытые диалогически в собеседовании или споре, становятся личными убеждениями: они не нуждаются в заучивании. Это снимает проблему контроля и оценки, отрицательно сказывающихся на познавательной мотивации. Разрешается также и проблема индивидуализма урочной системы обучения и соответственная проблема воспитания. Далее можно назвать проблемы активности, самостоятельности, ответственности — неразрешимые в условиях существующей системы образования».

 

завершающий ответ Вячеслава Букатова:

 

Об учительской иллюзии
собственной востребованности
и ответной реакции на это учеников

Завершающий ответ В.М.Букатова
на вопрос (№120 по списку), присланный
ему
на сайт
Международного фестиваля деятелей образования

Начну с констатации – ответ и Татьяны и Анны так гармонично дополняют друг друга, что мне остаётся только порассуждать не столько на тему ученического знания и(или) невежества, сколько на тему, связанную с контекстом и данной проблемы и учительской профессии вообще.

Но сначала я кратко перечислю особо конструктивные моменты в том и другом учительском ответе.

Татьяна:  вредность учительской иллюзии ОДНОВРЕМЕННОГО получения знаний всем классом;
ценность ученического ЗАПРОСА знаний;
ОБМЕН ученических мнений на уроке (пусть даже и «невежественными») лучше, чем отсутствие какого-то бы ни было обмена-общения между учениками.

Анна: досадная УСТРЕМЛЁННОСТЬ учителя кормить детей «манной кашей» знаний;
НЕУМЕСТНОСТЬ для учителя представлений о невежестве детей;
высокая планка ИСКРЕННОСТИ в общении детей друг с другом;
общение детей укрепляет их НЕРАВНОДУШИЕ к феномену понимания.
И замечательную цитату из работы Т.А.Флоренской о тех частных и общих проблемах существующей системы образования, которые благополучно снимаются, которые снимаются по ходу диалогов, естественно возникающих в учебной деятельности или специально организованных учителем на уроке.

◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊

Прежде всего, бросается в глаза серьезность ответов Татьяны и Анны, деловитость которых особо оттеняется попустительски-легкомысленной риторичностью исходного вопроса.

Риторика вопроса в том, что его формулировка не подразумевает ожидание ответа. Дескать, я подноготную урока знаю, как свои пять пальцев. И от всей вашей групповой на уроке работы со всеми её игровыми примочками – одна только трата времени, а толку нет, потому что без учительского объяснения классу всё равно регулярного образования не получить. (желающие могут по ссылке глянуть на ролик, снятый мобильником, − об этой замечательной иллюстрации речь пойдёт особо, но позже, в Постскриптуме).

Всё это свидетельствует о непоколебимости веры у задавшей вопрос Валентины Ладыжец в свою востребованность. Подчеркну, что когда-то с востребованностью именно так и было. В советской системе образования (процветавшей в прошлом веке) очень часто школы держались именно на учителях. Хороших учителей как всегда не хватало, но не хватало не только их, а и вообще любых учителей (в школах, что сельских, что городских − за редким исключением). И не хватало по очень многим предметам: и по иностранному языку, и по математике, и по русскому языку, и по химии.

Во многих школах ученики по полгода (а то и больше) сидели то без физкультуры, то без труда или пения. Или ходили на уроки истории или географии, которые временно вели случайные люди или кто-то из учителей начальных классов.

Учительский дефицит до сих пор то и дело возникает то в одной, то в другой школе. Но даже несмотря на это культурная востребованность школьного учителя из года в год буквально тает на глазах. Учителя во многих школах современным ученикам, оказываются, не нужны! И иллюзия их востребованности если на чём-то и держится, то скорее всего на мнении родителей. Но и оно год от года становится всё более и более эфемерным.

Почему так происходит – не секрет. С одной стороны – информационная стихия современной жизни, лишает учителя роли «первой скрипки» в просвещении ученика, в наставническом введении его в храм знаний. Если тот или иной учитель по-прежнему считает себя обладателем некого сакрального ключика, открывающего доступ к знаниям, то многие ученики в этом ключе вовсе не нуждаются. У них уже давно припасена целая связка легальных и нелегальных ключей и приспособлений, прекрасно отпирающих-отмыкающих или даже взламывающих и парадные двери, и малоприметные калитки, и служебные входы, и запасные выходы, и потайные лазы, и люки заброшенных туннелей. По ним они при желании свободно пробираются в храмину ЗНАНИЙ когда им заблагорассудится, без какого-то бы ни было расписания, школьных звонков, учительской указки и дисциплинарного надзора.

Тогда как учитель, размахивая своим одним единственным ключиком, всё ещё рассчитывает на свою незаменимость, свою культурную востребованность.

У такой «профессиональной установки» есть оборотная сторона медали. Дело в том, что подобная уверенность в своей востребованности у многих учителей невольно связана с неким пренебрежительным – или даже  высокомерным – отношением к своим ученикам. Вы дескать «круглые нули» и без меня всю жизнь ими и останетесь. С чем сами ученики как правило соглашаться не думают спешить. Ни с первым, ни со вторым (на что у большинства из них есть все основания). Поэтому ответной реакцией у них становится более или менее прикрытое отторжение исходящих от учителя инициатив, сведений, советов, наставлений.  

В результате – обыкновенная история: учитель, надеясь на свою востребованность, на реальном уроке то и дело натыкается на опровержение своих надежд. Проявления отторжения, обороны, негативизма учеников в глубине души обижают учителя не хуже, чем его собственные (пусть и непроизвольные) нотки менторского тона то и дело царапают чуткий слух учеников. 

Знаток герменевтики – выдающийся русский поэт Ф.И. Тютчев – ещё в 1869 году по поводу схожей ситуации весьма тонко заметил:

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовётся, –
И нам сочувствие даётся,
Как нам даётся благодать…

Уверенность учителя в своей востребованности приводит его к уверенности в том, что ему дано знать, как его слово отзовётся в головах и сердцах учеников. Но это всего лишь иллюзия. Та самая, что напрочь перекрывает появление в ученических головах того сочувствия, которое возвращалось бы к нему и не хуже благодатного огня смогло бы веселить ему душу.

Если вдумчиво перечитать исходную формулировку вопроса, то возникает предположение, что учителю, приславшему этот вопрос, «благодать сочувствия» скорее всего не ведома. И ведомой не будет пока этот учитель будет льстить себе иллюзией востребованности (что заканчивается чаще всего довольно печально – например, его «эмоциональным выгоранием» на работе). 

В то же время ответы и Татьяны и Анны наводят на мысль, что в своей повседневной работе они скорее всего будут то в одной ситуации, то в другой неожиданно наталкиваться на благодатное сочувствие то одного, то другого ученика, или группы учеников, или даже всего класса. При этом у каждой из них, конечно же, есть свои какие-то недостатки, огрехи и упущения (как они были в своё время и у меня, когда я вел уроки, и даже встречаются до сих пор в тех мастер-классах, которые мне то и дело приходится проводить то для учителей, то для студентов или аспирантов). Но несмотря на возможные недочёты, в том, как Татьяна и Анна отвечают, угадывается особая профессиональная хватка: деловой подход учителя к проблеме.

Вопрос провоцирует их на «выяснение позиций» (которое обычно заканчивается то обидами, то обвинениями – то есть начинает носить  скандальный характер, более или менее завуалированный). А они как ни в чём не бывало держатся дела, пропуская мимо ушей все нотки провокационности. Для учительской профессии подобная установка поведения очень ценна. В ней и успех «хватки учителя», и залог того, что сочувствие, о котором писал Тютчев, будет хоть и каждый раз нежданно-негаданно, но время от времени воздаваться обязательно. Так что их труд – со всеми удачами и разочарованиями, поисками и чаяниями, открытиями и обретениями – зря не пропадёт.

Вячеслав Букатов

◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊

В качестве ПОСТСКРИПТУМА позволю сделать к теме «ученического невежества» следующее добавление. Дети действительно иногда склонны «заражать» друг друга и невежеством, и невоспитанностью, и всякими дурными привычками. И происходит это и на улице, и во дворе, и на занятиях в кружке по интересам, и на переменах и уроках в школе.

Но так происходит только тогда, когда дети между собой от безделья маются. В то время как, если они в своей компании (команде, учебной группе) все заняты делом, увлечены так, что «дым коромыслом», кругом рабочая сутолока, – то тогда участники друг перед другом открываются не столько своими худшими сторонами (своей невоспитанностью или необразованностью), сколько – лучшими (своей инициативностью, креативностью и ситуационной компетентностью). Поэтому именно эти качества и начинают усиленно формироваться, развиваться и укрепляться у всех занятых общим делом.

И тогда, как справедливо упомянула в своём ответе Татьяна, даже обмен невежеством (если такое вдруг и случится) может оказаться для ученика «счастливой ступенькой» в его восхождении на вершину познания. Другими словами, станет первым шагом на пути обнаружения им своей потребности, своего желания и индивидуального интереса что-то для себя лично узнать, прояснить и освоить. А это – главное, потому что всё остальное приложится. Недаром в народе говориться: «Были б кости, а мясо нарастёт!»…– Вячеслав Букатов

◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊

ПОСТСКРИПТУМ-2

Так что же на уроках способствует
распространению ученического невежества?

Когда текст трёх ответов был уже размещён на сайте и отформатирован (вместе с первым Постскриптумом), из Новосибирска мне прислали ссылку на ролик, когда-то снятый школьником на свой мобильник во время урока по ТРИЗ (Теория решения изобретательских задач). Эту ссылку я тут же опубликовал на сайте, уж больно тот ролик доходчиво иллюстрирует сермяжную правду об ученической жизни на школьных уроках, что в свою очередь позволяет ещё раз вернуться к учительскому «вопросу» под номером 120.

Напомню, что риторически вопрошая: «…и будет обмен невежеством… где ребенок получает ЗНАНИЯ?» – учительница надеется услышать, дескать, даже «всякому дураку ясно», что ЗНАНИЯ ученик получает только от учителя!..

Действительно, «всякому дураку» может быть это и ясно, а вот профессионалу – не факт. Понятно, что учитель может давать или не давать знания. Но ведь обучение не сводится к этому. А то ведь как бывает: учитель и выдаёт и раздаёт и транслирует знания, а они от учеников – «как об стенку горох».

Ведь суть обучения не в том, что учитель хорошо или плохо выдаёт знания, а в том, как эти знания – хорошо или плохо – усваиваются обучаемыми. Грош цена обучению, если учитель выдавать-то знания выдаёт, только вот ученики в это время выдаваемые знания не берут.

– Что значит, не берут?! Обязаны. – поспешит заявить наша учительница. Только вот тут она слукавит. В школе на уроке, если кто и обязан, так тот, кому платят деньги за работу. Это учительница обязана знания давать так, чтобы дети это знание и брали, и понимали, и усваивали. А если ученики этого почему-то не делают (не хотят, не могут, не понимают), то разумное решение этой проблемы ожидается именно от учительницы, как от профессионала.

И на каждом уроке и в каждом классе это решение будет разным: то неожиданным, то вполне традиционным, – но всегда ситуативно результативным. И скорее всего – парадоксальным в той или иной степени.

И поэтому профессионалы (в отличие от абстрактного «всякого дурака») на вопрос «где ребёнок получает знания» спешить с ответом не станут. Ибо им, как никому другому, очевидна бессмысленность традиционно-абстрактного ответа, что, дескать, из уст учителя.

Особо подчеркну, что содержание ролика с первого же раза произвело на меня довольно сильное впечатление. Потому что урок ведёт явно неординарная учительница, которая скорее всего не только фанатка ТРИЗа, но и из числа тех учителей, кто «всего себя» отдаёт любимой работе. И вот мы видим, как она с энтузиазмом объясняет учебный материал. Мы понимаем как плотно её объяснение насыщенно научной информацией и позитивным зарядом бодрости. Только вот ученики – которые явно не лоботрясы, а вполне продвинутые интеллектуалы – томясь в ожидании звонка на перемену, позволяют себе потихоньку развлекаться, чтобы как-то скрашивать своё вынужденное безделье. И надо отдать им должное, они стараются не выходить  за рамки дозволенного и весьма уважительно относятся к самолюбию учительницы, не мешая её «глухариному энтузиазму».

Эта замечательная иллюстрация, запечатлённая ученическим мобильником, безжалостно опрокидывает иллюзии многих учителей, уверенных в уникальности и востребованности своей роли «сеятеля» знаний, разума и доброты…

см: Объяснение-ЛЕКЦИЯ (взгляд изнутри) //
К вопросу
о реальной эффективности наших

интеллектуально-навороченных школьных
методик // И.Р.Соколовский (Новосибирск)

Просмотр ролика позволяет взглянуть на тему НЕВЕЖЕСТВА в новом ракурсе. Некоторым учителям (недалёким в своём профессионализме) представляется, что при работе на уроке малыми группами ученики только и будут, что развлекаться, да друг другу чушь нести, распространяя вокруг себя ученическое невежество, предрассудки и заблуждения.

Что ж с этим можно согласиться, но с оговоркой, что если такое и происходит на уроке, то не во время групповой работы, а именно во время объяснения учителя. И ролик служит тому ярким доказательством, т.к. фиксирует не какой-то исключительный, а вполне типичный случай из числа тех, которым школьники ежедневно то и дело становятся то свидетелями, то участниками, то зачинщиками. И именно в подобных ситуациях урока возникают самые благоприятные условия для распространения пресловутого невежества и досадных предрассудков.

Иногда ведь дело доходит даже до курьёза. У меня, например, старшая внучка училась в 3 классе. Как-то учительница пересадила её на новое место за другую парту к новой соседке. И отучившись на новом месте всего один день, на следующее же утро внучка отказалась есть геркулесовую кашу, которую она раньше вместе со всеми ела и нахваливала. А тут – есть не буду, дескать она «на сопли похожа» (?!).

Оказывается, что это она от своей соседки по новой парте успела узнать. И случилась передача этих «сакраментальных знаний» на математике – казалось бы на уроке вполне серьёзном, объяснениями и заданиями насыщенном, и никакой групповой «халявы» не предполагающем (как впрочем и на всех других уроках у этой учительницы). То есть в условиях вполне тепличных для культивации детского невежества и фольклорных суеверий.

Вот и получается, что наилучшим условием для распространения невежества, оказывается не работа «малыми группами» (когда – при грамотной организации «режиссуры урока» – ученический азарт, креативная суета и деловое сотрудничество так захватывают учеников, что у них свободной секундочки –  чтоб просто дыхание перевести – почти не остаётся, не то, что мозги соседям какими-то посторонними темами «полоскать»), а та самая «партизанская жизнь» на уроке, которая то и дело возникает в классе «за спиной» как у самозабвенно токующих учителей, так и у их коллег, формально и бездушно осуществляющих свои профессиональные обязанности…

Вячеслав Букатов

◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊

Узел СВЯЗИФОРУМ → 120 вопросов (для видео с ВБ)

Яндекс.Метрика