меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Школьные праздники

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха → Кафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»
Сам себе РЕЖИССЁР → ПРАЗДНИКИ, УТРЕННИКИ, ОГОНЬКИ

 Московская  рефлексия 
событий «Дня учителя» с обоймой «школьных мероприятий», случавшихся-то всего десять лет назад в одной из вологодских школ
и живо рассказанных
преподавателем «Уроков театра и МХК»
А.Е.Новгородовой,

— но ныне навевающих на Вячеслава Букатова достаточно грустные размышления о жизни современных школ…

ФОТО: Dima Zverev // www.dimazverev.ru 


с о д е р ж а н и е :

Предуведомление Вячеслава Букатова (2014) 
Рассказ Алёны Новгородовой (2004): Праздник для
детей или учителей? // Именно в подвале // Идея про Мисс Осень // Прямо королева! // По-свойски // «Признание в любви» // Мои открытия // День учителя: цыгане, клоуны и санобработка // Идея-фикс // Про то, как учителя чуть уроки не сорвали // Прозаседавшиеся

============

Предуведомление Вячеслава Букатова

В. Букатов и М. Ганькина в редакции газеты 
«Первое сентября» (2002)


Какой же, оказывается, ненадёжной может быть память…

С 1997 года почти 10 лет я сотрудничал в газете «Первое сентября». Вместе с Марией Владимировной Ганькиной (которая меня и привела туда) мы вели в знаменитой газете для инициативных учителей раздел «Режиссура урока». А через два года к нему мы добавили и не менее популярный раздел «Я иду с урока».  

В этих двух разделах мы печатали материалы учителей, которые либо присылали нам письма с незатейливыми рассказами о том, что у них получилось. Либо мы на регулярных встречах с ними записывали их «живые рассказы» на диктофон, а потом в редакции занимались литературной «расшифровкой».

Рабочий архив у нас рос как на дрожжах. И материалы были – один другого краше. Поэтому в 2004 году мы с Ганькиной затеяли подготовку так называемых выпусков – серии брошюрок по 70-90 страниц. Помимо основного названия — «Режиссура школьного общения» — у них должно было быть и «подназвание»: Собрание невыдуманных рассказов, неожиданных советов и нескучных рекомендаций. (Две объёмных брошюрки были-таки в 2005 году выпущены «малолитражной» газетой «Сельская школа», издаваемой в Петербурге).

И вот передо мной архивные материалы – распечатка подготовленных тогда рассказов вологодской учительницы МХК (мировой художественной культуры) и «уроков театра» Алёны Евгеньевны Новгородовой. Она у нас была одной из самых любимых авторов. Все её письма обязательно появлялись на страницах нашего раздела. И каждый раз, когда Алёна Евгеньевна появлялась в Москве, один из нас, вооружась диктофоном и запасом кассет, тут же отправлялся на запись её «животрепещущих рассказов».

А порассказать ей было о чём. И благодаря своей креативности, и потому что она училась в заочной аспирантуре Института художественного воспитания. И научным руководителем у неё был – доктор педагогических наук В.М.Букатов, – то есть я, собственной персоной. Так что о всех социо/игровых новинках, придумках, веяниях и заданиях она узнавала чуть ли не первой…

И вот в сентябре 2014, подыскивая материалы к «Дню учителя» для сайта ОТКРЫТЫЙ УРОК, я перечитываю материалы, которые готовились нами к переизданию десять лет назад. Боже мой, какая разница! Читаешь и диву даёшься, какой же раньше школьная повседневность была – по сравнению с сегодняшней! – живой и подвижной…

Такое впечатление, что сейчас мы как в сказке братьев Гримм, неловко уколовшись заколдованными веретенами ЕГЭ и ФГОСа, впали в летаргическое забытьё и оцепенение. И пока всех нас какой-нибудь катаклизм или «принц на белом коне» не разбудит, мы «знать ничего не хотим»…

И бедные-бедные дети. Им-то каково сиднем сидеть на нескончаемых уроках нашего «сонного царства», раскинувшегося на пугающей бесконечности вымерших пространств, гипнотически обрамлёнными кривыми отражениями на полированных дверках дорогих авто… — Вячеслав Букатов

============

Рассказ Алёны Новгородовой 

Праздник для детей или учителей?

На очередном педсовете сначала ругали классы, а потом была поставлена речь о воспитательной работе в школе. Я сразу поняла, как это камень в мой огород.

Дескать, некоторые учителя детей только развлекают. В школе совершенно отсутствуют массовые мероприятия, направленные хоть на какое-то развитие школьников: на их интеллектуальное развитие, на моральное. В чём тогда заключается воспитательная работа? – риторически вопрошала администрация.

Раньше, мол, была пионерская организация, шефская работа, ещё что-то. А сейчас? Посмотрите, какие вы мероприятия проводите? КВНы, «Мисс осени»…

А День учителя! Так вообще вся школа веселится! Праздник не для учителей, а для детей получается…

Именно в подвале 

У нас в школе в этом году новое образование появилось – «Совет соцуправления, или Самоуправление». Там мужчина, социальный педагог, занимается как бы профилактикой наркомании, у него есть программы социальной работы с ребятами в разных аспектах. Сидит он в подвале, к нему ребята ходят. Два раза в неделю они собираются – понедельник и четверг. После школы. Сидят обычно часа по два, по три. Моя дочка тоже ходит.

Им директор выделила этот подвал. Детям очень нравится ходить именно в подвал. Им очень нравится собираться и строить всякие планы: что бы такое интересное можно было сделать.

Правда, планы эти, по большей части, не осуществляются. Если я, со своим театром, к этим планам не подключусь, они поговорят, поговорят – на том и дело кончится.

Но и это уже здорово. Особенность подросткового возраста такова, что им надо что-нибудь проектировать. И это почти что равнозначно исполнению.

Идея про «Мисс Осень» 

Суть в том, что из разных классов собираются действительно активные дети, им нравится это общение, и они развивают необыкновенную активность. Вот когда я училась, я почти никого из параллельного класса не знала. А дочка моя знает почти всю школу.

Одни и те же дети ходят и ко мне в театр, и на самоуправление. День туда, день сюда. Я к ним иногда на самоуправление прихожу, смотрю, что они там делают.

Так вот, идея про «Мисс Осень» возникла на этом самоуправлении. Одна девочка говорит: «Давайте проведем «Мисс Осень». Я говорю: «Давайте. Только я делать ничего не буду. Вы проводите, а я приду судить».

Но ЦэУ все-таки дала: «Вы распределите, кто рекламу делает, кто по классам проходит». У нас там студент есть, который в школе подрабатывает. И вот техническую сторону конкурса на этого студента Мишу повесили. Он несколько раз ко мне подходил: что делать? Я говорю: «Что хочешь, то и делай. Вот тебе книжки, изучай».

Мне так не хотелось самой ничего делать! Дети сами повесили объявление, сами прошлись по классам, что-то о конкурсе сами рассказали.

Прямо королева! 

И вот наступил этот день. Я пришла как судья. Прихожу – Миша бегает. У него ни музыки нет, ничего. Он даже колонки не может подключить! Ну, понятно, всё равно мне пришлось всем этим заниматься. Я стала ставить колонки, микрофон и так далее. Но конкурс всё равно очень классный получился.

Самое активное участие приняли, конечно, 10–11-е классы. Не все классы участвовали. Но тонкость этого конкурса заключалась в том, что можно было самовыдвигаться. То есть, если ты считаешь себя достойным, то можно было самому подать заявку, поддержка класса была не обязательна.

В одном очень проблемном классе – в 7-ом – есть девочка, которая такому остракизму подвергается в классе! Настолько, что с ней стоять не хотят рядом, сидеть и так далее. Причём, по совершенно непонятной мне причине. Мне кажется, она такая интересная.

И вот она мне говорит: «Я хочу быть на «Мисс Осень». Я говорю: «Пиши заявку и будешь».

Девчонки нарядились в какие-то немыслимые платья. Не все, конечно. Но большинство придумали себе какие-то наряды, такую красоту. Вот у этой девочки было длинное платье, корона, шлейф. Прямо королева!

За многих целые компании приходили болеть. За кого больше, за кого меньше.

По-свойски 

Ну, всё же как-то мы с Мишей музыку организовали. А Миша – человек обаятельный, и всё-таки он студент, потом он мужчина, молодой человек. Он с девчонками как-то по-свойски общался. Мило шутил на какие-то такие темы.

Ну, например, у них был конкурс: нужно было за две минуты из подручных средств сделать наряд и на себя его каким-то образом напялить. Девочки сделали купальник бикини. Одеть его было невозможно в прямом смысле, потому что он развалился бы. Разве что – приложить к себе.

Вот Миша сам к себе его и приложил: дескать, как вы считаете, если бы я появился где-то в этом… и так далее. Некоторые учителя посчитали, что он слишком смело пошутил. Детям же всем понравилось.

На педсовете одна учительница сказала: «Ну, Алена, нельзя же так! Что твои себе позволяют! Это всё-таки школа!» – она усмотрела где-то там ненормативную лексику. А я такую лексику в школе и на уроках слушаю, что хоть святых выноси. Если дети сказали на кого-то «придурок» – это они, можно сказать, обласкали. Вообще-то они матом разговаривают! Это меня удручает настолько, что я стараюсь не слушать…

«Признание в любви» 

Этот конкурс тоже подвергся осуждению со стороны некоторых учителей. Учительница литературы даже назвала одну из мисс проституткой.

На самом деле этот конкурс не предполагал никакой серьезности – прикалывайся, как хочешь. Каждая мисс Осень должна была найти в зале знакомого парня (если нет, то любого) и вытащить его на сцену. И парень должен был каким-то образом признаться этой мисс в любви.

Одна «мисс» из 11-го класса, такая железная леди, свой, что называется, парень, выбрала себе молодого человека. Он говорит: «Ленка, знаешь, что? Ты мне вообще очень нравишься, такая вообще классная девчонка. Пойдём со мной на футбол!» Это у него такое признание в любви было. А оценивали конкурс по тому, как каждая мисс подготовила своего парня. Она могла его проинструктировать.

У нас есть гуманитарный класс, 8-й, там 25 девочек и 4 мальчика – мелких таких. Ой, там такие есть девочки! Боже мой! Им не до школы уже, им на подиум надо. Идёт, бедрами покачивает… Так вот, одной из этих девочек мальчик в любви признавался. Она на него так гипнотизирующе смотрела, чтобы он чего-нибудь не то не сказал! Он сказал всё то – какие-то там витиеватые слова.

В принципе, было очень весело и здорово. И, по-моему, это способствует тому, чтобы в классе улучшились взаимоотношения.

Мои открытия 

Потом из каждого класса были выбраны «Мисс Осень». А в 11-х классах первое место поделили аж две «Мисс Осень». Ну, а остальные были «Мисс Очарование», мисс ещё какая-нибудь.

Для меня некоторые девочки были настоящим открытием. Во-первых, красивые! Я, например, когда вижу по телевизору конкурсы красоты, мне не нравятся эти женщины. Они какие-то одинаковые. Видно, стандарт такой. Если их растрепать, помыть, они, может быть, какую-то индивидуальность и приобретут. А наши девчонки настолько сами по себе красивые! Они умные, интересные, шутят.

А сколько сил они в этот конкурс вложили! Вот эта убогость зала, вообще никаких средств: на весь этот конкурс мы, может, рублей 250 истратили. А участницам всего-то по шоколадке подарили! И при этом сколько было времени и сил потрачено, сколько разговоров об этом было! «А можно я себя выдвину?», «А Таня сама себя выдвинула, а мы не хотим, чтобы она участвовала». Я говорю: «Вы Положение видели? Она имеет право сама себя выдвигать»… То есть, столько каких-то волнений, которыми школьная жизнь обогащается.

День учителя: цыгане, клоуны и санобработка 

Представьте, идет урок физики, а тут цыганский табор (это моя театральная группа) вваливается. С цыганами, с медведями, пляшут, поют, мешают проведению урока. И так во все классы.

Цыгане рюмку с соком учителям подносили: «Валя, Валя, Валя, Валя молодая. Валя, Валя, Валя, пей до дна!» И все: «Пей до дна! Пей до дна!» Почти все учителя пили, никто не отказывался, никто не выгонял.

Это прошлый год. А в позапрошлом дети-клоуны по урокам бегали. Были цирковые номера. Потом клоуны дарили учителям шарики и что-то такое приятное говорили.

Вообще-то День учителя у нас каждый год интересно проходит, но в этом году прикол был вообще бесподобный. Мне так понравилось!

У нас была бригада по санобработке. Дети были в масках, в респираторах, в белых халатах, в фартуках, с брызгалками, с метёлками – кто что нашёл дома. Представляете, идёт урок, вдруг Катя: «Извините, мы на одну минуточку, мы вам не помешаем, ведите, ведите урок, у нас тут санобработка». И они начинают бегать, брызгать, подметать.

Учителю говорят: «Отойдите, пожалуйста, тут мы делаем замеры». Они делали замеры – замеры чего, непонятно. Одна записывает, другая кричит: «Тридцать два запишите. Как вы в таких условиях работаете?!» И с серьезным видом это всё: «Тут же 32! Тут же нельзя работать!» Причём, они как саранча. Их человек, наверное, двадцать было, потому что к нашим театральным присоединилось ещё соцуправление.

Я, конечно, делала фотографии, иногда заглядывая. А потом я уже утомилась – столько классов, столько параллелей!

Идея-фикс 

В этот день дети захотели ещё и уроки проводить. Это же идея-фикс – самоуправление. Им кажется, что провести урок – это вообще делать нечего.

Они распределились по классам и вели уроки вместо учителей. Большинство этих «уроков», конечно, были подготовлены плохо. Дети считали, что придут и проведут как-нибудь. В некоторых классах новоиспеченных «учителей» просто повыгоняли: дескать, не надо нам таких учителей.

Я думаю, дети сами для себя сделали вывод, что быть учителем – это трудно.

У меня дочь во втором классе проводила урок:

 – Ой, мам, вообще, такие придурки, такой класс дебильный ты мне подсунула! (А я сказала ей: «Нина, это очень хороший класс. Знаю, потому что веду там занятия».) Я захожу – а они меня все облепили, начали кричать: «Ой, Ниночка! Ниночка пришла!»…

В общем, она никак не могла их за парты усадить, чтобы начать делать то, что придумала.

Мальчик один из 11-го класса сделал интересный урок про компьютерные игры. Он проводил его в 11-х классах, и его там с удовольствием слушали. Другая девочка – про макияж что-то. В общем, удачные уроки все-таки были, хотя и мало.

То, о чём я говорю, касалось старших классов. В младших всё было, конечно, спокойнее: те слушались старших детей.

Про то, как учителя чуть уроки не сорвали 

А вот мои театральные дети проводили урок для самих учителей. Когда учителя заходили в школу, им тут же вешали на грудь медаль «За мужество и отвагу». Играет музыка… Дети хотели что-то своё поставить, а я говорю, давайте, мол, поставим то, что нравится учителям: Леонтьев, Меладзе…

«Красиво ты вошла в мою грешную жизнь…» – вот под эту «Красивую…» они заходят, им медали дарят, сразу настроение праздничное. И потом мы их в принудительном порядке отправляем в кабинет музыки: «Вы, пожалуйста, идите в кабинет музыки, там для вас будет урок». «Как урок? – они заранее ничего не знали: – А как же мои дети? У меня же сейчас…» – «Все будет нормально».

Учителя веселились, как могли. Это надо было видеть. Чего только они там ни вытворяли. Они писали записки, они пихались, они баловались, они кричали с места, они по сто раз переспрашивали…

Было пять маленьких уроков. Сначала был урок «Выявление умственной одаренности учителей». «Учитель», как это бывает, никак не мог начать урок. Только он начинал, как вбегали со всякими объявлениями. У нас в школе собирали по 100 рублей на компьютер. Так одна девочка прибежала и говорит: «Мы собираем по 100 рублей со всех учителей на вторую обувь для учеников. У нас требуют вторую обувь проверять, так что вот списочек, не забудьте записаться. Извините, продолжайте, продолжайте урок».

Потом пришли люди из РОНО, которые выискивали умственно одаренных. Всех проверяли на допуск к работе в школе. Вопросы были элементарные, смешные, типа заполнить пропуски:
«Глупый _ _ _ _ _ _ _ : а) тело жирное, б) постная грудинка, в) робкий характер».

Потом урок был литературы, где предлагалось, по-моему, какие-то эпитеты к современному ученику написать: «Какой, на ваш взгляд, современный ученик?» Было столько эпитетов – учителя, оказывается, такие изобретательные! Я думала, будет больше отрицательных – отнюдь. Современного ученика учителя как-то хорошо, в основном, охарактеризовали – как эрудированного, разностороннего, сексуально-озабоченного (были и такие эпитеты). Ну, написали и тут же повесили на стенку. Дети потом читали.

Ещё был урок музыки, где надо было спеть песенку. Кто-то солировал, кто-то хором пел.

Потом был урок по неформальной лексике, где учителям предлагалось перевести на нормальный язык тексты типа: «Пацаны крошили батоны…»

Учителя так веселились! Они так раззадорились, баловались, мешали. Мне даже одна девочка сказала: «Ну что это такое?» Я и сама чувствовала, что игра уже начинает выходить за рамки. Дети по-настоящему начинают нервничать, потому что учителя не дают им вести урок. Детям казалось, что они задумали так интересно, а те буквально срывают урок.

Особенно, на второй смене, где было больше молодых учителей. (У нас школа большая, учителя не все к восьми приходят. Так у нас было где-то 25 учителей в первой смене и 25–30 – во второй. А в пересменке был концерт для учителей.) Они там со смеху буквально падали под парты, кричали, их просто было не утихомирить. Их, видимо, настолько достали дети, что они теперь отыгрывались на полную катушку.

И что ещё интересно. Я думала: ну так, поприкалывались и ладно. А потом посмотрела, как учителя отвечали. В основном, вопросы касались литературы и истории. Это были элементарные вопросы, а многие отвечали неправильно.

Ну, неважно, повеселились.

Прозаседавшиеся 

Да, конечно, это никакие не интеллектуальные мероприятия, не познавательные, ничего такого. Да, дети вроде бы просто развлекаются. Они не «умники и не умницы», они не тимуровцы, не ходят к старичкам по квартирам…

А эти – соцуправление – такой бюрократический аппарат наработали! Мне дочка рассказывает с восторгом, как они там заседают. Комитеты разработали. Вот, например, если у тебя есть какая-то идея, ты должен пойти в соответствующий комитет. Информационный центр в каждом комитете есть свой. У них там такая структура! Удивительно! Ещё нет никакой организации, а структура уже есть – бюрократизм уже заложен в основе.

Моя дочь там председатель какого-то сектора. Даже если она ничего не делает, ей уже приятно, что она там председательствует.

Нашла я ей Маяковского «Прозаседавшиеся», выделила строчки, говорю: «Вот почитай. Придёшь туда, скажи, что мама мне посоветовала прочитать это стихотворение вслух». Она постеснялась.

Рассказ Алены НОВГОРОДОВОЙ,
преподавателя уроков театра и МХК (г.Вологда)
записала Мария ГАНЬКИНА (2004)

============

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха → Кафетерий «РАЗГОВОРЫ ЗАПРОСТО»
Сам себе РЕЖИССЁР → ПРАЗДНИКИ, УТРЕННИКИ, ОГОНЬКИ

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика