меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

2. Режиссура попарного рисования

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАПСИХОЛОГИЯ игры и игровой дидактикиРежиссура дружественного настроя на занятии

________________________________________________________________

Опубликовано в кн.: А.П. Ершова, В.М. Букатов «Режиссура урока, общения и поведения учителя» (3-е изд., М., 2006; гл.5)

..

.

Вячеслав Михайлович БУКАТОВ, доктор педагогических наук

.

2. Режиссура попарного рисования

.

Ощущение себя, своих возможностей, своих перспектив // Свободные проявления инициативности в совместном деле // Испытание «на прочность» // Режиссура профилактики косноязычия

___В своих статьях мы то и дело упоминаем, что учителя частенько недооценивают общение детей в малых группках(по 3-6 человек) и на уроках редко используют его. Хотя именно в таких группках дружественное поведение возникает наиболее естественно и быстро. Работа в малых группах приносит радость и пользу ученикам даже в таких делах, которые традиционно считаются индивидуальными и выполняются детьми чаще всего в одиночку. Например, обучение рисованию.

___Как индивидуальная форма деятельности рисование не представляет особых проблем, когда ученик доверяет себе, своей руке, глазу, чувству композиции, цвета. В классе всегда есть дети, которые любят рисовать, и дети, которые рисовать не любят. То есть в этой деятельности не доверяют ни себе, ни реакции предполагаемых зрителей. И чем старше возраст, тем число таких детей больше. Хватает их и среди взрослых, в том числе — педагогов.

___Для развития и укрепления дружественного поведения «на уроке рисования» (специально организованного для слушателей курсов повышения квалификации) вначале была выполнена серия социо-игровых заданий «разведчики» (они давались в варианте, несколько отличающемся от вышеописанного, но в результате у каждого из присутствующих появилось так же по три «разведчика»). Как читатель может себе представить, между парами «разведчиков» установилась некая ситуационная эмоционально-положительная связь, и та настороженность, которая невольно сковывает и мышцы, и разум, и душу присутствующих, потихоньку стала растапливаться.

___И вот все узнают, что каждому нужно выбрать понравившуюся карточку, из тех, что на глазах у всех были только что разложены на подоконниках. Каждая карточка была двусторонней — несколько фотооткрыток с изображением животных (собака, кенгуру, еж, белка, кошка), пейзажей (лес, луг, деревня, мост через ручей, берег реки) и букетов (полевые цветы, розы, гладиолусы, герберы) были разрезаны на четыре равные части и в случайном порядке попарно склеены тыльными сторонами.

___Рассмотрев свои карточки, все по просьбе ведущего начали „для памяти“ изготавливать шпаргалки: свои карточки зарисовывать в тетрадях — кто схематично, кто подробно. Большинство учителей ограничилось легким эскизом, поэтому отведенной одной минуты им оказалось даже многовато). А потом все вспомнили своего второго разведчика, чтобы с ним связаться глазами. Те, кто не смог сразу припомнить, кто у него разведчик первый, а кто второй или третий, — вставали (как предложил им ведущий) и вспоминали, уже глядя на стоящих и „переговариваясь“ с ними глазами.

___Рассевшись заново — так, чтобы второй разведчик сидел рядом — все начали друг у друга проверять „цепкость“ памяти. В каждой паре один брал карточку другого и задавал ему по два каверзных вопроса по изображенному на каждой из сторон карточки. Отвечающие могли пользоваться своими шпаргалками. Чтобы вопросы были действительно каверзными, спрашивающему приходилось очень внимательно рассматривать оба фрагмента чужой карточки, невольно сравнивая эту свою внимательность с той небрежностью, с которой он до этого свою карточку и запоминал, и зарисовывал.

___Вопросы действительно озадачивали проверяемых: „Сколько перекладин в перилах мосточка на вашем фрагменте?“ Или: „Что нарисовано на вазе, часть которой видна в нижнем правом углу фрагмента?“ Конечно, в каракулях шпаргалок ответы на подобные вопросы найти было невозможно (потом многие учителя, получив свою карточку и заново разглядев ее, по собственной инициативе быстренько изготавливали себе новые шпаргалки, которые, несмотря на спешку, оказывались явно более качественными).

.

Ощущение себя, своих возможностей, своих перспектив

___Отметим, что когда разведчики менялись ролями и отвечающие становились спрашивающими, то „уровень каверзности“ вопросов значительно повышался, что, как ни странно, делало общение в каждой паре еще более радостным. Возможно, это происходило и оттого, что каверзные вопросы заставляли отвечающего „напрячь свою память“, как бы заглянуть в себя. И даже если при этом ответ не находился, то«ощущение себя», своих возможностей и их перспектив, само«всплывание» каких-то попутных деталей, особого значения которым первоначально не придавалось, — уже радовало отвечающего. И он был благодарен своему напарнику за доставленную радость самопознания. Взаимная доверительность получала все новые и новые подтверждения.

___У детей все эти процессы протекают, как правило, более ярко. Со стороны же они воспринимаются как обычный азарт в обычном стремлении детей друг с другом поболтать, посовещаться и поспорить. Проживание взрослыми подобных ситуаций помогает к этим самым обычным стремлениям детей начать относиться с вполне искренним уважением.

___Итак, самостоятельное попарное общение помогло даже взрослым укрепиться в собственных представлениях о взаимной общности интересов. Общение становилось все более свободно-спокойным, доброжелательным (а в некоторых парах возвысилось до подлинных дружеских отношений, сохранявшихся даже после окончания семинара).

___Для общей атмосферы было важно и то, что задание выполнялось всеми парами одновременно. Все работали самостоятельно и без всякого контроля. Ведущему, конечно же, хотелось бы знать, какие же вопросы задают «разведчики» друг другу, кто над чем хохочет, кто о чем спорит. А вдруг кто-то не понял задание и делает не то, что нужно? Или вдруг где-то звучат такие интересные вопросы, что их стоило бы послушать всем присутствующим?

___Эти и подобные им соблазны хорошо знакомы многим учителям и воспитателям. Но ведущий четко держался тактики доверия. Ведь если усадить всех лицом к доске, где выставить парочку «спрашивающий-отвечающий», то такая мизансцена только помешает работе. Среди детей чаще, чем среди взрослых, встречаются те, кто в таких экстремальных условиях может сохранять смелость (не путать ее с естественностью!). Частая тренировка этой смелости у детей, опрашиваемых перед школьной доской, возможно, сказывается на появлении у них нахальства и даже наглости. Тем не менее именно в такой мизансцене ведется большая часть обучения во многих школах.

___В психологии известно, что детям свойственно недифференцированное отношение к учебной отметке. Ребенок услышал от учителя «плохо» — и ему уже представляется, что тот думает о нем, как о плохом ребенке. Поэтому, огорчаясь и обижаясь, дети частенько с учительскими оценками соглашаться не хотят.

___Положа руку на сердце, взрослым пора признаться, что в своей жизни и они обижаются почти по тем же самым причинам. Но в отличие от наивных детей они умеют не только смиряться с обидой или скрывать ее, но и ловко избегать ситуаций, когда кто-то из посторонних начинает без их добровольного согласия прилюдно оценивать результаты выполненных ими дел (и не ставить под угрозу комфортность представлений проверяемого о мнении присутствующих о нем как о человеке в целом). А теперь вспомним о детях. Когда их по списку вызывают для проверки к доске, то, согласитесь, такую ситуацию, как правило, нельзя назвать добровольным согласием на оценивание результатов. Но избегать подобных ситуаций — еще не в их силах…

___Когда же работа идет в парах (а еще лучше — в малых группках по 3-6 человек), у отвечающего вместо вынужденного опасения — как бы от учителя-ведущего обидной оценки не получить — появляется добровольное ожидание мнения знакомого сверстника. Его мнение воспринимается уже как возможное, допустимое, рабочее, то есть ситуационно необидное. Отсюда и работа в парах и малых группках начинает восприниматься как увлекательные совместные «поисковые действия».

___Но «у доски» такое отношение друг к другу быстро улетучивается. Поэтому как бы ведущему ни хотелось, чтобы все присутствующие услышали какие-то наиболее поучительные вопросы и ответы, использовать привычную мизансцену «у доски» — значит разрушить работу вызванной пары, задавить нарабатывающуюся в ней дружественность и в результате выставить на всеобщее обозрение совсем не то, о чем мечталось. Искушение на то и искушение, чтобы провоцировать в погоне за мнимой выгодой потерю реальных преимуществ.

___Завершающий этап «проверки памяти» еще больше раскрепостил участников. Собранные ведущим карточки были разбросаны на полу и каждый, обменявшись тетрадями с третьим разведчиком, по его шпаргалке принялся искать его карточку. Даже взрослым после сидячей парной работы это задание показалось весьма увлекательным. Все с удовольствием принялись бродить по классу, поднимая и переворачивая карточки, сличая их со шпаргалкой, помогая друг другу в расшифровке своих графических каракуль.

___Все заняты делом. Думать о себе, своей скованности и своем отношении к возможному мнению других некогда. В движениях появляется (оживает) естественная пластичность, грация спокойной свободы сказывается и на уровне громкости разговоров — прежнего гама и шума уже нет и в помине.

.

Свободные проявления инициативности в совместном деле

___Когда слушатели уселись опять в полукруг рядом с тем, с кем взаимно отыскивали нужные карточки, на середину аудитории — прямо на пол — ведущий положил стопку больших листов ватмана, цветные школьные мелки и разноцветные восковые грифели. Объединившись в пары, нужно нарисовать картинку, в которой будут объединены фрагменты, изображенные на их двух карточках.

___Пары разбирают листы, набирают мелки, устраиваются где-нибудь на полу и, обсуждая задумки, начинают рисовать, помогая друг другу. Мелков не очень много, поэтому, поработав одним мелком, его тут же нужно вернуть в центр класса, то есть «лишний раз прогуляться» — на занятии такая «физкультминутка» благотворно действует на общение, особенно детей (тогда как в советах многих методистов подразумевается лишение детей этого удовольствия; неслучайно в школах раздавать во время урока материал для работы обычно поручается какому-нибудь примерному ученику, тогда как другие в это время — выходит? — должны тихо сидеть за партами. Скромно сложив перед собой ручки? И в душе завидуя любимчикам? Конечно же, все это укреплению и развитию дружественности ни между учениками, ни между классом и учительницей — не способствует).

___Итак, все пары заняты рисованием. Ведущий курсирует между листами. Подбадривает начавших. Сочувствует сомневающимся в том, что можно соединить несоединимое. Чрезмерную увлеченность выдумыванием и обсуждением идеи-замысла направляет на поиск доступного воплощения. На листах начинают постепенно появляться фантастические и реалистические, пейзажные и сюжетные, правдоподобные и условные изображения.

___Пара рисующих, объединяя два фотофрагмента (лесная поляна и гладиолусы) решила изобразить полянку в лесу, а на ней зайчика с букетом гладиолусов.

— У меня заяц никогда в жизни не получится, — говорит одна.
— Да нет, нарисовать, чтобы можно было узнать — легко. — Возражает вторая и начинает рисовать зайца.
— Здесь лучше сделать вот так, — поправляет первая.
— А говорила, что не умеешь зайцев рисовать. (Смеется.) Конечно, так лучше.
— Вот здесь место пустое. Что бы нарисовать?
— Может быть, какие-нибудь цветочки?
— А давай избушку?
— На курьих ножках?
— А у тебя курьи ножки получатся?
— Сейчас посмотрим. (Рисует.) Кажется, похоже. Получается, что заяц пришел поздравлять бабу-Ягу.
— С трехсотлетием! Давай только курьи ножки другого цвета сделаем.
— Я принесу. (Встает с колен и идет за нужным мелком.)

___Слушательницы ползают вокруг листов, бегают в центр класса менять «инструменты». Издалека смотрят на свои «полотна» и, заглядывая в чужие, «мотают себе на ус» особо понравившиеся приемы.

___Каждый ощущает равенство всех участников задания в интересе, в увлечении. Рисование ни у кого не вызывает отказов. Страха нет, как будто и вовсе не было.

___Когда «разведчики», «хождения», «разговоры» создали зону комфортного спокойствия, зону свободного проявления инициативы  в совместном деле, то доверие собственной руке возникает как бы само собой. И некоторые взрослые с удивлением и восторгом знакомятся со своими возможностями, о которых они до этого и не подозревали.

___Те, кто рисует похуже, обычно быстрее заканчивают рисунок. После чего начинают отдыхать.

___Возникает достаточно необычное для стандартной дидактики зрелище. Внешне «отдыхающая» пара мало чем отличается от работающих. Правда, если «работающие» все еще ползают на коленях вокруг ватманов, то «отдыхающие», как правило, пересаживаются на стулья. Но по мобилизованности друг к другу они от работающих пар не отстают. Темы общения у „отдыхающих“ разные, но все они не бытовые (разве что за редким исключением). Идет интенсивный обмен мнениями и о прочувствованном на занятии, и о проблемах, возникавших в их личной педагогической работе, и о своем новом понимании прежних планов на будущее.

___Подобные обсуждения в минуты отдыха возникают на семинарах обязательно. Ведь ведущий только предлагал задания, не объясняя целей, задач, последовательности и их методического смысла. По ходу же их выполнения участникам стали открываться некие „педагогические“ взаимосвязи переживаемого с происходящим. Каждому по-своему. И многим про эти взаимосвязи захотелось партнерам-очевидцам рассказать, проверяя свои догадки и (или) утверждаясь в них.

___В разговорах начинают появляться темы, мысли, проблемы и соображения, на высказывание которых раньше многие из присутствующих просто бы не отваживались. А сейчас они возникают без опаски и как бы сами собой, и с полуслова понятны и слушающему, и самому говорящему. И оба, если нужно, легко дополняют и уточняют друг друга тут же возникающими практическими соображениями.

.

Испытание «на прочность»

___Теперь рассмотрим две ситуации, в которых дружественность, уже явно возникшая, подвергалась явному испытанию „на прочность“. Первая из них по замыслу ведущего была связана с заданием улучшить чужой рисунок(что при обычной организации занятий у большинства — что детей, что взрослых — вызывает явное неудовольствие и даже открытые протесты). А вторая — с организацией коллективного обсуждения рисунков(что обычно тоже происходит весьма формально и натянуто).

___Когда работы были закончены, пренесены в центр класса и руками самих авторов разложены на полу, из рисунков образовался разноцветный „ковер“. По совету ведущего, все, обступив этот „ковер“, медленно двигались „по часовой стрелке“, с любопытством рассматривая рисунки. Слышны одобрения, восторги, выяснения авторства, спонтанные обмены мнениями. Рисунки всегда получаются действительно весьма интересными.

___После такого кругового знакомства с работами каждая пара, взяв в руки свой лист, решает, какой паре она может доверить свой рисунок для возможного улучшения.

___Те, кто во время общего движения по кругу установил авторство понравившегося рисунка, — довольно быстро и с явным удовольствием передают им свой лист, после чего с любопытством ждут, а кто же им доверит улучшать свою работу. Решимость первых подхватывают менее решительные, менее расторопные.

___Замешкавшимся же парам на помощь приходит ведущий. Он сводит их друг с другом, тем самым несколько облегчая выход из растерянности, возникшей у них от возможности выбора. (При работе со школьниками важно, чтобы помощь ведущего не превращалась в обычный учительский диктат; если какая-то пара или даже большинство пар не решились доверить свою работу другим для улучшения, то ведущему с таким решением рабочих пар следует согласиться и оставить авторов в покое; у учеников, понаблюдавших даже со стороны за развитием событий и полученными результатами, в следующий раз возникнет больше доверия к одноклассникам, и они, возможно, уже без особых проблем включатся в выбор).

___Опять пары располагаются на полу и приступают к рисованию. Темпо-ритм работы теперь другой. Чтобы действительно улучшить чужой рисунок, приходится приглядеться и к нему, и к своим техническим возможностям. То, что в руки каждой пары рисунок „для улучшения“ передавался самими авторами (а не ведущим или по его личному усмотрению), делает „приглядывание“ к чужому рисунку весьма чутким (как правило, у детей этот ответственный момент протекает даже более ярко, хотя и заканчивается гораздо быстрее, чем во взрослой аудитории.)

___В каждой композиции действительно появляются улучшения. В более удачных работах эти улучшения минимальны. Неоднократно предлагая разным аудиториям это задание, мы еще ни разу не встречали явного ухудшения первоначальных рисунков! Типы улучшений и у детей, и у взрослых очень разнообразны. Наиболее часто встречаются: добавление фона (брусочек цветного мелка, положенный плашмя на бумагу, легко дает на большой поверхности листа ровную и нежную тонировку); добавление деталей (цветов на лугу, или ветвей и листьев на дереве, или деталей одежды на персонажах); введение новых цветовых решений и введение новых персонажей. А из экзотических усовершенствований вспоминаются такие, как текстовые дополнения (стихотворные и прозаические).

___Часто улучшения существенно изменяют сюжет или стиль изображения. Например, рисунок из сказочно-бытового становится волшебно-фантастическим (или наоборот), а из плоскостного — объемным.

___Улучшения занимают меньше времени, чем предыдущее задание. Закончив работу, каждая пара самостоятельно находит для улучшенной картины место на стене и способ прикрепления (с помощью кнопок, иголок, липкой ленты, жвачки и т.д.). Стены аудитории быстро преображаются, и тогда начинается последний этап занятия — „экскурсия“.

.

Режиссура профилактики косноязычия

___Все присутствующие обходят вывешенные картины. У каждой работы ее первоначальные авторы делятся со зрителями своими впечатлениями о доработках и улучшениях: что было и что добавилось; что хотели и что видят сейчас; улучшилась картина или нет.

___Подобный „анализ“ на обычных уроках выполняют сами учителя. Это связано не только с их дидактической нетерпеливостью и назидательной прямолинейностью, но и с тем, что сами ученики использовать инициативу в этих целях не рвутся. А если кто и пытается высказывать свои соображения, сразу становится косноязычным.

___Вот и приходится учителю подводить итоги самому. При этом его чаще всего не очень то и интересует, насколько его итоги нужны ученикам. Получается, что он подводит их как бы сам для себя, следуя когда-то усвоенному дидактическому шаблону. Однако необходимость в шаблоне исчезает, если всей предшествующей работой на уроке была создана атмосфера дружественности. Тогда они легко и с удовольствием начинают как высказывать свои мнения (которые в ходе изложения начинают по «цепной реакции» и аргументироваться, и расширяться, и углубляться, оформляясь все более стройной грамматикой), так и заинтересованно выслушивать других.

___Атмосфера дружественности всегда вызывает у участников представления о доброжелательных слушающих, которым что-то рассказывать — одно удовольствие. А появление таких представлений дает возможность каждому ученику проявиться и в роли высказывающегося. Когда ученики из проверяемых учителем ответчиков становятся друг для друга слушающе-высказывающимися, косноязычие исчезает. Его место неожиданно занимает совершенное владение родным языком — ученики начинают вольно рассуждать друг с другом на заинтересовавшую всех тему.

___Во время обмена впечатлениями и в детской, и во взрослой аудитории нам весьма редко приходилось встречать пары, которым не хотелось признавать явных улучшений в своей картине. Когда же это случалось, то ведущий, конечно же, не мешал такой паре упорствовать и не спешил ни высказывать свое мнение, ни, тем более, читать нравоучения. Истина и так становилась видна окружающим — а это самое главное. В создавшейся своеобразной атмосфере всепонимания присутствующие как правило с сочувствием относятся к упорному нежеланию первоначальных авторов признавать очевидные для всех остальных улучшения. Такое сочувствие лучше всего воспитывает (или, как говорят некоторые учителя — перевоспитывает) как упорствующих, так и самих сочувствующих.

___После «экскурсии» ведущий предлагает авторам написать отзывы в тетрадях тех, кто улучшал их рисунок. Присутствующие всегда подхватывают это предложение. Отметим, что почерк, которым пишутся отзывы, и у детей, и у взрослых всегда становится более понятным или красивым (правда у взрослых чаще, чем у детей, появляются и оформительские излишества: рамочки, цветочки, звездочки).

¤¤¤¤¤

___В проведенном занятии при желании можно выделить такие этапы, как срисовывание, рисование с использованием заданных фрагментов, дорисовывание. Но они сами по себе не были для ведущего занятие педагога самоцелью. Появление этих этапов было вызвано стремлением ведущего к установлению дружественности в поведении присутствующих через развитие их личных непроизвольных представлений об общем деловом единении.

___Рисование (или освоение новых технических приемов рисования) являлось всего лишь материалом, предлогом для осуществления работы над дружественностью учащихся. Учились они именно этому, хотя попутно, как это часто бывает в жизни, научились и многому другому.

___Как-то учительница после одного из подобных занятий на следующий день специально подошла к ведущему, чтобы поделиться своим открытием, что она, оказывается, умеет рисовать! До того занятия она была твердо убеждена в прямо противоположном. А тут вдруг увидела, что у нее может получаться то, что нравится и ей самой, и окружающим.

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАПСИХОЛОГИЯ игры и игровой дидактикиРежиссура дружественного настроя на занятии

.

.


оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика