меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Диктант «на дружбу» по-английски (9кл)

Разбор ПОЛЁТОВИностранный язык Диктант «на дружбу» по-английски (9кл)

[2] Разбор ПОЛЁТОВРассказы СТУДЕНТОВ о своих пробах в социо-игровой стилистике

[3] Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игр«ДИКТАНТ на ДРУЖБУ», или Нешуточные результаты понарошечной режиссуры

____________________________________________________

Рассказ студентки 4 курса Козай Виктории о своём первом уроке английского языка с девятиклассниками, проведенном в социо-игровом стиле обучения (с репликами-комментариями доктора педагогических наук В.М.Букатова)

Диктант «на дружбу» по-английски

К сожалению, только сегодня (в конце октября) получилось провести урок. Попросила свою бывшую учительницу английского языка уступить мне один раз ее школьный урок. И она пошла мне навстречу. Получилось так, что урок оказался сдвоенным. Пришло два девятых класса, и мне повезло про­вести с ними 2 урока подряд.

В итоге на сдвоенном уроке присутствовали 23 человека. И, ко­нечно же, учительница. Но она участия не принимала, просто наблюдала.

Быка за рога

Следуя советам социо-игровой режиссуры,  я представилась и тут же попросила всех под­няться и сделать небольшую рабочую перестановку в классе. Все парты мы распределили вдоль стен, а стулья поставили полукругом.

Кабинет был довольно-таки маленький, но перестановка у них получилась вполне деловой. Причем я сразу заме­тила, что это задание было для них и ново, и интересно, и полезно. Правда, первым делом они посмот­рели на учительницу. Наверное, боялись, разрешит ли она им…

После того как все благополучно уселись, я попробовала с ними уп­ражнение «Раз, два, ай-да-я», только на английском языке. Дело шло с трудом. Кто- то тут же забыл все цифры на анг­лийском. Кто-то начинал гово­рить на русском. (Реплика-комментарий: Уважаемая В.К., вспомните, как студенты на занятиях по «режиссуре урока» сами  со смехом ошибались, выполняя эту разминку. И ведь говорили все по-русски. А если бы я заставил вас тогда пользоваться только иностранным языком, то разминки бы не получилось — вышла бы обычная занудная дидактическая игра. «Лучшее — враг хорошего», в погоне за дидактической выгодой не стоит душить ту игривость в социо-игровых заданиях, которая хоть и выглядит простенькой,- на проверку оказывается и «с двойным дном», и «со 133 зайцами». — Вяч. Букатов)

Была одна девочка, видимо, особенно усердная. Она очень занервничала, когда до нее очередь дошла, и все перепутала. Тогда я по­думала, наверное, они боятся, что это что-то вроде открытого урока. Кто-то к ним пришел, какие то новые задания… Наверное, оценивать будут… А вдруг еще и директору скажут…

Ну, это я, конечно, судила по своим школьным воспо­минаниям. Мы всегда именно так и думали в подоб­ных ситуа­циях.

И тут я прервала эту неразбериху, которая у нас на тот мо­мент возникла. И попыталась разрядить напряжение, сказав, что это занятие — всего лишь моя «проба пера», мой учительский эксперимент. И оценки им ставить никто не будет.

Тут я очень пожалела, что учительница сидела сзади. По-моему, она их подавляла. Они побаивались, — вдруг она всё равно потом им плохие отметки поставит. Хотя та, в свою очередь, тоже обещала, что ничего ставить не будет.

Но разминочка «ай-да-я» у нас уже стала получаться получше (Реплика-комментарий: Разминки делаются не совсем  для того, чтобы они получались. Это не самоцель! Главное, чтобы класс сам «увидел» свою готовность-неготовность и добровольно мобилизовался бы. То есть приготовился к работе — Вяч. Букатов). Правда, долго её с ними я практиковать не стала, боялась, не успеть все наме­ченное.

Потом я попросила всех встать и построиться по второй букве своей фамилии, но в англий­ском варианте написания. По­том пустила 4 человек с проверкой (по два с каждого конца). Не все встали пра­вильно, но они смогли сами разобраться, кто-то кому-то подсказал, и все получилось.

Посыльными по очереди побывали практически все

Опять же таки, следуя примеру Вячеслава Михайловича, я попросила девятиклассников найти гла­зами человека себе в пару. И как только такой человек находился, пара должна была одновременно сесть (см. упражнение «Разведчики»)

Затем все пары пересели так, чтобы находиться рядом. И уже вме­сте они искали глазами еще двух людей. И еще раз…

В итоге получилось 4 рабочих команды: три по шесть человек, и одна — пять.

Я попросила опять переставить парты, но уже так, чтобы каждая команда сидела за одним большим (то есть составленным) столом. Ребята оживились. (Реплика-комментарий: Судя по рассказу, именно в этом месте урока у вас очень удачно были реализованы разминочные задачи. Что потом помогло девятиклассникам «забыть» об учительнице на последней парте. Рукотворная смена мизансцены  — мощный рычаг режиссуры ученического внимания — Вяч.Букатов). Некоторые парты пришлось переворачивать, чтобы удобно было за ними сидеть…

Я принесла с собой простенький отрывок из адаптированной сказки на английском языке «Алиса в стране чудес». В отрывке было пять предложений.

Разложила 4 экземпляра первого предложения на стульях у доски (текстом вниз). Ребята выбрали по одному посыльному.

Когда четыре посыльных подошли к доске, я пере­вернула предложения, и засекла 15 секунд. Посыльные стали чи­тать, чтобы по паамяти продиктовать в своих командах (правила я объ­яснила им предварительно).

Ну, и дальше все пошло как описано в статье (см. «Диктант на дружбу») и как мы делали на вашем занятии.

На­блюдать за девятиклассниками было очень интересно. По-моему, они совсем забыли и об учительнице сзади и об оценках…

Все так рьяно всё де­лали! Посыльные (а ими были по очереди все), старались все запомнить. В командах ученики старательно помогали друг другу в на­писании слов.

Без дела не оставался никто

Что меня очень обрадовало, — в самих группках со­вершенно не было конкуренции. Она если и была, то только между командами (и к тому же — вполне деловой).

После того как все посыльные побывали у доски и все порции диктанта в тетрадях были написаны, я попросила команды,  оставив свои тетради на столе, поменяться местами — через парту по часовой стрелке! Возникла небольшая путаница. Начались споры кому в какую сторону идти. Я не вмешивалась. Как учил нас Вячеслав Михайлович, дала им возможность, разобраться самим.

Когда все уселись, я сообщила, что им нужно проверить работу в тетрадях на столах. Сколько началось обсуждений! В каждой команде стоял такой гул! (Реплика-комментарий: Как замечательно, Виктория, что вы не поддались учительскому искушению наводить в классе дисциплинарный порядок. Обсуждения были нужны ученикам, и гул был, конечно же, рабочим. Подчеркну, что всё это так замечательно сложилось на вашем уроке потому, что до этого дети смогли похлебать мудрой пропедевтики: и путаное построение по 2 букве фамилии, и споры кому-куда переходить, при обмене местами «через парту по часовой стрелке». Все это послужило трамплином для возникновения на уроке рабочего, живого, искреннего гула. О котором школьному учителю можно только мечтать, если только он не отравлен канцелярской идеей чинной дисциплинированности на уроке. — Вяч.Букатов) Замечу, что учи­тельницу мои действия, по-моему, привели в ужас…

Ребята проверили, поставили оценки и подписались под отметкой своим командным названием. (Я забыла упомянуть, что ещё вначале урока сами команды решали, как они будут называться).

Они снова поменя­лись местами. Теперь против часовой стрелки. Но уже не через один стол, за соседний.

Я выдала им правильные варианты «диктанта». И они стали проверять качество проверки. И снова поставили оценки с подписью.

Я видела, что все задания этой социо-игровой цепочки девятиклассникам очень понравились. Они все и работали, и совещались, и веселились. И никто не оставался без дела. Хотя в начале урока многие сидели со скучаю­щим видом.

«А что делали — покажем»

Потом я попросила каждую группу объединиться с группой, кото­рая по часовой стрелке сидела от них через парту. В итоге, у нас получи­лось две группы. Количество людей в каждой из них было больше, чем максимальное число участников микро-группы (но, к сожалению, иного выхода я не нашла).

На учительском столе я уже приготовила две стопки маленьких бумажек. На каждой было всего по одному слову. В одной стопке были глаголы, в другой — наречия. Все слова английские.

Опять же в каждой из двух групп был выбран по посыльному. Оба они подошли ко мне и взяли по бумажке из одной и другой стопки. Я дала им время, чтобы разобраться  в словах, которые им достались, и определиться, кто будет выступать первым.

За­дание заключалась в следующем: глагол обозначал действие, которое посыльному нужно было показать без слов. Группа должна была этот глагол отгадать, задавая общие во­просы, на которые можно было бы ответить да или нет. Если глагол был отгадан правильно, то тогда нужно было показать, с каким настроением человек выполняет это действие (а если нет — продолжать показывать само действие, а не настроение).

Например: на первой бумажке было слово cook готовить, а на другой sadlyгрустно

Цель этого задания — повто­рение слов, и тренировка в образовании наречий. Первоначально я планировала, что посыль­ные будут показывать действия одновременно — каждый своей команде. Но когда всё началось, то оказалось, что показ одного посыльного интересен и одной и другой команде, и всем ребятам хочется отгадать соответствующий глагол. Поэтому я отказалась от запланированной одновременной работы двух посыльных. Свои показы они начали делать поочередно друг за другом.

К сожале­нию, времени оставалось не так уж много, а мне уж очень хотелось успеть поработать и «с картинками» (это задание мне нравилось больше всего). Поэтому команды отгадывали пантомимы только по два раза (хотя желающих тянуть билетики с глаголами и наречиями было хоть отбавляй).

Сценки получились уморительными

Когда ученики снова разделились на четыре новые группы, каждой из них я выдала цветную репродукцию картины Ф.А.Васильева «Оттепель», (распечатанную, к сожалению, на компьютере). На всякий случай, напомню: пейзаж — изображение унылого, бесприютного простора, бесцельной дороги, пронизанной стужей, от­крытой всем ветрам земли. Лежит снег. На заднем плане — обледене­лые деревья и кажущаяся заброшенной изба. В Центре изображены две фигуры — путник с маленьким ребенком на «беспутье».

Первое задание заключалась в том, чтобы ребята, передавая друг другу эстафетную палочку (ею был сувенирный флажок), хором и четко произносили по-английски цвета, присутствующие на картине.

Сделали мы три круга в одном направ­лении. И потом три в другом, но только уже не с перечнем цветов, а с перечнем предметов.

И вот когда до конца уже второго урока осталось всего 20 минут, ребята снова объединились в 2 группы для того, чтобы 1) сочинить рас­сказ в задуманном ими жанре и потом 2) поставить сценку (тоже в каком-нибудь жанре, выбранном по их усмотрению).

Я думала — уложусь: 10 минут на репетицию и 10 минут на просмотр. Но не вышло. Только через 15 минут ребята весьма не­охотно прекратили фантазировать и с трудом согласились начать продемонстрировать свои заготовки. Естественно, на английском языке. (Реплика-комментарий: Уважаемая Вика. Когда вы были на занятии, и воспринимали ситуацию «изнутри», то вам видимо казалось, что у вас уйма времени была на сочинение рассказа и на инсценировку сочинения соседской команды (!). На самом деле у вас было всего-то ЧЕТЫРЕ (!) минуты. Но «режиссура урока» была такой, что никаких потерь на раскачку не было. Большую роль в этом играли навороты с жанрами.  Они нужны были не сами по себе, а — в качестве каскада рабочих трамплинов. Об этом я в ближайшее же время подготовлю методический экзерсис-пояснение и вывешу на сайте http://www.openlesson.ru/Вяч.Букатов.)

Сценки у всех по жанру получились комедийные (наверное, это был мой недочет; всё из-за недостатка времени). Но зато жанры рассказов были разные. У одних — фантастика, у других — исторический рассказ. Фанта­стику (как и комедийный жанр самой инсценировки) угадали сразу же. А вот про исторический рас­сказ так и не догадались. Хотя были близки, говоря о том, что сценку им показали про войну.

Без оглядки на ошибки

Весь сдвоенный урок девятиклассники говорили на английском языке. (Ну кроме, ко­нечно, времени, когда они в командах друг с другом общались.) И так разговорились, что под конец занятия они уже даже и не думали, делают ошибки или нет, а просто говорили и говорили.

Конечно, языковой барьер у них все равно остался. Но мне хотелось бы верить, что эти два урока помогли им хотя бы чуть-чуть его сгладить, благодаря говоре­нию с увлечением. И если бы школьные учителя использовали социо-игро­вого стиль обучения, то это, вероятно, улучшило бы и посещаемость их уроков и ученическую на них успеваемость.

Я, наверное, слишком много на занятии использовала игровых заданий. Но так хотелось попробовать разные методы и приемы. И я рада, что многое успела.

И ребята — на удивление — сами предложили заниматься без перемены. Правда, мне кажется, они всё-таки заметно устали. Хорошо, что у них это были последние уроки. (Реплика-комментарий: Хорошо, что у вас всё благополучно обошлось. Уж очень много вы запланировали, во-первых. А во-вторых, во что бы то ни стало, хотели все запланированное осуществить. Опасно, когда учитель становится рабом своих планов. нужно уметь отсекать то, что по ситуации оказывается лишним. Иначе вся игровая ситуация на уроке и все социо-игровые задумки учителя могут полететь «коту под хвост» — Вяч.Букатов.)

Что касается, учительницы. Она сказала, что ей наш урок понра­вился, но экспериментировать со сменой мизансцен и ролей сама она не станет. И аргументировала это тем, что ребята очень «шумные и не умеют себя вести». Я её могу понять…

К сожалению, таких учителей, которые придержи­ваются «старых-добрых» методов, больше, чем тех, кто пытается, учеников как-то увлечь, освобождая их от нудной монотонности обучения.

Виктория Козай, студентка 4 курса

факультета иностранных языков МГУ

Разбор ПОЛЁТОВИностранный язык Диктант «на дружбу» по-английски (9кл)

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика