меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Реплика-комментарий 8

Разбор ПОЛЁТОВЛитература Викторина «Счастливый случай» (8кл)

Викторина в жанре телеигры «СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ» // Письмо учительницы литературы и ответные комментарии доктора педагогических наук В.М.Букатова

О премудростях
социо-игрового стиля //
Реплика-комментарий 8

Инвентаризация учительских знаний

И ещё раз об однозначной правильности. Учителям слишком привычно рассчитывать только на неё. Поэтому в их случающихся новационных ходах то и дело возникает подозрительная монотонность. И если учитель не обращает на это своё методическое внимание, то рано или поздно он попадает впросак.

Типичная ситуация, учитель думает, что запланированный им ответ правильный, а это далеко не так. Дети могут видеть ошибку, но учитель или не слышит, или не разумеет, на что они ему пытаются указать. И настаивая на своём ошибочном мнении, «транслирует» ошибку.

Социо-игровой же стиль обучения не только способствует учителю постоянно делать «открытия» (в методике, в возрастной психологии, в своём предмете  и т.д.), но параллельно он позволяет учителю осуществлять как инвентаризацию своих знаний, так и (в случае необходимости) их корректировку.

И в материалах письма мы обнаруживаем всему этому наглядное подтверждение. Викторина построена так, что учитель никогда в жизни не обнаружит в своих знаниях досадное заблуждение. Дело в том, что жанр произведения «Капитанская дочка» назван повестью. Но достаточно открыть любое издание, чтобы обнаружить, что произведение разбито части, которые названы главами. А в 19 веке повести на главы не разбивали — только РОМАНЫ!

Роман или повесть?

Когда я готовил эту реплику, то в своей домашней библиотеке нашёл все книжки с «Капитанской дочкой». Кроме томика с прозой в Полном собрании сочинений у меня оказалось ещё два издания:

— Пушкин А.С. Проза. М., Правда, 1985.

— Пушкин А.С. Дубровский. Капитанская дочка. Горький, Волго-Вятское ид-во, 1984.

Особо обращаю внимание всех учителей: в издании 1984 года стоит подзаголовок «Повести» (!). Но и «Дубровский» и «Капитанская дочка» являются романами! (Я проверял по комментариям в академическом Полном собрании сочинений.)

Представляете, какое роскошное задание для викторины можно сочинить, если в школьной библиотеке найдётся подобное изданьице. Дать команде (одной или каждой) издание прозы Пушкина с заданием найти в нём какую-нибудь ошибку. Найдут или нет? Какую и сколько? (И ведь действительно кто-то сможет найти. И вполне возможно, что не только ту, что мы ждём, но и какую-то совсем для нас неожиданную…)

А ещё я задумался: как могла появиться подобная ошибка? И тогда я вспомнил о повестях-сказках для детей. Когда они появились в детской литературе ХХ века, то возникла мода при делении текста на структурные части напропалую использовать слово «глава», что до этого было недопустимо.

В 19 веке слово «главы» использовалось только в романах. А в повестях, если была необходимость разбиения текста на части,то как правило, использовалась отбивка или цифирная нумерация (как, например, у Пушкина в повести «Выстрел» или у Тургенева в повести «Ася»).

Тогда я задумался вот над чем — если в ХХ веке в повестях-сказках то и дело стоит слово «глава», то как же дело обстояло раньше? Открыл «Маугли»  Киплинга — структурные части имеют заголовки, а внутри отбивки ( «пропущенную» строчку). Но слово «глава» нигде не используется.

Заглянул в повесть-сказку «Алиса в стране чудес» — части имеют заголовки и нумерованы римскими цифрами (но само слово «глава» ни разу не используется).

Открываю Андерсена. В «Снежной королеве» структурные части имеют заголовки, перед которыми значится «сказка первая», «сказка вторая» и т.д. То есть автор явно стремился обходиться без слова «глава».

В литературе же ХХ века в повестях — полная чехарда. У Толстого в «Золотом ключике» — только заголовки. А вот у Милна в «Винни-Пухе», например, читаем:  «Глава четвёртая, в которой Иа-Иа теряет хвост, а пух находит». Зато у Линдгрен во всех трёх повестях о «Малыше и Карлсоне» стоят только заголовки и слово «глава» опять ни разу не упоминается!

А когда я поймал себя на всё возрастающем интересе к блужданию по книжным полкам, к листанию и перелистыванию различных книжек, к выяснению жанра и структуры хорошо известных с детства произведений, то я окончательно укрепился в своей уверенности, что письмо сельской учительницы литературы с рассказом об одном из игровых приемов, использованных ею на занятиях с детьми, вот уж действительно оказалось СЧАСЛИВЫМ СЛУЧАЕМ для пополнения копилки социо-игровых приемов обучения новыми каскадами вариаций…

Так что, уважаемая Л.В, большое спасибо вам за письмо, за рассказ о викторине! И все учителя — сельских и городских школ — примите пожелание очередных успехов и личных творческих находок!

Ну а я, запасшись терпением, буду ждать от читателей этих реплик-комментариев весточек о том, какие же версии-подсказки кому пришлись по душе. А какие из них оказались «не по зубам». И что же, в конце концов, пригодилось для очередного урока. И что же в результате из этого вышло?..

Вячеслав Букатов

Разбор ПОЛЁТОВЛитература Викторина «Счастливый случай» (8кл)

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика