меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

§7. Угодить взрослому или прыгнуть выше своей головы?

Разбор ПОЛЁТОВОбразование ДОШКОЛЬНИКОВ«Внешнее строение человека»(подг.гр.)

_______________________________________________

.

.

.

Ответные реплики-комментарии доктора педагогических наук В.М.Букатова

к рассказу (конспекту) Раисы Николаевны и Ольги Анатольевны о занятии с детьми  в подготовительной группе детского сада (г.Сыктывкар)

.. .

§7. Угодить взрослому или прыгнуть выше своей головы?

.

Повторюсь, меня радует, что в рассказе о проведённом занятии «есть дети», есть групповое обдумывание ответов. Но видно, что отношение к конструированию групповой работы законсервировалось на каком-то давнишнем уровне.  Евгений Евгеньевич Шулешко был мастером остраннения учебных ситуаций, так что дети начинали «прыгать выше своей головы». Вместо прежней своей устремлённости угодить своим ответом взрослому.

Е.Е. Шулешко тонко подметил, что традиционный воспитатель обычно настроен на то, чтобы дети возвращали ему его же собственную речь.  Что само по себе может быть не так уж и плохо (по крайней мере на большинстве открытых уроках демонстрируются именно эти возвращения под одобрительные кивки проверяющих или приглашённых гостей).  Но только всё дело в том, что учебная деятельность, построенная на подобном «возвращении сказанного», процентов на девяносто восемь состоит из СОЦИАЛИЗАЦИИ ребёнка. Но взрослыми эта социализация принимается (или выдаётся) за самую что ни на есть настоящую квинтэссенцию РАЗВИТИЯ ребёнка. Тогда как действительное развитие — по Шулешко — возникает в ситуациях, когда и взрослый и ребёнок заняты импровизацией.

Когда подобные «развивающие имповизации» случаются, то воспитателю об этом умолчать невозможно. А вот если особо «рассказывать нечего», кроме как свой конспект — домашнюю заготовку — пересказывать, то либо импровизации-развития не было вовсе, либо воспитатель был чем-то так занят, что самого главного-то и не увидел.

7 (1). Роль смены мизансцен

Коротко поделюсь вот каким вспоминанием. Петрозаводск. Шестилетки. Развитие речи. Я веду занятие. Дети работают в малых группках. Подходит очередь показывать сценки, которые дети сочиняли в своих командах.

Е.Е. Шулешко понимает, что я по театральной своей привычке сейчас начну вызывать команды на «сценическую площадку» (я ведь с Александрой Петровной Ершовой пришел к Е.Е. из детской театральной педагогики). Поэтому он вмешивается в ход занятия (у нас было принято на всех открытых занятиях быть друг у друга «на подхвате», чтобы показывать гостям не дидактическую полировку, вредную детям, а социо-игровой затрапез, окрыляющий даже самого неуверенного ребёнка).

И вот Е.Е. спрашивает у первой команды, а где же им будет удобно свою сценку показывать. Они отвечают, что в своём углу.

— А где же тогда разместиться зрителям? — спрашивает Шулешко. В ответ слышит:

— А вокруг нас.

— Ну раз так, — говорит Шулешко — то все команды берите свои стулья и усаживайтесь там, куда вам велели «исполнители».

Началась пересадка (весьма ценная и для физиологии детей и для темпо-ритма урока)…

Помнится, что когда дело, в конце концов, дошло до показа сценки последней командой, то Е.Е. умудрился так ловко спросить у исполнителей, где же теперь располагаться нашим зрителям, что они — нечтоже сумнящеся — заявили, что под столами! И тогда все группки (и Е.Е. вместе со мной) с удовольствием полезли под столы, чтобы оттуда подглядывать, как последняя группка, стоя за своим командным столом, начнёт показывать сочинённую сценку!..

7 (2). Куда же мог убежать инопланетянин?

А теперь заглянем в присланный рассказ о занятии. Цитирую: «Рассказы других компаний тоже получились довольно подробными». Для неофитов в социо-игровой педагогике — неплохо. А для «бывалых» шулешкинцев — маловато…

Чтобы всколыхнуть ситуацию, зададим режиссёрские «каверзные вопросы»: рассказ КОМУ? Если не воспитателю (это не только банально, но слишком примитивно), то наверно… инопланетянину (тому, который, судя по письму, был нарисован на бумаге). А если он испугался и убежал, то КУДА?

Под стол? в угол? под лестницу? в туалетную комнату? в спальню?…

Куда тети скажут, туда они и отправятся. Чтобы там прикрепить (повесить или разложить) нарисованного инопланетянина, устроиться рядышком и начать ему свои рассказы о том, «для чего людям нужны органы и какие необходимо выполнять правила, чтобы сохранить их здоровыми».

А где же быть остальным?

Может быть, стоять рядом, отступив три шага, и прислушиваться. Или сидя на корточках?..

Я не знаю, это всё будет импровизацией. И куда каждая команда договорится (и договорится ли?) поместить  инопланетянина, и как они будут ему рассказывать (по очереди, хором ли, тихим шепотом или весёлыми голосами), заранее взрослому и представить невозможно. А вот когда он увидит, как это будут делать дети, то ему будет, о чём взахлёб своим коллегам рассказать…

По Шулешко «конспект» у воспитателя должен быть таким, чтобы на занятии неожиданные импровизации могли бы возникать «на каждом шагу». И чтобы занятие проходило неожиданно для всех (особенно для самого воспитателя).

И не беда, если конспект окажется нереализованным. Это не показатель педагогического неумения. Наоборот — это показатель педагогического мастерства.

Евг. Евг. Шулешко говорил, что не только в детском саду, но и в начальной, средней и даже старшей школе мастерство педагога не в том, чтобы пройти программный материал как можно быстрее, напротив — в том, чтобы проходить его как можно медленнее…

Евгений Евгеньевич был мастером парадоксальных замедлений. И в результате всех «неуспеваний» и «программных отставаний» к концу года программа оказывалась пройденной не только качественно, но и досрочно! (Об этом см., например: Ершова А.П., Букатов В.М. Режиссура урока, общения и поведения учителя. Изд. 3-е. М., 2006. — Стр. 169-171.)

7 (3). Опять об учебном языке взрослых

Если мы раньше затронули тему необходимости размытых формулировок, то сейчас необходимо упомянуть о том, что занятия с детьми взрослые невольно засоряют привычными канцеляризмами.

Цитирую: «Чтобы рассказы компаний получились последовательными, детям была предложена модель». Достаточно воспитателю буквально отнестись к этим своим словам, как ему станет очевидно, что им не место на занятии с дошколятами. И не модель (скорее образец), и не последовательные (скорее пространные)…

Добавлю, чтобы помочь детям, можно по ходу их рассказов задавать каверзные вопросы (которые могут задаваться или инопланетянином, или другими командами-слушателями). Например, один из команды рассказывает, что «глаза нужны для того, чтобы смотреть, видеть, читать, любоваться красотой, чтобы смотреть куда идти, чтобы можно было работать и помогать друг другу». И тут инопланетян спрашивает, а зачем людям нужны глаза ночью? Или когда они обедают?..

И забегая вперёд, добавлю, что смысл фразы «дети вспоминают ход занятия» к реальным детям и к их воспоминаниям о ходе занятия, на котором они присутствуют, — отношения практически не имеют. Вот если они будут наперебой вспоминать, например, в каких местах им сегодня удалось работать на занятии (то есть перечислять мизансцены), то пользу от этого будет не в пример больше…

.

= перейти к следующему параграфу с репликой-комментарием =

Разбор ПОЛЁТОВОбразование ДОШКОЛЬНИКОВ«Внешнее строение человека»(подг.гр.)

. .

Яндекс.Метрика