меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Комм.4: Несколько вариантов оживления ученического интереса на школьном уроке

Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА Игровой стиль обучения и приемы ДРАМОГЕРМЕНЕВТИКИ

______________________________________________

Игровой стиль обучения и приемы драмогерменевтики /Вопрос Натальи ФЕДОТОВОЙ, присланный по Интернету и ответ с экскурсами, воспоминаниями и комментариями, подготовленный доктором педагогических наук Вячеславом БУКАТОВЫМ

Комм.4: Несколько вариантов оживления ученического интереса на школьном уроке

Когда в послании наткнулся я на утверждение, что подобные  (т.е. игровые) виды работ в 10 классе начинать« уже бесполезно», то мне, надо сказать, немного взгрустнулось. Дело в том, уважаемая Н.Ф., что если вы так написали, желая подчеркнуть значимость данной работы  (а  потому и прибегли к некой« литературной риторике»), то тогда, конечно, никаких претензий — взятки гладки. Но если вы действительно именно так считаете, то это печалит.

Ведь как обычно рассуждают те, кто работать собирается не с душой, а с прохладцей? Дескать, раз со 2 класса такую работу не вели, то мне ее начинать уже и не стоит. Чудесный для учителей получается предлог, чтобы работать вполсилы, особо не напрягаясь…

Но в то же время, некоторые учителя о прирученности учеников со 2 класса начинают вспоминать не случайно. Они чувствуют некую натянутость  (установку на поддавки), которую нормальный, свободный человек с бухты-барахты — то есть без тренировки со 2 класса — не поддержит. Вот и вы пишите, что« различные ролевые игры, которыми изобилуют курсы английского языка, для студентов и преподавателей становятся тяжким крестом». И ведь это не случайно. Ведь многие так называемые игровые дидактические приемы  (ролевые игры в том числе) — всего навсего« фиговый листочек», то ли прикрывающий, то ли подчеркивающий срамоту дидактических устремлений учителя.

Но вот я себя ставлю на ваше место и задаю такой вопрос: а как же тогда быть бедному учителю? Если у учеников лексика еще очень слабенькая и тексты составлять с ее помощью можно лишь незатейливые и примитивненькие, то что же тогда делать бедному-бедному учителю?

Исходя из своего преподавательского опыта, я могу посоветовать такой режиссерский ход. Допустим, у меня тот самый текст, который вы приводили в своем письме. Как с его помощью организовать какую-то живую ситуацию на уроке?

Ну, во-первых, всех учеников я бы объединил по тройкам  (можно и по парам, но это похуже). В каждой тройке листочек с этим текстом. Задание — сделать три замены, вместо каких-то слов  (любых — хоть существительных, хоть прилагательных, хоть глаголов) поставить антонимы  (словарями и любыми справочниками пользоваться можно!).

Потом получившееся на чистый листочек аккуратно переписать  ( чтобы другим можно было разобраться, а то ведь у нас ученики и по-русски то не привыкли писать разборчиво, а про английский и говорить нечего) и передать в соседнюю рабочую группку на экспертизу — было или не было три замены? антонимы или нет стоят вместо прежних слов? как изменился смысл текста: стал ли он более интересным или, например, более умным, или более жизненным? Ну и как вы понимаете, творчество в каждой группке начнется непредсказуемое  ( каким оно всегда и должно быть по определению).

Представим на минутку, как может развиваться дело. Наверняка многие начнут с изменения первого предложения. It’s hot. В переводе — жарко. По-русски из антонимов сразу приходит на ум — например, холодно. Но по-английски в предложении три слова, какое же из них заменить, чтобы экспертам нос утереть?

Так что с помощью такой простенькой« драмогерменевтической» процедуры практически у всех присутствующих на уроке начнется погружение в непредсказуемые и заманчивые глубины изучаемого языка. Для одних это случится уже при сочинении« новых» вариантов, для других — при проверке этих« новых» вариантов, полученных от соседей.

Или вот какое задание: текст, после того как он прочитан учителем вслух, каждая группка или команда учеников получает в разрезанном по предложениям виде. Из этой вермишели, то есть набора предложений, нужно составить диалог  ( « сочинителям» при необходимости какие-то предложения можно повторять, а еще можно и разрешить делать до трех — никак не более! — каких-то вставок или замен).

Через отведенные 2-3 минутки  ( отмеренные учителем тютелька в тютельку — по секундомеру) команды начинают зачитывать свои версии-диалоги.

Убежден, что все с явным интересом будут слушать друг друга. И неизбежные повторения одной и той же лексики и грамматических конструкций никому не надоедят.

Впрочем, я знаю, есть классы, где даже такой прием может сработать не для всех учеников, а только для части класса. В этом случае можно подстелить такую драмогерменевтическую соломку.

Сначала каждая тройка или пара вытянут карточки, а на карточках — по-русски написанные самими же учениками характеристики тех состояний, в которых они время от времени пребывают сами. Например: злой  ( или недовольный), простуженный  ( или охрипший), сонный  ( или усталый), веселый  ( или бойкий), увлеченный  ( или заинтересованный) и т.д.

И вот каждый из двойки или тройки, получив характеристику того состояния, в котором он должен произнести свою часть диалога, приступает к тренировке-репетиции своей части текста. А так как все эти состояния хорошо знакомы детям и на карточках они будут написаны вовсе не на иностранном языке, а на самом что ни на есть обычном русском, то тут-то они действительно начнут погружаться в ситуацию, как-то с подобным диалогом связанную, пропуская, как вы пишете,« текст через себя».

Я думаю, что читатели согласятся, что одно дело, когда учитель сам читает примитивный текст, дескать: жарко, деревья зеленые, и другое — когда друг за другом звучат диалоги, которые благодаря карточкам становятся друг на друга очень непохожи. Вот один ученик, злой как собака,« фыркает»: жарко. И в этой его фразе все зрители начинают усматривать некий занятный подтекст. А его напарник, которому, например, досталась карточка« веселый», задорно хохоча, ему перечит: дескать, деревья зеленые! На что первый с еще большей желчностью упрекает: трава тоже зеленая. И т.д.

Как вы понимаете, прелесть подобной драмогерменевтической процедуры в том, что одна и та же группка с одним и тем же текстом, вытягивая каждый раз новые карточки с характеристиками состояний, будет с превеликим удовольствием и заново репетировать, и заново« выступать» перед зрителями.

И в каждой новой пробе смыслы будут возникать новые, неожиданные, а потому и для авторов, и для зрителей весьма интригующие. И скудость лексики не будет помехой. Тут тебе и беседа, и тренировка в произношении, и развитие памяти, и освоение тонкостей синтаксиса изучаемого языка, и получение творческих результатов.

Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА Игровой стиль обучения и приемы ДРАМОГЕРМЕНЕВТИКИ

Яндекс.Метрика