меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Комм.6: Герой или персонаж?

Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА Игровой стиль обучения и приемы ДРАМОГЕРМЕНЕВТИКИ

__________________________________________

Игровой стиль обучения и приемы драмогерменевтики /Вопрос Натальи ФЕДОТОВОЙ, присланный по Интернету и ответ с экскурсами, воспоминаниями и комментариями, подготовленный доктором педагогических наук Вячеславом БУКАТОВЫМ

Комм.6: Герой или персонаж?

Думается, что читатели согласятся с утверждением Н.Ф., что задавать пересказы лучше «от лица разных героев». Не случайно большинство преподавателей иностранного языка именно так и делают. Правда, в результате получается, что им самим эти пересказы слушать интереснее (хотя бы с профессионально-методической точки зрения), чем их ученикам, которым эти самые пересказы приходится сочинять.

У последователей драмогерменевтики на этот случай припасено следующее. Вот в письме читаем «разных героев», а герои — это кто? Главный положительный персонаж или любой персонаж? В обычной речи имеется в виду то одно, то другое. Учитель, произносит «герой», имея в виду просто кого-то из персонажей, а ученик думает, что от него, к примеру, требуется нечто положительное, а то и вовсе чуть ли не героическое, и не знает, как к этому подступиться. Поэтому я обычно советую учителям пользоваться более однозначным словом «персонаж».

Позволю себе небольшое отступление. Однажды на уроке литературы пятиклассники от лица разных персонажей читали басню «Слон и моська». Персонажей там всего-то — Моська, Шавка да Слон. И вот каждый ученик загадывал, от лица кого он сейчас у доски басню прочитает (не меняя ни одного слова в тексте!). А весь класс отгадывал, от кого же. И надо сказать, что и сами пробы, и отгадывания были весьма и весьма любопытными.

Выходит, например, девочка и, скосив глаза, ехидным голосом заправской сплетницы начинает тарахтеть, что, дескать, по улице слона водили! …напоказ!… Сразу весь класс — рот до ушей, потому что догадались, что это от лица завистливой Шавки.

А потом мальчик этак бойко и задорно, как о какой-то весьма удачной шалости, размахивая руками и выпучив глаза, взахлеб рассказывает, что по улицам слона водили… Многие догадываются, что хотя перед ними и мальчик, но текст дедушки Крылова он читает от лица Моськи.

Помнится, что один из мальчиков, выйдя к доске, низким голосом, очень как-то скромно и добродушно, с полуулыбкой от стеснения начал бубнить, что по улице… Класс весь замер, поняв, что сейчас они услышат историю из уст самого Слона. И хотя мальчик прекрасно помнил, что слова в тексте менять нельзя и сам тщательно готовился произнести все слово в слово (ведь в этом и была фишка игрового состязания — слабо или не слабо прочитать, ничего не меняя, но так, чтобы все догадались, от чьего лица), вместо слов «слона водили» он (прям как по Фрейду) произнес «меня водили». От хохота задрожали стекла, так что дальше нашему горемыке продолжать пробу было уже невозможно.

Ну конечно, одно дело уроки литературы — там перед школьниками тексты явно художественные. И даже если персонажей в них не так уж и много, то по крайней мере они сами по себе достаточно интересны и (или) необычны. А вот в учебных текстах по иностранному языку типа «жарко, деревья зеленые и трава тоже зеленая, небо голубое, дни долгие» с персонажами явная напряженка. Но и с этой напастью можно легко справиться.

У наших учителей на рабочем учительском столе обычно находятся две-три коробочки — «заветные сундучки». В одной, например, зеленые карточки с перечнем состояния — злой, веселый, охрипший и т.д. В другом — карточки, например, желтого цвета с перечнем самых различных персонажей. Тут и Буратино с Мальвиной, и Крюгер со Шварценеггером. (И самое удивительное, коль ученики когда-то сами это имя написали — а сундучки пополняются только самими детьми, — то кому бы какая карточка ни досталась, тот худо-бедно, но в нужный образ так-таки перевоплощается, даже если образ этот и был ему до этого неизвестен.)

Ну и еще вот какая подсказка. Если вспомнить, например, мультфильмы, то станет очевидно, что персонажами могут быть не только люди, не только животные, но и даже обыкновенные вещи. Попробуем представить, как наш примитивный текст о жаре и зеленой травке будет выглядеть, если ученики начнут его пересказывать «от лица» горнолыжных палок или солнцезащитных очков…

Но подчеркнем, что в качестве персонажей могут выступать не только экзотические предметы, но и те, что находятся в классе вокруг учеников — шариковые ручки, фломастеры, веник и даже тряпка для стирания с доски.

А теперь о третьем «заветном сундучке» — из тех что на учительских столах у наших некоторых последователей. Надобность в нем обычно возникает не сразу. Ведь первое время учителям с лихвой хватает одного сундучка, не то что двух или трех. Зато роль третьего — уникальна. В нем карточки уже, например, белого цвета, на которых ученики сами указывают какое-нибудь место действия. Тут и «где?» и «когда?» — все вперемежку.

Там не только зимой или летом, но то ночью, то в грозу или в снегопад. Не только в классе или на улице, но и в подвале, в театре, в тюрьме или даже на подводной лодке. Не только на уроке или дома, но и на войне, в походе или на рыбалке.

Для инсценировок любых незатейливых диалогов и банальных учебных текстов карточки из этого сундучка оказываются бесценным подспорьем. Представьте, Буратино (или Крюгер какой-нибудь — кому что выпадет) слова про жару, деревья и про то, что в школу не надо ходить, произносит то в тюрьме, то на корабле, то на крыше, а все по интонации исполнителя отгадывают, что за карточки ему достались, если у него такая удивительная история выходит, что глаз не отвести, что поневоле начинаешь ломать голову, что это за история такая стряслась, и с кем это она, и где же могла произойти.

Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА Игровой стиль обучения и приемы ДРАМОГЕРМЕНЕВТИКИ

Яндекс.Метрика