меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Портретов ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ у нас не было

Сам себе РЕЖИССЁРИСТОРИЯ

______________________________________

Валентина ГОЛОВИНА, учительница истории, пос. Адамовка Оренбургской обл.

А у нас вопрос к Монтескье лично (из «научного архива»  В.М.Букатова, впервые опубликовано в разделе «Режиссура урока» /В.Букатов, М.Ганькина/ газеты «Первое сентября» №64/2002; рис. Евгении ДВОСКИНОЙ )

С интересом всякий раз читаю ваши публикации о социоигровой педагогике и режиссерских находках учителей-предметников. Советы складываю в папку и пробую на своих уроках.

На днях попросился ко мне на урок начинающий учитель из соседней школы. Он посидел, посмотрел, послушал. Что-то записал себе в блокнот. А я волновалась, будто экзамен сдавала.

На перемене выяснилось, что моего посетителя больше всего удивило, что в конце урока дети успели «проявить свои знания». Он, оказывается, до сих пор не думал, что закрепление пройденного возможно на уроке не только теоретически, но и практически.

Не было даже портретов просветителей

А еще я хочу поделиться находкой, которая, возможно, кому-то покажется полезной. Ведь самые скучные темы, самые сложные и по возрасту не воспринимаемые важно сделать занимательными. Таких нелегких тем в курсе новой истории наберется немало. Урок, о котором я хочу рассказать, в очередной раз убедил меня в том, что всему можно научить, если чуть-чуть поиграть.

Сначала поясню: если следовать строго по программе, то тема «Французские просветители XVIII века» должна изучаться в 7 классе. У меня же получилось так, что знакомиться с ней пришлось в начале 8-го. Но и восьмиклассникам не очень-то интересны идеи Руссо или Вольтера, Монтескье и Мелье. Так вышло, что уроки стояли в расписании шестым и седьмым по счету.

Кроме тетради, ручки и учебника в моем распоряжении не было ничего (даже портретов просветителей), то есть ученикам предстояла голая теория, не способствующая погружению учеников в материал. Оно скорее всего так бы и было, но помогла ваша социоигровая режиссура.

«Историки» вышли к народу со своими стульями

Итак, записываю тему на доске, а в тетрадях заполняем предложенную авторами учебника новой истории табличку «Основные идеи французских просветителей».

Начинаем с Вольтера. О нем я кратенько рассказываю ученикам сама и помогаю выделить его главные идеи для записи в таблицу.
Для дальнейшей работы делимся на группы (2-3 парты — команда). В каждой группе распределяются роли: «историк», «просветитель XVIII в.», «король Франции», «представители народа». Попримеряли роли. Посмеялись: похож — не похож.

Затем работа с учебником. У каждой группы — один из просветителей: Монтескье, Руссо или Мелье. Все читают и заносят в свои таблички «идеи энциклопедистов». Работа занимает 10-15 минут.

Наступает черед поделиться знаниями. Учебники закрываются, и все группы одновременно слушают «просветителей»: каждая — своего. «Просветитель» от первого лица рассказывает о своих прогрессивных взглядах. Товарищи помогают, поправляют, иногда задают вопросы. Группы работают, я хожу подслушиваю.

Звенит звонок на перемену. Дети спрашивают: а что будет дальше? После звонка живо занимают свои групповые места. Но ненадолго. К доске я приглашаю всех «историков». Задание: объективно рассказать о взглядах «своего» просветителя (подглядывать в записи разрешается). «Историки» выходят со своими стульями. В конце концов у доски образовался исторический экспертный совет, которому нужно будет обсуждать все услышанное. Подглядывать в тетрадь разрешено всем (как и дополнять свою таблицу со слуха). Одно неудобство — на коленке.
Потом из каждой группы со стульями выходят «короли Франции». Они быстренько передвигают парты, расчищая площадку у «королевского» (то бишь учительского) стола, и с гордостью рассаживаются вокруг него.

Потом очередь двигать парты, обустраивая себе рабочую площадку, приходит к «народным массам». Они усаживаются у двери. И наконец, оставшиеся в каждой группе «просветители» собираются со своими стульями и тетрадями посредине класса (как на подиуме). В результате все слои оказались независимы друг от друга. (А команды учеников хоть и незаметно, но весьма тщательно и равномерно перемешаны.)
«Просветители» выступили до перемены. «Историки» — в начале второго урока. Теперь очередь «королей» и «народа». Они задают «просветителям» по вопросу от лица своего сословия. Отвечать «просветителям» бывает нелегко. Им на помощь приходит команда «историков», усевшаяся у доски. Интересные роли выпали на их долю — они и зрители, и эксперты, и невольные болельщики, и добровольные «выручальщики» своего «просветителя».

Состязание вопросов-ответов проходит, конечно, под моим руководством. Но оно сводится всего лишь к соблюдению очередности и к постоянным напоминаниям, чтобы вопрошающие не забывали указывать, кому лично они адресуют свой вопрос: Монтескье, Руссо или Мелье.
Импровизированный опрос накалялся и грозил превратиться в инквизицию: королям мыслители не по нраву, а народ не склонен прощать просветителям ограниченности взглядов.

Чтобы не случилось «революции», волевым решением останавливаю дебаты и прошу «историков» прокомментировать услышанное. Каждый оценивает одного из «просветителей» и нескольких представителей «знати» и «народа». «Историки» несколько косноязычны от волнения, но комментарии и оценки их на удивление справедливы.

«Людовики» и «Жаки» получили по пятерке

За сдвоенный урок дети смогли не только прочесть, пересказать и заполнить учебную таблицу, но и довольно глубоко разобраться в особенностях и отличиях взглядов мыслителей Просвещения.

В течение всего разговора запись количества вопросов-ответов вел по ходу урока один из восьмиклассников — заядлый шалун. Мальчик чудесный, но очень уж к XVIII веку равнодушный (если не сказать — к учению вообще). Весь второй урок он сидел рядом со мной в конце класса, исполняя роль статистика — в списке класса ставил крестики всем, кто говорил по ходу урока.

К концу урока «статистик» даже стал прислушиваться к смыслу высказываний. Даже реплики начал бросать: «правильно» — «неправильно».
Полученной тройке за урок он был рад-радешенек — как-никак сам заработал! Остальные ученики получили в журнал те отметки, которые им выставляли эксперты-«историки».

Последних же оценивала я сама — конечно, пятерки (и причем — вполне заслуженные).
Уходили «Людовики» и «Жаки» с урока довольные, «просветители» и «историки» важно улыбались: их пятерки были неоспоримыми.

Четыре «просветителя» за урок!

И времени хватило, и урок получился не утомительным. А все потому, что двигались, говорили, играли. Потому что была возможность выбора вариантов — и в вопросах, и в ответах. Потому что игра сняла напряжение, страх неудачи и мотивировала интерес.
И заметьте: я обошлась без наглядных пособий (не ждать же, когда они у нас в школе появятся!).

Для урока мне потребовались только хорошее настроение и плотно закрытая дверь класса (чтобы эмоции учеников не мешали соседям). Хотя — как теперь вижу — можно было и короны, и жабо тут же на уроке из чего-нибудь соорудить. Тогда действие будет праздничнее. Но это — в следующий раз.

.

Сам себе РЕЖИССЁРИСТОРИЯ

______________________________________

Постскриптум: «А вот как получилось у нас…»

Если вы из этого материала узнали о том или ином методическом средстве, способе, приёме, который показался полезным для вашей собственной «режиссуры урока», то не поленитесь, во-первых, поблагодарить автора. А во-вторых, поделиться с остальными посетителями нашего сайта своим рассказом — без каких-то особых прикрас — о том, что же получилось у вас самих, а что нет. Наверняка ваш бесхитростный рассказ рано или поздно, но обязательно пригодится кому-нибудь из учителей, заглядывающих на наш сайт…

ВячеславБукатов

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика