меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Доклад К.Юнга (I часть пересказа В.Букатова)

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаЛекторий «ЗНАНИЕ-СИЛА»К.ЮНГ о детской ОДАРЁННОСТИ

К.Юнг о детской одарённости

Неспешный пересказ Вячеславом Букатовым основных идей доклада, прочитанного  К.Юнгом на съезде работников средних школ  (Базель, 4 декабря 1942 года)

[с незначительными сокращениями опубликовано как: Букатов В.М. Тяжкая ноша одарённости. —  Директор школы. — 2005., № 10. — С. 67-75.]

 

о = I часть =

о

 

Прискорбный вывод

Как это ни удивительно, но для школы самым «крепким орешком» оказывается — ни много, ни мало — одарённый ребенок. Особенно для учителей, руководствующихся принципом помогать слабым. Ведь этот, казалось бы, вполне милосердный принцип нередко оборачивается то беспечным равнодушием, то преступной черствостью по отношению к действительно одаренным детям.

Даже в такой маленькой стране, как Швейцария, учительское внимание к слабо одаренным приводит к тому, что подлинные таланты, столь обществу необходимые, оказываются не только без должного, но даже без какого-либо вообще присмотра. Как если бы их пестование являлось чем-то весьма сомнительным или даже непристойным.

Подобный парадокс становится понятен, если вспомнить, что в мире взрослых посредственность, как правило, недоверчива. И предпочитает с подозрением относиться ко всему, чего не может ухватить своим интеллектом. Для многих людей (включая, к сожалению, и школьных учителей) диагноз: il est trop intelligent (он чересчур умен — фр.) — оказывается достаточным основанием, для самого прискорбного вывода!

Искусственная задержка в развитии

Весьма развитая (как говориться «не по годам») девочка была принята в первый класс. Через некоторое время родители обнаружили, что она стала плохо учиться. Рассказы дочери привели родителей в недоумение. У них создалось впечатление, что с детьми обращаются на уроках как с «идиотами», искусственно оболванивая их.

Мать отправилась на прием к директору школы. И там она узнала, что по своему образованию учительница дефектолог. А до этого  она работала в школе для детей с задержкой в развитии.

Тут мать поняла, что учительница ее дочери скорее всего вообще не представляет, как вести уроки с нормальными детьми. Родители перевели дочь в другую школу, где она попала к нормальной учительнице. И их ребенок вновь расцвел.

Трудности распознавания

В любом классе одни дети учатся получше, другие похуже. Как правило, о первых учителя говорят как о более способных. Многим учителям именно с ними удобно работать на уроке и по их ученическим успехам судить о результативности своей деятельности.

Но входят ли в их число так называемые «одаренные дети»? Оказывается, что как правило, нет! В большинстве случаев мы имеем как раз обратное. Жизнь показывает, что одаренность ребенка часто сопровождается весьма неблагоприятными учительскими характеристиками: нерадивый, халатный, невнимательный, озорной, своенравный.

А из многих биографий выдающихся людей мы знаем, что одаренный ребенок в детстве может даже производить впечатление заспанного. (Современные психологи так те и вовсе считают, что при одном лишь внешнем наблюдении за детьми бывает очень трудно отличить ребенка одаренного от умственно отсталого — В.Б.).

Итак, проблема детской одаренности начинается с трудности распознавания. Недаром психологи настойчиво предупреждают и учителей и родителей, что  одаренность весьма часто имеет замедленный ход развития, долгое время оставаясь латентной.

Тем не менее, сердобольные воспитатели то и дело приписывают признаки даровитости кому попало. В первую очередь, любимчикам, которые впоследствии оказываются самыми что ни на есть никчемными людьми. Так что дотошным журналистам ничего другого не остается, как с ехидством констатировать: «До четырнадцатилетнего возраста в нем не было заметно никаких признаков гениальности; но и после — тоже».

«Заспанный» ребенок

Подчеркнем, что невнимательность, разбросанность или некая «заспанность» у детей, оказавшихся потом одаренными, не случайны. Оказывается, эти столь неудобные для взрослых (родителей и школьных учителей) качества поведения формируются у ребенка как своеобразная защитная реакция от внешних влияний, которые могут оказаться весьма пагубными для его одаренности.

Обороняясь от различных (в первую очередь, педагогических) целей и желаний окружающих, ребенок отвоевывает возможность предаваться внутренним процессам фантазии или каким-то особым, своеобразным, наклонностям.

Правда, и фантазирование и необычность пристрастий сопутствуют не только спящему или начинающему свое развитие таланту, но и ранним стадиям многих неврозов и психозов. (Тут следует помнить, что фантазиям одаренности свойственна не только оригинальность, последовательность, утонченность и интенсивность, но, главным образом, заложенная в них возможность последующего претворения во внешней жизни.)

Очень часто у ребенка, который со стороны казался вполне ординарным или даже проблематичным, могут обнаруживаться весьма поразительные пристрастия. Например, ночами напролет заниматься чтением книг, «проглатывая» их дюжинами и, казалось бы, без всякого разбора.

Или вот припоминается, что в любой школе есть такие мальчики, которые на уроках отличаются чудовищной глупостью. Тогда как в промысле родителей (например, крестьянском или ремесленном) они оказываются образцово дельными, ловкими и не по годам смекалистыми.

Но все подобные случаи могут распознаваться учителями только тогда, когда они будут интересоваться не столько отметками в журнале (по которым следовал бы ошибочный вывод о плохой успеваемости ребенка), сколько самим ребенком, особенностями его поведения, интересов, фантазий и пристрастий.

Диапазон противоположностей

Душевные наклонности одаренного человека, как правило, находятся в широком диапазоне противоположностей. Аномальная скороспелость в чем-то одном может соседствовать с вопиющей недоразвитостью в другом.

Что часто вводит окружающих в заблуждение. Они видят явную отсталость ребенка (например, общекультурную) и, уже не ожидая от него вообще никаких способностей, «ставят на нем крест».

Чаще всего недоразумения случаются, когда взрослые пытаются судить о ребенке по развитости его речи. Вполне может случиться, что скороспелый интеллект ребенка не сопровождается соответствующим развитием его языковых возможностей. В результате речь ребенка оказывается для взрослых подозрительно сбивчивой или даже вообще невразумительной.

В подобных случаях учителей от ошибочного суждения может уберечь только их добросовестная профессиональность. То есть их искренний интерес к ребенку. А искренность проявляется не столько в направленности внимания учителя и в его поведении во время объяснений, сколько в обилии неформальных вопросов к ученику.

А также в том, насколько терпеливо учитель будет дожидаться детского ответа. И, не перебивая, выслушивать его до конца.

Неверные представления

Следующая весьма частая причина многих недоразумений связана с уверенностью большинства взрослых, что математика является лучшей школой логического мышления.

Среди и учителей и родителей господствуют весьма неверные представления, что способность к логическому и абстрактному мышлению воплощена, так сказать, в математике. И потому последняя является наилучшей школой логического мышления.

Однако, что сами математические способности, что родственные им музыкальные, — это способности, которые не тождественны ни логике, ни интеллекту. Но пользующиеся услугами и логики, и интеллекта точно так же, как философия и наука вообще.

Не может быть музыкальности у человека, не имеющего и следов интеллекта. И в тоже время, известно, что поразительные счетные способности могут встречаться даже у имбецилов.

Невозможно любому ребенку вдолбить понимание ни музыки, ни математики, потому что и то, и другое связано с особыми, вполне специфическими способностями.

Самовоспитание взрослого

Многие проблемы воспитания одаренных детей, пожалуй, в набольшей степени, связаны с развитием эмоциональной сферы, с развитием их чувств и переживаний.

Взрослыми, как правило, недооценивается (либо вообще упускается из виду) особая чувствительность детей (у некоторых весьма тонкая — не по возрасту!) к этическим вопросам. Привычное для нашей взрослой повседневности передергивание, вранье и прочая моральная расхлябанность становятся для морально одаренного ребенка весьма затруднительной проблемой.

Дары сердца зачастую не столь явны и навязчивы по сравнению с интеллектуальными или техническими способностями. Хотя именно последние то и дело привлекают к себе особое внимание воспитателей, тогда как первые чаще всего оказываются в тени.

У взрослых, озаботившихся воспитанием, даровитость ума ценится, как правило, выше даровитости сердца. Хотя именно она выдвигает весьма серьезные требования к взрослым. Воспитывающий ребенка сам должен быть воспитан! Если это не так, то неизбежно придет день, когда ученик повторит не то, чему его учил воспитатель, но то, чем последний является в окружающей его жизни.

Поэтому каждый воспитатель постоянно должен ставить себе вопрос: реализует ли он сам в своем собственном поведении то, чему учит воспитанника? И отвечать на этот вопрос ему нужно будет по чести и совести.

В психотерапии мы уже давно поняли, что исцеляющее действие на человека оказывает, в конечном счете, не знания и техника терапевта, а его личность. В педагогике — тем более — та же закономерность: воспитание любого ребенка предполагает самовоспитание взрослого.

Итак, у взрослых даровитость ума ценится как правило выше даровитости сердца. Думается, что это связано с тем, что для ребенка зов интеллекта часто слабее, чем зов его талантливого сердца. Поэтому, чтобы человек вырос неглупым, как правило, приходится много возиться с его интеллектуальным развитием. Тогда как до воспитания душевной сердечности человека у многих учителей «руки не доходят».  Хотя известно, что душевные и сердечные люди бывают полезнее и ценнее для благополучия общества, чем те, у кого прекрасно развиты какие-то прочие дарования.

Каверзные противоречия

Талантливое сердце, глубина чувства, часто достойные удивления, может позволять ребенку (особенно девочкам) так ловко приноравливаться к учителю, что на почве его значительных успехов возникает ложное впечатление о некой особой универсальной даровитости ребенка.

Однако с прекращением воздействия личности учителя одаренность ребенка также может исчезнуть. Предыдущие достижения, оказывается, были не более чем порывом энтузиазма, вызванным к жизни чувственной зачарованностью сердца, — порывом, угасшим, как мимолетная вспышка и оставившим после себя пепел разочарования.

Подлинное же воспитание одаренных детей оказывается связанным с весьма жесткими и своеобразными требованиями к воспитателю. Их целый букет: и психологические, и интеллектуальные, и моральные, и даже артистические (и в каждом из них есть свои каверзные противоречия; например, артистизм учителя должен включать — во избежание «пепла разочарования» у ряда учеников — и такие антиобаятельные проявления, как ситуативная холодность, неприступность и суровость — В.Б.).

Так что ожидать от учителя выполнения всех этих требований было бы совершенно неразумно. Ведь в таком случае он сам должен быть гением!

Тяжкая ноша одарённости

К счастью, однако, многие дарования обладают завидным свойством: они в значительной мере сами о себе способны позаботиться. И чем более одарен ребенок, тем более он склонен к самовоспитанию своей личности.

А в случае «гениальности», способность к личностному самовоспитанию может столь далеко превосходить возраст ребенка, что ее в пору сравнить с неким божественным демоном, который в каком-либо развитии или воспитании не нуждается. Более того,- от которого, скорее всего, ребенка следует защищать.

Большие дарования — это не только прекрасные, но и часто весьма опасные плоды на древе человечества. Они зреют на обычных ветвях. Которые так легко обламываются…

Развитию одаренности свойственна дисгармоничность. А ведь что такое, в конечном счете, великий ум при моральной неполноценности? Пародия на человека. Какое-то недоразумение. Вот и ходят по земле немало одаренных людей, польза от которых сведена практически на нет. А все из-за их человеческих недостатков.

Любая одаренность совсем не безусловная ценность. Но она ею может стать, если все остальные качества личности идут с нею в ногу. Добро или зло будет плодить творческий потенциал, зависит от духовно-морального базиса личности. А если такого целостного базиса нет, то никакая воспитанность его не заменит.

Не легкую проблему воспитания одаренных детей усложняет и тесное родство даровитости с теми или другими патологическим проявлениями психики. Одаренность не только (а это чуть ли не правило) компенсируется некоторой неполноценностью в какой-то другой области, но порой идет — «рука об руку» — с неким психическим дефектом. Так, что почти и невозможно решить, что преобладает: даровитость или патологическая конституция психики.

Карл Гу́став Юнг (1875-1961)

швейцарский психиатр, основоположник аналитической психологии

о

о = перейти к тексту II части пересказа доклада К.Юнга =

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаЛекторий «ЗНАНИЕ-СИЛА»К.ЮНГ о детской ОДАРЁННОСТИ

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика