меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Чтение ВСЛУХ как культурная традиция

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯ

ЧТЕНИЕ ВСЛУХ КАК КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ

Из кн.: А.И. Рейтблат. Как Пушкин вышел в гении: Историко-социологические очерки о книжной культуре Пушкинской эпохи. М.:Новое литературное обозрение, 2001

Чтение позволяет осуществлять коммуникацию, не ограниченную временем и пространством, с помощью запечатленных на бумаге словесных текстов. Социальная его функция заключается в том, чтобы «наладить связь между индивидами через совместное исполь­зование символических форм, которые превосходят индивидуаль­ную способность повседневного наблюдения, которые переносят нас, по словам Ортеги, на «вершину времени»».

Переход от устной коммуникации к письменной связан с ур­банизацией, с переходом от традиционного сельского образа жизни к городскому. Господствующие на селе социальные структуры, базирующиеся на традиционных образцах поведения, жестко за­крепленных типах действия в различных жизненных ситуациях, тес­но связаны с устным общением. Лишь в городе, предлагающем множество конфликтующих между собой образцов поведения, по­является потребность в таком универсальном посреднике, как пе­чатное слово.

Однако переход от устной коммуникации к чтению (впрочем, в определенных жизненных сферах речевое общение, разумеется, остается) занимает столетия и не завершился и к нашим дням. В ходе его получили распространение промежуточные формы, ког­да печатный текст воспринимается на слух.

/ оппозиция «устное-печатное» /

Культурологи обычно подчеркивают различия устной традиции и печати как форм социальной коммуникации (устный текст эмо­ционален, тесно связан с ситуацией и говорящим, невелик по объему, как правило, и способствует консолидации небольшой группы; печатное слово отчуждено, более абстрактно, обеспечи­вает связь с отдаленными во времени и пространстве людьми). Однако воспринят печатный текст может быть как в ходе чтения «про себя», так и на слух, т.е. здесь на ином уровне воспроизво­дится оппозиция «устное-печатное». Каждая из этих форм имеет свою специфику.

В первом случае реципиент может сам выбрать подходящий темп восприятия, способен при необходимости по­вторно вернуться к нужному фрагменту текста или, напротив, прервать чтение до другого случая и т.д. Во втором восприятие развивается только линейно, чтец задает его темп и, кроме того, используя интонацию, существенно влияет на ход и результат ре­цепции. Восприятие на слух в большей степени обращено к сфере чувств, чем чтение «про себя». Чтение про себя — процесс более интимный, он предполагает развитую субъективную сферу.

Изве­стно, что в европейской культурной традиции чтение про себя как основной тип чтения ввели пуритане. На ранних стадиях распро­странения чтения чтение вслух, как более привычная, более близ­кая к речевому общению форма, практиковалось гораздо чаще (ха­рактерно, что при обучении чтению вначале читают вслух).

/ повседневность громкого чтения /

Дневники и воспоминания дают обильный материал для демон­страции того, какую роль играло чтение вслух в Пушкинскую эпо­ху. Прежде всего отметим, что была широко распространена прак­тика коллективного чтения, когда в кругу семьи или дружеской компании (или наедине с другом, возлюбленной) довольно боль­шие по объему произведения читались вслух (лицом, способным прочесть текст наиболее четко и выразительно, либо по очереди).

Вот несколько примеров. В.И. Панаев вспоминал, как в конце XVIII в., когда он был ребенком, «при наступлении долгих зимних вечеров сестра Татьяна учредила раза три в неделю чтение вслух. Матушка и все мы собирались в гостиную, садились вокруг стола: сестра читала — мы слушали».

В.А. Инсарский, сын уездного чиновника, вспоминал о жизни в Пензе в 1820-х гг.: «Если случа­лись зимние <…> вечера, когда мы не ходили в гости и к нам не приходили гости, когда мы не давали балов <…> и когда не дава­лось таких балов ни у кого из наших знакомых — тогда вечера эти посвящались чтению». Бывало это и в тесном семейном кругу. Отец вечерами «усаживал всю семью» вокруг большого круглого стола, за которым обедали и пили чай, читал вслух и разъяснял непонят­ные места.

П.П. Семенов-Тян-Шанский писал в мемуарах о жизни в помещичьей усадьбе в 1830-х гг.: «Собравшиеся к нам гости за­слушивались отца, когда он читал громко приходившие к нам со­чинения Пушкина, Жуковского, а также произведения тогдашнего драматического искусства». И.М. Сеченов писал: « «Мертвые души» мне удалось слышать вскоре по их выходе в свет в чтении большого приятеля нашего дома курмышского судьи Павла Ильи­ча Скоробогатого. Он славился умением читать и, очевидно, лю­бил читать в обществе. По крайней мере, каждый раз, что он приезжал к нам, его упрашивали прочитать что-нибудь новое, и он охотно делал это, привозя иногда даже с собою литературные но­вости. Таким образом в один из его приездов и были прочитаны им «Мертвые души»».

Е.Н. Водовозова писала про помещика, офи­цера в отставке, который в конце 1820-х гг. «читал вслух (молодой жене и ее двоюродной сестре. — А.Р.) Пушкина, а также сочине­ния Руссо и Вольтера в подлиннике, так как все трое прекрасно знали французский язык». Зоолог и писатель Н.П. Вагнер, увле­кавшийся в детстве (в середине 1840-х гг.) романами А. Дюма, П.Феваля, А. Вельтмана и др., вспоминал, что «впечатление, производимое этими романами, еще усиливалось от того, что они читались, как новинки, в семейном кругу, где общий интерес захватывал каждого и увеличивался общим настроением».

/…/

Из кн.: А.И. Рейтблат. Как Пушкин вышел в гении: Историко-социологические очерки о книжной культуре Пушкинской эпохи. М.:Новое литературное обозрение, 2001, стр. 30-31.

Абрам Ильич Рейтблат // Россия, 05.04.1949

Социолог литературы, литературный критик.

Родился в поселке Гастелло Сахалинской области в семье военнослужащего. Окончил философский факультет МГУ (1972). Кандидат педагогических наук (1982). Работает в РГБ с 1975, ведущий научный сотрудник. Ведает библиографией в журнале «Новое литературное обозрение».

Автор книг «От Бовы к Бальмонту: Очерки по истории чтения в России во второй половине XIX в.»; «Как Пушкин вышел в гении: Историкосоциологические очерки о книжной культуре Пушкинской эпохи»; составитель и комментатор сборников «Лубочная книга»; «Видок Фиглярин: Письма и агентурные записки Ф.В.Булгарина в III отделение»; «Книга и читатель 1900-1917: Воспоминания и дневники современников» и др.

Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯ

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика