меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

IV. НА ПРИМЕРЕ: «Видимо-невидимо» на уроке ГЕОМЕТРИИ в 8 классе

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игрКак из одного игрового приема получить много-много интересных вариантов

__________________________________________________________________________

В.БУКАТОВ. Как из одного игрового приема получить много-много интересных вариантов

/По материалам кн.: Вячеслав Букатов, Александра Ершова. НЕСКУЧНЫЕ УРОКИ физики, математики, географии, химии и биологии: Пособие по социо-игровой педагогике.- Киев: Изд.дом «Шкiл. свiт»: Изд. Л.Галицина, 2006.- 128с./

IV. НА ПРИМЕРЕ: «Видимо-невидимо» на уроке ГЕОМЕТРИИ в 8 классе

___На одной из следующих встреч-заседаний была поднята такая проблема: зависит ли ученическое понимание изучаемой темы от специфики выбранного учителем игрового приема. То есть будет ли  одна и та же учебная тема понята по разному, если учитель для урока в одном классе выберет один игровой прием, а в другом, какой-то иной, на тот первый совсем не похожий?

___Было решено, что для сравнения мы опять возьмем тот самый учебный материал по геометрии, который весьма детально уже был   «разыгран» с помощью «Сочинения заданий для выкупа фантов». В качестве нового, «совсем не похожего» игрового приема будет – по общему согласию – то задание, которым открывается первый раздел Хрестоматии, именуемый «социо-игровым приобщением к делу» (по формулировке Е.Е.Шулешко).

___Итак, напомним, что §7 «Теорема Пифагора» в учебнике Погорелова для 7-11 классов занимает с 102 по 113 станицу. То есть тринадцать страниц, разбитых для изучения в соответствии с учебным планом на 9 пунктов (с 62-го пункта по 70-й), после которых идут контрольные вопросы и задачи (стр.113-120). А первым заданием, с которого начинается Хрестоматия игровых приемов обучения, является «1.1. Видимо-невидимо».

___И вот что у нас получилось…

Вверх ногами и наискосок

___Несмотря на то, что большинство из учителей полагают, что полностью материал параграфа будет классу доступным только при последовательном — друг за другом — прохождении учениками всех пунктов изложения в учебнике, рискнем апробировать особый (герменевтический) вариант работы. Заключается он в том, что на уроке детям предоставляется возможность поработать с текстами отдельных пунктов в последовательности какой-то иной, нежели та, что задана в учебнике.

___Представьте, класс объединяется в три команды, каждая получает по два билетика-задания: на одном указан пункт параграфа (напомню, что мы условились для краткости обозначать их как «п.п.»), на другом — какая-нибудь часть речи (скажем, прилагательные или существительные), или какие-то иные — по усмотрению учителя — указания о формулах, уравнениях, с которыми предстоит поработать командам (к примеру, все математические обозначения или все простые числа, использованные в п.п.).

___Каждой команде за отведенное время (две минуты!) нужно будет найти и выписать (в этом смысл первого кона) из текста указанного п.п. все, допустим, прилагательные. Но выписать, сохраняя задание в тайне (помните, как в детстве, мы чуть что, сразу — «военная тайна»).

___Выписывать же нужно будет на большом листе бумаги (или просторном куске от рулона дешевых обоев). И выписывать так, чтобы слова заняли все пространство листа. То есть слова можно писать и наискосок, и вверх ногами, и уголком, и пересекая друг с другом (как в разгаданных кроссвордах). Одним словом как угодно, лишь бы не в скучный столбик и не в одну строчку с примитивными запятыми.

___Использовать можно любые письменные принадлежности: от карандашей до маркеров. Слова же нужно выписывать с теми самыми окончаниями, с которыми они приведены в учебнике (то есть падежные и глагольные окончания не изменять!).

___По истечении установленных двух минут все команды (что успели, то успели!) меняются своими размалеванными листами. У каждой команды чей-то чужой лист, который теперь им нужно проверить (в этом смысл второго кона).

___Но поскольку учебный п.п., с которымработала предыдущая команда, для этой команды еще тайна, то им эту тайну сначала нужно раскрыть. То есть из всех «п.п.» учебной темы найти в книге тот исходный, над которым мудрили соседи.

___Тут все и начинают в своих учебниках рыться, расшифровывая «военные тайны» соседних команд.

Добровольно спохватиться

___Напомним, что одним досталось выписывать существительные, другим прилагательные, третьим глаголы или местоимения и т.д. Эту часть тайны отгадать восьмиклассникам достаточно просто. А вот другую часть — сложнее. По тем словам, что предыдущая команда за две минутки нашла и причудливо вывела на листе, новая команда должна определить исходный отрывок учебной темы.

___Это, конечно, получается не сразу. Конечно, ученикам приходится попыхтеть и туда-сюда глазками по всем «п.п.» темы побегать, в поисках отгадки то и дело возвращаясь, то к одному пункту, то к другому.

___Когда «зашифрованный» пункт будет найден, команда приступает к самой проверке, выясняя, сколько же слов та другая команда за две минутки смогла найти и выписать, а сколько прозевать. Сообща выносится решение о внимательности и (или) сноровке проверяемой команды. И это решение записывается мелом в правом углу доски (можно отметкой в пятибалльной системе, но можно и словами или каким-нибудь заковыристым иероглифом).

___Запись на доске — это (как в музыке) своеобразная отбивка такта. Кто написал — получает новое задание, а те, кто тормозит, получают возможность свое отставание не только самостоятельно обнаружить, но и, добровольно спохватившись, наверстать упущенный темп.

Нарастание информационности

___После записи мелом, посыльные от команд подходят к учителю и от него узнают задание третьего кона. Теперь нужно продолжить заполнение проверенного (чужого) листа словами из того же самого угаданного пункта, но уже соответствующих тому второму билетику-заданию, которое командой было получено во время первого кона.

___Так, например, когда команда I работала с п.п. 63 и выписывала оттуда имена прилагательные, то команда III работала с п.п. 65 и выписывала оттуда только глаголы. Потом команда I, получив лист, заполненный командой III, разгадав по выписанным глаголам их «военную тайну» и вынеся вердикт об их сноровке, приступает к поиску и добавлению в их лист «видимо-невидимо» прилагательных, использованных авторами учебника при изложении учебного материала во все том же «чужом» п.п. 65 учебника. Таким образом, информативность листа растет — к выписанным глаголам, добавляются прилагательные.

___Следующие обмены будут происходить попарно (четвертый кон). Как только какие-нибудь две команды готовы (а их может быть не только три, но и четыре, и шесть — все зависит от наполняемости класса), они опять обмениваются между собой изрядно исписанными листами (тогда как, напомним, другие команды все еще продолжают свои поиски или же дожидаются команду-напарницу для обмена листами с ней).

___Во время этого кона ученикам искать исходный «п.п.» соседей становится проще. Во-первых, и слов для расшифровки больше (тут тебе, например, и глаголы, и прилагательные; или — и существительные, и местоимения — кому как выпадет). А во-вторых, учебные пункты становятся все более или более узнаваемыми: ведь по ним глазками побегать ученикам уже-таки пришлось основательно.

Доверяй да проверяй

___Когда «военная тайна» вторых соседей раскрыта и их исходный «п.п.» найден, команда приступает к «глобальной проверке» (пятый кон). Отметим, что на этом этапе члены команды  приступают к обживанию аж третьего учебного пункта (по традиционной методике на некоторые из них обычно приходится по уроку). Они уже как знатоки штудируют его, проверяя не только внимательность и сноровку предыдущей команды, но и справедливость их вынесенного в правый угол доски вердикта (пересчитывая слова и перепроверяя их мнение).

___Результаты своей «глобальной проверки» счастливые ученики ( «а мы уже всё сделали, всё успели!») записывают на той же классной доске, но уже с левой стороны.

___К этому времени в классе вполне может произойти размежевание команд по темпоритму. Сразу предупреждаем учителей, что в том ничего страшного не будет. Наоборот, когда одна-две команды впереди, а кто-то, не спеша, ползет себе сзади, то в этом проявляется тот самый индивидуальный подход к обучению, о необходимости которого вот уже лет двадцать как неустанно твердят школьные психологи (а учителя все те же двадцать лет никак не сообразят, как же его к своему рядовому школьному уроку приладить).

Показатель подлинности

___В социо-игровой режиссуре проблема индивидуального подхода решается так. Сначала через объединение во временные малые группки активизируется субъектность учеников (вместе с их креативностью и инициативностью).

___Затем по ходу выполнения того или иного социо-игрового  задания (в данном случае первого кона), происходит сплочение временной рабочей группки в рабочую команду, то есть слияние индивидуальных субъектностей в каком-то  едином командном темпоритме.

___У каждой команды этот темпоритм оказывается своим, особым.

___Сегодня Коля попал в команду, в работе которой перевешивал темп: команда как чумовая все время рвалась быть первой. И добилась так-таки своего, хотя, возможно, качество выполнения заданного оставляло желать лучшего (то есть хромал ритм).

___А завтра Коля попадет в команду одноклассников, в работе которой главным окажется ритм. И тот же самый Коля, который сегодня за компанию с другими, закусив удела, слепо гнал вперед, завтра, возможно, будет находить несказанное удовольствие — кто бы мог подумать! — во въедливом коллективном копошении по установлению истины (!), равнодушно взирая на примитивное ликование одноклассников в соседних их обогнавших командах.

___Так вот, для того чтобы и у Коли, и у любого из его соседей-сверстников была возможность приобретать подобный опыт работы в разных темпоритмах, учителю нужно на своих уроках (и сегодняшних, и завтрашних) как можно чаще создавать ситуации, в которых бы ученики работали малыми рабочими группами, то есть командами. Главное, чтобы на уроке среди заданий были бы и те, что рассчитаны на ученическую работу в командах. А уж индивидуальный темпоритм работы в этих командах при грамотной-то режиссуре (то есть при вполне человеческом подходе учителя) установится сам собой, вполне естественным образом.

___Если урок вести по живому, то обязательно одни команды будут работать побыстрее, другие  — помедленнее. Одни — постандартнее, другие — пооригинальнее. Честно говоря, по-другому команды работать и не могут. (Причем, какая именно сегодня будет работать так, а какая иначе — вполне может оказаться для учителя малопредсказуемым. И неплохо бы помнить, что именно непредсказуемость является одним из вернейших показателей подлинности социо-игровой стилистики в работе учителя.)

Мнимый беспорядок

___Итак, самым естественным образом на уроке будет получаться так, что какая-то из команд окажется поумнее и посмекалистее. И будет это зависеть не столько от журнальной успеваемости учеников, сколько от так называемых «погодных условий».

___Но вот эту естественным образом возникшую ситуацию учитель сам может сильно подпортить. Ведь когда каждая команда сплачивается в своем уникальном темпоритме, то у учителя, что называется «крыша едет».

___Те — работают слишком быстро. Эти — слишком медленно. Третьи хоть и пыхтят в ритме вполне для учителя приемлемом, но свое внимание на их работе он сосредоточить не может из-за разнобоя, вносимыми другими командами.

___Все ученики явно работают и явно в индивидуальных командных режимах, но учителю неймется. Ему некомфортно. Ему кажется, что индивидуальный подход только тогда будет подходом индивидуальным, когда он — учитель — будет осуществлять над ним свой тотальный дидактический контроль.

___А то вдруг кто свою индивидуальную порцию недополучит или  переполучит — вот и выйдет непорядок, которого учителю допускать якобы (!) нельзя.

Разбитое корыто

___А на самом-то деле «ларчик открывается просто». Учителю чаще всего потому бывает не по себе, что он не может удержать казенного контроля за живой, пульсирующей работой ни каждой команды, ни класса в целом.

___Ну и не надо! Так нет же, как только он чувствует, что привычная казенщина (в виде кондового менторского стиля постоянных распоряжений и нескончаемых одергиваний «мелюзги») выскальзывает у него из рук, так он (порой чуть ли не рефлекторно) тут же бросается восстанавливать нарушенный «порядок».

___И свой порядок он начинает наводить не с помощью какой-то там игровой режиссуры (ведь в каждой игре есть свои правила, исходя из которых, игроки вполне добровольно взваливают на себя определенные обязательства), а самым что ни на есть базарно-вульгарным способом.  Насильно заставляя идти всех «в ногу», он тем самым пытается «выровнять» общий темпоритм. И тут…

___Одни команды начинают маяться дурью: пять, а то и десять минут простаивая в ожидании, когда свою работу закончат так называемые «тормоза» (нет бы учителю своевременно подумать и отвести на работу — раз уж ему так хочется единого темпа — всего две-три минутки, чтобы не успели все, но зато каждый по-своему). Да и ученики в отстающих командах обычно начинают комплексовать, что у них ничего не получается, что их команда слабая или, что Коля никого не слушает, с ним договориться нельзя и поэтому команда выполнять задание не будет: «Все равно мы проиграем!»

___В результате напряженность работы исчезает. А вскоре и сама работа разваливается. Когда ритм (увлеченность) умирает, то без него и темп оказывается безжизненным.

___Хотя учителю и удается вновь схватить выпавшие бразды казенного правления, только вот управлять-то ему уже и нечем. Вместо насыщенной и пульсирующей, то и дело выскальзывающей из учительских рук жизни рабочих команд — в классе устанавливается сонное царство. Одним словом не урок, а сплошное разбитое корыто

На бис

___Но вернемся к нашей геометрии, к заданию «видимо-невидимо». Напомню, что мы остановились на том, что какие-то команды (команда) будут впереди, а какие-то отставать (хотя индивидуальный ритм работы при этом и у тех и у других может быть весьма насыщенным и очень даже полезным для самих участников). И вот учителю нужно будет, не тревожа вторых (пусть продолжают увлеченно копошиться в предыдущем задании), занять первых. В предлагаемых обстоятельствах (по терминологии К.С.Станиславского) учебнойтемы «теорема Пифагора» — можно сделать, например, следующее.

___В том разукрашенном соседями листе, который лежит перед каждой командой, должна будет появиться новая информация в виде нескольких номеров. Дело в том, что в учебнике по геометрии все задачи по всем «п.п.»  в каждой учебной теме даются едином блоком. Вот на этот блок теперь и должны будут направить свое внимание команды-пострелы (кон пятый-бис). И из всех заданий выбрать именно те, что по их мнению соответствуют содержанию данного «п.п.».

___Подчеркнем, что подобные задания очень затягивают. Ведь чтобы подходящие задачи выбрать, нужно почти все задачки прорешать (хотя бы навскидку) и как-то по темам раскидать (хотя бы приблизительно). А для этого требуется и время, и усилия. Но опыт показывает, что  именно команды пострелят за подобные задания берутся с явным энтузиазмом. И хотя полностью эту работу до конца урока практически никто никогда не выполняет — обиженных не бывает.

___Ну а когда команды-тихоходы свои задания наконец-то выполнят, учитель подает общий сигнал, по которому  все листы возвращаются первоначальным командам (кон шестой, завершающий). И, выждав время, необходимое для разглядывания авторами своего неузнаваемого детища, учитель излагает задание, завершающее урок.

___Каким именно будет это задание, зависит от работоспособности класса. В одном случае этим заданием может быть совместное решение задач. Каждая команда теперь в открытую называет свой «п.п.» и учитель диктует им один-два номера задач для командного решения (но с записью в тетради у каждого, то есть в режиме ­ «один за всех и все за одного»). А в другом случае, если времени совсем не осталось, то этим заданием может оказаться простая запись в дневниках домашнего задания под диктовку учителя.

Размалеванная тайна

___Ну а теперь о том, каким образом на последующих уроках, продолжая изучать тему «Теорема Пифагора» (которая, напомним, в учебнике занимает 13 страниц), учитель может неоднократно обращаться и к самим разрисованным листам, и к тем билетикам-заданиям ( «военным тайнам»), с которых когда-то начиналась работа. Подобные возвраты к рукотворным немым свидетельствам прежних рабочих страстей для школьников очень полезны.

___А использовать эти ненаглядные пособия можно, например, при разыгрывании фантов. Например:

опоздавшим нужно открыть учебник на «вчерашнем» п.п. и из всех приведенных в учебнике контрольных вопросов к этому п.п. выбирать (по своему желанию) всего ДВА и обстоятельно ответить на них, пользуясь как подсказкой «вчерашним» совместным художеством (напомним, что на одних листах будут причудливо переплетены какие-то, скажем, существительные и прилагательные, на других — глаголы, и местоимения; впрямую они подсказкой являться конечно не смогут, хотя именно наличие подобного словарного винегрета перед глазами учеников позволит многим из них при ответе демонстрировать чудеса весьма неожиданной обстоятельности, которая прежде в их речи у доски не обнаруживалась);

подглядывая в размалеванный лист, разыграть теорему по ролям;

к тексту теоремы, заданной на дом, добавить к каждому слову (например, существительному или вообще к каждому слову заданного текстового отрывка) уместный эпитет (или какое-то другое слово), но так, ЧТО БЫ СМЫСЛ ТЕОРЕМЫ НЕ ИСКАЗИЛСЯ И ОСТАЛСЯ БЫ ИСТИННЫМ.

___Для наглядности приведем пример того, что из традиционной формулировки­ — В прямоугольном треугольнике квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов треугольника — может получиться у восьмиклассников после выполнение подобного задания: «В каждом прямоугольном выбранном треугольнике посчитанный квадрат единственной гипотенузы безусловно равен простой (общей) сумме полученных квадратов двух (исходных, соседних) катетов из этого треугольника».

___(Фанатам геометрии легко заметить, что в подобном, казалось бы незамысловатом задании, открываются вполне заманчивые перспективы освоения детьми экзерсисов формальной логики. Одно словосочетание  «этого треугольника» — столь не характерное для любого из учебников геометрии —  открывает для детей отрадную герменевтическую возможность предположить наличие и других соседних треугольников с их собственными катетами.)

Быстрое заучивание

___Обычно задание выучить наизусть доказательство теоремы ученикам дается на дом (на уроке, дескать, для этого нет времени, а вот дома времени достаточно: как хотите, дорогие детки, так и учите). Конечно, такой порядок в школе чаще всего идет от методической беспомощности учителя. И хотя нашей основной темой является задание «Видимо-невидимо», мы позволим себе, очередной раз свернуть в сторону от заявленной темы и остановиться на этой весьма актуальной проблеме.

___Давать ученикам теорему для домашнего заучивания уместно тогда, когда они это умеют. Поэтому сначала ученикам полезно потренироваться в заучивании теорем на самом уроке. Много ни времени, ни сил это не займет, если подобную тренировку проводить в социо-игровой стилистике.

___Класс объединяется в 4 команды (при малокомплектности — в две), каждая вытаскивает билетик с текстом доказательства одной из теорем (каждой команде своя). После отведенного на «выучивание» времени (2-3 минуты!) команды попарно сходятся и одна команда учит другую доказывать свою теорему (и наоборот).

___Затем те, кто слушал, выбирают из своего состава самого «понявшего», чтобы тот доказал теорему у доски. Посыльные от каждой команды собираются у доски.

___Доска делится на части (по числу команд). По сигналу-подсказке учителя: «Дано!»,- посыльные приступают к одновременной записи условия. Затем учитель произносит новый сигнал-подсказку: «Требуется доказать!» и выжидает время, пока все посыльные (с подсказками от команды или без оных) справятся и с этим. После чего дается последний сигнал: «Доказательство».

___Трудясь над записью, посыльные в случае «ступора» могут подбежать к своей команде, для краткого обсуждения или получения необходимой помощи.

Смена караула

___Перед тем  как заслушивать речь посыльного по сделанным записям, учитель (по собственному усмотрению) может дать еще один весьма неожиданный и каверзный сигнал-команду: «Смена караула». Все команды меняют своих посыльных на новых.

___Как вы понимаете, по записи, уже сделанной на доске первым посыльным, успешно рассказать (весьма близко к тексту, то есть практически наизусть) сможет даже тот, кто «самым, самым» понятливым себя сначала ну ни как не считал.  Подобные ситуации помогают даже «средненьким» ученикам обретать уверенность в  себе и привыкать к мысли, что им посильно и все понять, и все выучить. А как только ученический страх перед заучиванием наизусть отступает, то запоминание обнаруживается как бы само собой и ученики на деле приобретают личный мнемонический опыт по работе с учебными текстами.

___А еще подчеркнем вот какую немаловажную социоигровую деталь. При такой режиссуре проверочного опроса у всех болельщиков-учеников появляется как минимум по два объекта внимания. Во-первых, та теорема, которую им объяснила команда соседей и которую их посыльный защищает у доски. Во-вторых, та теорема, которую они соседям объясняли сами (ведь любое — и правильное, и не правильное их действие, будет непроизвольно вызывать в головах учеников соседней, объяснявшей команды какие-то ассоциации-вспоминания: «А как же это мы сами говорили им во время объяснения?»).

___Отметим, что такая перепутанность личных ученических мотивов, интересов, ситуационного кратковременного внимания и позволяет естественной герменевтической интуиции ребенка (то есть его способности к пониманию) выйти из под досадного гнета каких-то прежних иллюзий и ученических страхов, связанных с их ученическим непониманием (реальным или мнимым) и (или) интеллектуальным равнодушием. В подобных запутках, собственно говоря и кроется суть герменевтических процедур, являющихся фундаментом социоигровых приемов обучения.

Варианты для повторения пройденного

___Когда перед экзаменом нужно будет повторять учебную тему «Теорема Пифагора», то и тогда не помешает воспользоваться заданием «Видимо-невидимо». Хотя конструкцию этого игрового приема целесообразнее будет несколько изменить.

___Каждая команда опять вытягивает из двух кучек по жребию-билетику (итого на каждую команду — два билета). В первом — опять номер «п.п(или страницы этого «п.п.»). Номера эти у всех будут разными. А вот содержание вторых билетиков у всех команд одинаково — из текстов своих «п.п.» нужно выбрать по два «самых-самых» и существительных,  и прилагательных, и глагола (важных, или коротких, или незаметных, или трудных и т.д.- каких захотят, но «самых, самых» и только по два!), а к ним в придачу добавить одну и только одну формулу (уравнение). Ну а затем, расположить все это на листе во все том же хаотическом порядке.

___Через две (от силы три) минуты готовые листы вывешиваются на доску. Все собираются у доски и 25 секунд (отмеряется по секундомеру!) запоминают чужой лист. После чего листы закрываются (подвижными створками доски или снимаются вовсе), все возвращаются по командным местам, и за пять минут каждый ученик на индивидуальном листочке (подписанным его именем и фамилией) по памяти изготавливает (стремясь к фотографической точности) свою копию. Сколько в команде учеников, столько копий.

___Условие: 1) пользоваться в команде разговорами-обсуждениями МОЖНО! и 2) пользоваться учебниками как подсказкой-напоминанием тоже МОЖНО!

___Через пять минут все копии вывешиваются на доску рядом с оригиналом. Авторы оригиналов, сравнивая копии, ищут основания для вынесения экспертного мнения о знании каждым учеником соседней команды данной учебной темы. (Как видимо уже догадался проницательный читатель, совмещения и переплетения ролей проверяющего и проверяемого запланированы для каждого из учеников на этом этапе отнюдь неслучайно).

.

/открыть  окончание/

.

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игрКак из одного игрового приема получить много-много интересных вариантов

.

.

__

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика