меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Рассказ первый. Педсовет в деловом стиле, или Один за всех и все за одного

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игр«ДИКТАНТ на ДРУЖБУ», или Нешуточные результаты понарошечной режиссуры

_______________________________________________________

«ДИКТАНТ на ДРУЖБУ», или Нешуточные результаты понарошечной режиссуры / Два рассказа доктора педагогических наук В.БУКАТОВА о «Диктанте на дружбу» (с учителями на семинаре и со второклассниками на уроке) и его же реплики-комментарии к письмам-отчетам школьных учителей

Вячеслав БУКАТОВ

Рассказ первый. Семинар в деловом стиле 
или Один за всех и все за одного

___«Диктант на дружбу», пожалуй, входит в десятку хитов социо-игровой педагогики. Не удивительно, что я использовал его и на семинаре в одной из московских школ. Выглядело это так.

___Шел второй день семинара. К середине моего занятия учителя объединились в четыре команды (три по шесть человек и одна — пять). Команды оборудовали себе гнездышки две сдвинутые парты и стулья вокруг по числу участников.

___Приготовили ручки и тетради (или листочки). Поставили число. Написали слово Диктант. И под ним каждый у себя вывел девиз: ОДИН ЗА ВСЕХ И ВСЕ ЗА ОДНОГО! «Это, — пояснил я, — чтобы не забывать о главном: написал сам — помоги соседу. Увидел у себя ошибку посмотри, не допустил ли кто из соседей такую же в своей тетрадке». В конце девиза подпись: название команды, которое участники выбрали, разумеется, сами.

Эзоп «по памяти»

___Диктую название: «О черепахе и о орле». По гнездам легкое замешательство. Конструкция названия явно непривычна и даже диковинна. Это потому что для диктанта я выбрал текст из рукописи XVII века «Притчи, или баснословие, Езопа Фриги», опубликованного в сборнике древнерусских притч.

___Можете себе представить сложность этого текста для рядового читателя XXI века! Не каждый филолог взялся бы за написание диктанта по этакому тексту не то что учительница начальных классов, физики или физкультуры! Грамматика уж больно странная. (Впрочем, административный диктант, составленный из Чехова или Тургенева, в глазах пятиклассников, я думаю, не менее странен).

___Но как раз подобные «странности» и помогают учителям, максимально приблизившись к роли учеников, хлебнуть той самой ученической жизни (со всеми ее страхами, сомнениями, недоразумениями и иллюзиями), в которую школьники то и дело погружаются во время традиционных контрольных диктантов.

___И вот я кладу на учительский стол первую фразу моего диктанта. От каждой команды вызываю по посыльному, а те «прихватывают» с собой по помощнику.

___Посыльные с помощниками подходят к столу. Плотным кольцом окружают текст. Запоминают его. И бегут диктовать в своих командах. Именно бегут — чтобы скорее сообщить об увиденном, пока чего-нибудь не забыли. Такой темпоритм поведения непроизвольно возникает у всех: и у школьников, и у студентов, и у учителей по поводу совершенно разных текстов: и сложных, и не очень, и экзотических, и традиционных.

___Итак, первая фраза: Черепаха орла моляше, дабы ю летати научил. Как видите, несмотря на грамматическую экзотику, ее объем столь невелик, что у посыльных легко появляется уверенность, что фразу они в свои команды донесут правильно.

___На ознакомление даю ровно 20 секунд — в руках секундомер. Подобное ограничение помогает открыться интеллектуальным резервам участников — стать хоть на немного, да умнее, внимательнее и сообразительнее. Одним словом — окрыленнее…

___И еще одно замечание. Никогда я не кладу перед посыльными полный текст, а только то, что они должны будут донести до своей команды. Иначе посыльные утонут в море соблазнов. Ведь им захочется сначала проверить предыдущую фразу (о написании которой они только что так спорили в команде), а потом уж запоминать новую. Но подобные планы достаточно иллюзорны и, заглянув в предыдущее, посыльные уже не в состоянии сосредоточиться на новой фразе и донести ее до своей команды. Поэтому для учителя проведение социо-игрового диктанта связано с некоторыми дополнительными хлопотами при подготовке: выбрать текст, разделить его на фрагменты, заранее подготовить каждый фрагмент. Одним словом — морока…

___Итак, посыльные прибегают с информацией в команды, и работа закипает. Удивительно, но ни один учитель — ни физик, ни географ — не возмутился: зачем, дескать, там сдалась эта архаическая орфография XVII века. Все склонились и стали дружно обсуждать, как услышанное от посыльного изобразить в своих тетрадях. Как правило, в каждой команде возникает несколько версий. Приходится обсуждать. Размышлять. Договариваться.

___Через 3-4 минутки к столу приглашаются новые посыльные (и тоже с помощниками). Вторая фраза, пожалуй, посложнее: И орлу же сказующу, далече сему быти от естества ея.

___Зато третья, кажется, полегче: Она же наипаче с молением прилежаше.

___Четвертых посыльных ждала порция: Взем убо орел ногтями и на высоту вознес, по сем пусти ю летети.

___А пятых посыльных я предупредил, чтобы они взяли с собой клочки бумаги и ручки. Сначала им была предъявлена последняя часть диктанта. Ее запоминать было не нужно, так как разрешалось сделать шпаргалки. И пятые посыльные при посредничестве своих помощников быстренько нацарапали у себя на клочках: ТОЛК. Притча являет, яко мнози любопрения ради мудреиших преслушаше, себе самех вредиша.

___И уж потом им на 20 секунд была предъявлен предпоследний фрагмент текста: Она же на камение падши, сокрушися. Который «по памяти» и был доставлен в команды, как и все предыдущие фрагменты.

___Наконец, текст махонькой притчи во всех командах записан — не прошло и пол-урока! Но до окончания так называемого «диктанта на дружбу» еще далеко! Впереди эпопея проверки.

Проверка по часовой стрелке

___А началась эта эпопея так. По сигналу все тетради  были сложены в каждой команде стопочкой в раскрытом виде.

___Тут я пояснил, что сейчас каждый диктант обязательно попадет в какую-то другую команду. И в каждом должны появиться: подпись проверявшего и две отметки. Одна за грамотность, и ее нужно будет обвести треугольничком. Вторая за дружбу, и ее нужно будет взять в кружочек.

___Учителя закивали головами: мол, все понятно. Так что объяснять, как оценивать «дружбу», не пришлось. И это к лучшему: в случае разброда мнений в команде, будет что обсудить, тренируя навык «выработки консенсуса».

___После сигнала: «Пригото-о-овились… НАЧАЛИ!» — стопки тетрадей перекочевали ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ в соседние команды. Работа по проверке закипела.

___Команды совещаются, сличают версии, на свой страх и риск вносят исправления (ведь исходного полного варианта нет ни у кого — все в равных условиях).

___Через четыре минутки плодотворно-интенсивной проверки-разговоров я сообщаю: «Осталась ОДНА минута». Никто не спорит — все видят, что у меня часы и я не на глазок, а строго по часам отмеряю неумолимо несущееся время. (Где они, эти изнурительно тянущиеся минуты школьного урока? При социо-игровом стиле прямо наваждение какое-то: ребенок и оглянуться не успевает уже конец урока. Детям обидно бывает аж до слез). «Осталось ПОЛминуты!» И наконец: «Время истекло!» Тетради опять складываются в стопку и по единому сигналу передаются ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ в соседнюю команду.

___Сейчас начнется этап проверки судейства. В каждой команде стопка чужих диктантов с обведенными в треугольнички и кружочки отметками. Вот за эти отметки и следует поставить оценку за судейство. А чтобы ее не спутать с предыдущими — обвести квадратиком. Ну и конечно же расписаться, указав команду.

А судьи кто?

___Но как судить судий, если нет исходного текста! Поэтому я сообщаю, что текст будет дан. «Каждый из вас запишет образец в проверяемой тетради», говорю я и начинаю размеренно, членораздельно до карикатурности диктовать исходный текст со всеми мыслимыми и немыслимыми подсказками голосом.

___Никаких возмущений — дескать, сколько же можно один и тот же текст мусолить. Ничего подобного! Всем интересно. Все рвутся отличиться в чужой тетради и создать рукотворный шедевр. (Конечно, в своих тетрадях — что учителя, что школьники — обычно так не стараются.)

___Наконец текст записан. Начинаются сверки, выяснения. Звучат возгласы: «Смотрите было правильно, а судьи зачеркнули!» Или: «Вот тут неправильно, а судьи не заметили!» Кругом обсуждения, споры прямо как в какой-нибудь Академии наук.

___Поставив отметки в тетрадях, команды вернули диктанты хозяевам и занесли общую отметку за судейство на доску.

___Так, «Светлячки» поставили «Девчатам» тройку, а самим «Светлячкам» команда «Знатоки» не пожалела аж четверки.

___Появление на доске каждой новой оценки сопровождалось фонтаном интереса. Интереса не столько индивидуального, сколько коллективного. Потому что все оказалось перепутанным, перемешанным и переплетенным…

___Мне, например, возвращается моя тетрадь, в которой я обнаруживаю, что меня засудили. Но тут же вижу, что судей вывели на чистую воду. Но спокойно полюбоваться чужим образцом или покритиковать его у меня не получается, потому как у соседей — спор, для разрешения которого требуется моя тетрадь, а меня самого зовут в другую команду — держать ответ за то, что я сам напортачил и при судействе, оказывается, нарушил девиз ОДИН ЗА ВСЕХ И ВСЕ ЗА ОДНОГО. И так далее.

___Даю на подобное бурление три минутки, и — новая команда: «За 20 секунд, НЕ ТРОГАЯ СТОЛОВ (напомню, что они стояли по всему классу гнездами, то есть на посторонний взгляд — как попало), поставьте стулья в один большой круг и сядьте в него командами. Ручки и тетради оставьте на столах. ВРЕМЯ!“

___Без проблем участники рассаживаются большим кругом. В центре осиротелые гнезда с оставленными ручками и тетрадями. Они как бы напоминают, что только что здесь кипела работа. Страсти-обиды от быстрой и добровольной смены мизансцены моментально улетучиваются.

Толстой не знал древнегреческий

___Далее идет мини-лекция. Но не об Эзопе. А о Л.Н.Толстом. Как-то у Шкловского я прочитал, что Лев Николаевич однажды был вынужден заняться с сыном древнегреческим языком — у того в гимназии накопилось за четверть много двоек и хвостов. Для исправления с древнегреческого нужно было перевести несколько басен Эзопа.

___Древнегреческий Толстой не знал. Тем не менее честно помогал сыну переводить. В результате сын действительно кое-как хвосты сдал, двойки исправил и жил себе припеваючи.

___А вот Лев Николаевич успокоиться не смог уж очень ему басни понравились. Он специально выучил язык и перевел эти басни по-своему (большая их часть потом вошла в толстовскую Азбуку; их перевод настолько специфичен, что сейчас эти басни чаще всего печатают как оригинальные тексты Толстого, без указания, что это перевод Эзопа, хотя сам Толстой того никогда не скрывал).

___И вот после такой преамбулы я читаю в притихшей аудитории перевод Льва Николаевича:

ЧЕРЕПАХА И ОРЕЛ. Черепаха просила орла, чтобы научил ее летать. Орел не советовал, потому что ей не пристало, а она все просила. Орел взял ее в когти, поднял вверх и пустил: она упала на камни и разбилась.

___Всеобщее внимание заостряется на явных несовпадениях с текстом нашего диктанта. У нас, например, был какой-то ТОЛК (то ли слово переписчик сокращенно написал, то ли так тогда принято было? Опять же тогда это во времена Эзопа или в XVII веке? Сплошные вопросы и недоумения). А вот в переводе Толстого такого слова нет и в помине. А, может быть, его у Эзопа и не было. Ведь перед нами всего лишь версия одного из древнерусских переводчиков. А кто знает как точно он переводил? Может, он и не очень старался.

___– А посему последнее задание такое: вернитесь в гнезда и на свой страх и риск составьте РЕКОНСТРУКЦИЮ эзоповской притчи. Не перевод, а свою версию авторского текста на русском языке. А так как скоро конец урока, то времени у вас мало, не больше пяти-шести минут».

Реконструкции: победителей не судят

___И все ныряют в задание. Курсирую от группы к группе (это малоприметный, но весьма важный элемент «режиссуры урока») и интересуюсь, нужна ли помощь. Оказывается, не нужна. И так всем все понятно, все увлечены, все при деле.

___Минута истекла. Сигнал к смене мизансцены: все ставят стулья в один большой круг и, по прежнему, не трогая столов, рассаживаются командами.

___Первыми читают «Знатоки». В наэлектризованной интересом атмосфере (муха пролетит — слышно будет) звучит, казалось бы, неказистый (как и у Толстого?) текст:

Черепаха орла просила, чтобы ее летать научил. Орел же ответил, что это противоречит ее природе. Тогда она стала его молить. Орел взял ее когтями, поднял на высоту и пустил ее лететь. Она упала на камни и разбилась. Притча говорит: кто слишком много любопытствует и не прислушивается к мудрым, — сам себе вредит.

___Очередь «Светлячков». Их представитель слегка вибрирующим от волнения голосом читает затаившей дыхание аудитории:

Черепаха орла просила, чтобы ее научил летать. И орел не советовал, потому что это неестественно для нее. Она умоляла дальше. Взял ее орел ногтями и, вознеся на высоту, пустил ее лететь. Она упала на камни, разбилась. Мораль: если не слушать мудрые советы — сами себе навредите.

___Нюансы вызывают пристальное размышление. Одних зацепило, что научил летать лучше, чем летать научил (и зря в команде его не послушались и не сделали так же). Другие застряли на ногтях: может, и правда, надо было оставить это слово, как в переводе XVII века? Третьи решают, что же лучше: притча? мораль? или, как у Толстого, вообще без специального толкования? А как это было у самого Эзопа?

___Команда «Настроение» вернул учителей, погрузившихся в тонкие лингвистические размышления, в родную действительность, продекламировав следующее:

К орлу явилась черепаха,
Склонилась к птице ниже паха
И стала слезно умолять,
Чтоб научил ее летать.
Икнул орел от удивленья,
От странного ее стремленья:
Негоже в небе ей летать,
А лучше б ползать и молчать.
Но та взмолилась. И тогда
Когтями ввысь вознесена
Она была. И с высоты
Летела, с гордостью паря.
Восторг ее недолог был —
Ей камень голову разбил.
Сказать всю правду совесть гложет:
Рожденный ползать — летать не может.

___Все, не сговариваясь, зааплодировали. Конечно, мы понимая, что так Эзоп сочинить не мог. Но все так были восхищены цитатой из Горького, что простили авторам подобную вольность. Вот уж действительно «победителей не судят»!

___После версии четвертой команды прозвучал звонок. Занятие закончено. Для желающих на учительском столе оставляю отксеренный листочек с разворота академического издания басен Эзопа ( «Литературные памятники») в переводе М.Л.Гаспарова.

___Учителя выходят на перемену. Но некоторые из них задерживаются у моего стола — любопытно же узнать, а как эту басню перевел ведущий специалист. В числе желающих прочесть были, кстати, не только литераторы. Трое, к моему удивлению, за перемену умудрились сбегать в канцелярию и отксерить все переводы и Толстого, и неизвестного переводчика XVII века, и Гаспарова.

___На перемене стихийно возникали обсуждения различных методических проектов: то биолог взахлеб рассказывал, что он надумал устроить при изучении пресмыкающихся (коими черепахи и являются), то математик размахивал руками, делясь тем, какую он надумал организовать у себя на уроке режиссуру записи условия задачи и ее решения.

.

/Режиссерское резюме данной социо-игровой цепочки процедур см.: О «133 зайцах» в «Диктанте на дружбу»/

.

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА Мастерство КОНСТРУИРОВАНИЯ и проведения дидактических игр«ДИКТАНТ на ДРУЖБУ», или Нешуточные результаты понарошечной режиссуры

.

.

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика