меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

«Гостевой» урок химии (8кл)

Узел СВЯЗИОтдел педагогических поисков… и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ площадокПедагогика ОТНОШЕНИЙ, САМОРАЗВИТИЯ и САМООБРАЗОВАНИЯВзаимообучение в процессе внутригруппового взаимодействия

________________________________________________

Грекова Анна Владимировна, учитель русского языка и литературы

Злобина Галина Петровна, учитель химии

Хасанова Светлана Васильевна, учитель биологии

 

 

«Гостевой» урок химии в 8 «б» по учебной теме «Теория электролитической диссоциации»

______________________

Грекова Анна Владимировна, учитель русского языка и литературы

 

Готовясь к уроку по химии, наша команда (учитель химии Галина Петровна, учитель биологии Светлана Васильевна и я) собиралась несколько раз. На первой встрече мы обсудили, как мы поняли, что значит «гостевой урок», каковы роль «хозяина» и «судьи». Затем Галина Петровна объявила, что откладывать долго незачем, что сразу после каникул в восьмом классе будет изучение новой темы, а так как спаренный урок только в 8 «Б», то почему бы мне не попробовать именно этому классу объяснить тему «Теория электролитической диссоциации». Будучи глубоко филологом, я засомневалась в своих способностях, но Галина Петровна, заверив в том, что тема легкая, вручила мне и Светлане Васильевне учебник химии.

На следующий день мы договорились встретиться со Светланой Васильевной и обсудить параграфы, которые дома мы прочтем. Первая же фраза учебника меня просто убила: «Как всем известно, есть ионная и ковалентная связь». Оказывается, всем известно, а мне нет? Кто эти все? Я попыталась обратиться за помощью. Тех, кто знает об этих видах связи, немного. Пришлось спрашивать у Галины Петровны. Именно тогда я и пришла к выводу, что на уроке, пожалуй, я тоже должна понять вместе с детьми, что же это то, что «всем» известно. Именно этим соображением я и поделилась со Светланой Васильевной, решив начать урок (с подсказки Галины Петровны) с опыта по проводимости тока и выяснения, кто же в химии разбирается лучше меня.

Итак, долгожданный день. Волнуюсь. Ужасно. С утра какие-то нестыковки с расписанием, день предпраздничный, выясняется, что пары не будет, а будет один урок. Цель поставлена: понять теорию электролитической диссоциации. Задачи: ввести понятие электролиты и неэктролиты, научить решать уравнение электролитической диссоциации.

Прихожу на последний урок, дети как будто не удивлены, кто-то только спрашивает: «А что, у нас сейчас литература?» «Нет». Здороваюсь, представляюсь в новом качестве, сразу же прошу ребят помочь мне, потому как сама обладаю начальным школьным химическим образованием. Так как тема на стыке химии и физики, спрашиваю, кто в этих науках силен. Выясняется, что химиков значительно больше. Спрашиваю про электрический ток, как он возникает. Оказывается, для этого нужна замкнутая электрическая цепь. Здесь все и выясняется про «всем известную ионную связь», о которой знают примерно треть класса. Схему воспроизводим на доске, обращаем внимание на аппарат, стоящий на столе. По представлению ребят, лампочка должна загореться, как только включат электричество, но есть и возражения: цепь-то не замкнутая. Проверяем. Без сосуда не горит. Значит, что-то надо добавить? Пробуем: дистиллированная вода, раствор соли, щелочи, кислоты, сахара, твердое вещество. Лампа то горит ярко, то едва, то перестаёт гореть совсем? В чем же дело? Записываю тему урока «ТЭД». Реплика: «Опять как на литературе». Прошу догадаться, что же зашифровано за буквами. Сразу привлекает буква «Э» — наверное, «электричество». Один мальчик, который, мягко говоря, «недолюбливает» мой предмет, вдруг неожиданно пришел мне на помощь: «А я нашел. Это теория электролитической диссоциации». Прошу его выйти к доске, записать тему.

Пробуем понятие расшифровать, знаем только слово «теория». Делимся на команды. Садимся по пальцам. Сначала не выходит. Наконец делимся в группы по 5 человек. Придумываем название, связанное с химией. Должны себя представить, чтобы прозвучали все. Кто-то прокрикивает, а кто-то разбивает название по «нотам» и каждый произносит свою. Посыльные получили первое задание: пользуясь учебником, выписать на листочках по пять терминов: знакомых и незнакомых, вторые посыльные — передали по кругу листочки и команда должна подчеркнуть те определения, в которых случилось совпадение с их мнением на «знание» и «незнание» терминов. По сигналу листочки передавались до тех пор, пока не вернулись в команды. Третьи посыльные получили задание найти объяснения наиболее подчеркнутым незнакомым определениям в учебнике и объяснить другим командам.

По очереди выходим к доске (представитель от команды) появляются определения: «электролит», «неэлектролит», «диссоциация», почему диссоциация происходит. Теперь уже они мне уверенно говорят, почему же у нас лампочка то загоралась, а то нет. Правда, решить уравнение на уроке нам так и не пришлось. Прозвенел звонок.

Радует, что дети на эту авантюру откликнулись по-человечески. Но они не были снисходительны. Были свои опасения, надежды, сложности. Сложность первая: держать свою знакомую учебную задачу трудно, а тут надо пытаться удержать «чужую». Сложность вторая: к себе на урок идешь как хозяин, зная, что если что-то не так, то найдешь как «заштопать» дыры, а тут полное ощущение первого раза (как говорится, в первый раз в первый класс). Сложность третья: чтобы поверили, что не играют, а тем более не заигрывают. Урок провела, волновалась ужасно, язык заплетался, но не провалилась и понравилось…

 

 

Злобина Галина Петровна, учитель химии

Я «отдала» урок химии учителю литературы, класс – 8, урок – по первой вводной теме «Электролитическая диссоциация. Электролиты и неэлектролиты. Диссоциация на ионы» Урок «готовили» неделю. Наблюдатель – учитель биологии. Все трое с этим классом работаем. Класс из трех в параллели наиболее «проблемный»: есть «трудные», есть талантливые, есть аудиалы, визуалы, есть просто шалуны, есть забалованные, есть «трудяжки» – самые всякие. С учителем литературы обговорили, что в теме желательно, чтоб стало понятным детям на уроке, передала ей учебник по химии (старый, по которому когда-то она сама и училась), посмотрели вместе, как демонстрировать эксперимент по проводимости разных растворов – и на этом моя доля участия в подготовке урока закончилась.

День намеченного урока начался с путаницы в расписании, и, ошибка первая: учительница литературы оказалась на моем таком же уроке, но в другом восьмом. Хотя урок я вела, как мне казалось, немножко «играя», но это был мой урок. Разгадывая тему «ТЭД», обнаружили, что знаем только одно слово из аббревиатуры: «теория», потом подумали – сообразили, что может значить «диссоциация», потом сравнили эксперимент с горящей лампочкой под потолком и, худо-бедно, сообразили, что в растворах появились ионы. Изобразили эти ионы из пар-троек-четверок учащихся. Добрались до записей уравнений диссоциации кислот-солей-оснований. Но это был мой урок, на котором была учительница литературы.

Когда начался ее урок, первое, что удивило: абсолютно все дети приняли ее появление за кафедрой, а мое – за последним столом как естественное. Был только один голос: «Разве у нас литература сейчас?» «Нет, химия, вы мне будете объяснять, то, что сама я плохо знаю».

Первый вопрос был великолепный. Интригующая интонация: «Поднимите руки те, кто разбирается в физике?» — рук пять-семь. «А теперь поднимите руки те, кто разбирается в химии!» — сначала рук пять, потом почти «лес рук»! (Ага, училка по химии-то в классе сидит, неизвестно, чем закончится «не разбирание»). «Ну, тогда вы поможете мне сообразить, что с этим прибором делать!» «Кипятильник какой-то», «схема», и вдруг детская реплика, которую, вообще-то всегда я говорю: «Проверим, какие вещества проводят ток, какие – нет!». Еще одно детское открытие: чтобы решить, почему вещества проводят ток, надо знать их состав. Установили, что именно может быть в стаканах, потому что на этикетках было написано просто «кислота», «соль» и т.д. И третье открытие: у этих веществ ионная связь, значит, в растворах появились ионы. Причем, во время эксперимента «загорится — не загорится» интерес учителя был неподдельно большим, чем у некоторых детей, она же тоже впервые делала этот эксперимент. Разгадывали значение «ТЭД» сначала без учебника, получилось «электрическое что-то», потом с учебником, тему на доске, расшифровав, записал учащийся сам. Прошло 12 минут урока.

Повставали «по пальцам», образовали шесть групп, побегали, подвигали стулья, начали думать над «химическими» названиями команд и дружно их выкрикивать.

Посыльные получили первое задание: пользуясь учебником, выписать на листочках по пять терминов знакомых и незнакомых, вторые посыльные передали по кругу листочки, и команда должна подчеркнуть те определения, в которых случилось совпадение с их мнением на «знание» и «незнание» терминов. По сигналу листочки передавались до тех пор, пока не вернулись в команды. Третьи посыльные получили задание: найти наиболее часто подчеркнутые незнакомые определения в учебнике и объяснить другим командам.

Поймала себя на мысли: дети работают, а я-то в полной «расслабухе», чего не поймут, все равно потом объясню и откорректирую!

Новые посыльные объясняют всем командам значение незнакомых терминов и определений. До составления уравнений диссоциации не добрались. Звонок.

По ходу урока только два ребенка, поворачиваясь назад, искали моего одобрения словам и действиям учителя, пришлось кивать им головой. С удовольствием работали два ученика, которые обычно сидят вполоборота и снисходительно наблюдают за моими действиями, иногда позволяя себе запись в тетради, но никогда у доски.

И конец урока. Ученик, оборачиваясь ко мне: «А, это у вас эксперимент такой, я понял! Ну что, получился?»

 

Хасанова Светлана Васильевна, учитель биологии

I. Подготовка. Решение о проведении такого гостевого урока было принято быстро, сразу после проведения в гимназии семинара. Анна Владимировна отнеслась к подготовке с большим воодушевлением.

Для «озадачивания» и выяснения целей урока я и А.В. побеседовали с учителем химии Злобиной Г.П. Цели и задачи стали ясны. Нам был продемонстрирован прибор, необходимый для проведения эксперимента по ЭЛД. Чуть позже А.В. апробировала этот прибор и подготовила его к уроку. Затем мы с А.В. стали обсуждать и подбирать те способы и приемы, которые помогли бы цели и задачи урока реализовать.

Как оказалось, материал урока, необходимый для изучения, не так-то прост как для учащихся, так и для учителя литературы.

А.В. несколько раз составляла план урока, каждый раз новый, вписывая туда и социоигровые приемы. Наконец, она приняла, на мой взгляд, мудрое решение: поскольку она лично от темы «ТЭД» далека, времени на изучение всех тонкостей этого процесса практически нет, то необходимо сделать так, чтобы дети сами ей все и рассказали (на помощь ей пришли социоигровые методы). Для пущей уверенности А.В. накануне посетила урок Г.П. на эту же тему в другом 8 классе.

В субботу утром, 06.03.10, накануне проведения урока, чувствуя, как идет подготовка к уроку, а также состояние А.В., я поинтересовалась, не погорячилась ли она, решив подготовить такой урок за такой короткий период времени. На что получила утвердительный ответ. На этом мы и расстались до урока.

II. Урок. Вопреки ожиданиям, удивления на лицах детей 8«б» класса, пришедших на урок химии и увидевших вместо учителя химии учителя литературы, я не увидела. Либо информация об уроке просочилась, и дети были уже подготовлены, либо причина в чем-то другом. Поэтому урок начался в обычном режиме. Единственное, что могло косвенно все же говорить о том, что элемент неожиданности в таком уроке был, это внимание, которое подарили дети А.В., дети, которые обычно требуют усилий для организации начала урока.

Начался урок с вопросов А.В. о том, кто хорошо разбирается в физике и химии. Было несколько поднятых рук. А.В. честно призналась, что хотела бы получить от детей помощь в этих вопросах. Затем перешли к эксперименту, предусмотренному методикой. Поскольку А.В. проводила его, видимо, второй раз в жизни, то было явно заметно, что эксперимент не проводится, не показывается, а именно проживается учителем, а вместе – и учениками. Дети наблюдали за экспериментом с интересом.

Затем была проведена аналогия с электрической цепью и хорошо выстроенный логический диалог о том, что такое проводники.

После этого учащимися были высказаны предположения, что существуют вещества, проводящие и не проводящие электрический ток, среди этих веществ могут быть и растворы.

Было выяснено, что проводят электрический ток особые заряженные частицы. После этого учащиеся вспомнили под руководством А.В., что такое ионная связь.

Затем была объявлена тема урока, да не как обычно, а с использованием аббревиатуры. Недолго думая, учащиеся расшифровали тему урока. Одному из догадавшихся учащихся было предложено расшифровать и записать тему на доске.

Затем А.В. снова обратила внимание детей на эксперимент с целью сделать предположение, почему одни вещества могут проводить электрический ток, а другие – нет. Поскольку точного ответа не нашлось, то пришлось взяться за работу в поисках ответа. А.В. предложила работать в группах, на которые класс довольно быстро разбился.

Группы назвались. Получилось 5 команд: «Аш – два, Эс, О – четыре»,  «Титаны», «Щелочи», «Барий», «Электроны».

Через посыльных была начата работа с текстом.

Задание 1. Выбрать из текста по 5 знакомых и 5 незнакомых определений.

Задание 2. Список из непонятных определений и терминов передать в соседнюю группу и пополнить список своими объяснениями непонятностей.

Задание 3. Передавать список по часовой стрелке до тех пор, пока список не вернется к авторам.

Задание 4. Если в списке остались неизвестности, то объяснить их с помощью текста учебника.

Поскольку после проделанной работы все же остались термины, не очень понятные для большинства в классе, пришлось организовать задание №5.

Задание.5. Посыльные от каждой группы попытались объяснить с помощью А.В. данные термины: электролиты, неэлектролиты, какие вещества являются электролитами, а какие нет, диссоциация, электролитическая.

В итоге пришли к какому-то общему пониманию данных терминов.

На этом урок был завершён.

 

III. Мои наблюдения. 1. Работать в группах в классе, в котором 26-28 учащихся, очень затруднительно. Это огромное количество детей, и уходит большое количество времени и на деление на группы, и на донесение группами результатов своей работы до класса.

2. Урок химии учителю литературы Грековой А.В. дался нелегко, была и большая, серьезная подготовка, и сильные эмоциональные переживания во время проведения урока.

3. А.В. была при проведении урока настолько убедительна, что весь 8«б» включился в работу с первой минуты, работали все присутствующие дети без исключения, ни одному учащемуся не пришлось делать замечания за недостойное поведение. Подавляющее большинство присутствующих поверили в то, что А.В. владеет учебным материалом не хуже учителя химии. В этом плане мне очень понравился вопрос классного руководителя 8 «б» Зайцевой И.А., обращённый к Г.П.: «А что, А.В. и химию знает?» На что Г.П. энергично закивала головой в знак согласия, оставив И.А. в полном недоумении.

4. Дети ушли с урока довольными и не уставшими. Сидя на последней парте, услышала высказывание девчонок, что на уроке было интересно.

5. Не было противопоставления «ученик-учитель», А.В. вместе с детьми открывала для себя что-то новое о «ТЭД».

6. Урок удался.

 

P.S. После семинара вести традиционные уроки скучно.

 

 

 

Плахотников Сергей Владимирович

Немножко о «немножко играя»

С большим удовольствием прочитал все три отчета и лишний раз убедился в том, что, видя одно, мы всякий раз видим разное. Это свойство нашего восприятия позволяет нам быть не только сохранными в своей личной судьбе, но и интересными для окружающих. Так скучно, когда все видят одно и то же. Есть учителя, которые тиражируют эту самую скуку, свято веря в ресурсы своей компетентности, и ученического послушания, но это не про вас.

Скука возникает от учительского однообразия и надоедливости, учитель докучает детям своим безразличием или чрезмерной привязанностью, как к предмету, так и к самим детям, поэтому особо бесцеремонные дети садятся вполоборота к доске, подчеркивая свою невключенность и непонимание происходящего. Крайние полюса: безразличие, с одной стороны, и, желание угадать учителя или угадить ему, с другой, возникают тогда, когда у взрослого слишком много оценки. Оценка, в свою очередь, одних детей приближает, а других отдаляет от учителя. Что приводит к появлению пресловутых формальных и неформальных лидеров, способных приводить одноклассников к учителю или уводить от него. Когда дети поворачиваются и ищут одобрения учителя, чем они руководствуются? Думаю, верой в учителя и недоверием своим силам. А если сидят вполоборота? Думаю, неверием в учителя и тем же недоверием своим силам.

Как нам научиться учить детей так, чтобы они учились, а мы при этом не опирались на костыли, мол, сейчас порезвятся, немножко поиграют, а я «потом объясню и откорректирую»?

Ваш гостевой урок не только ставит эту проблему, но и показывает один из путей ее решения. Как, собственно, удержать учебную задачу, при этом, не потеряв игровую позицию? Ведь значительно радостнее объяснять, когда интересуются, а корректировать, когда просят уточнить.

Давайте, вместе эту проблему решать и не докучать детям.

.

.

Узел СВЯЗИОтдел педагогических поисков… и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ площадокПедагогика ОТНОШЕНИЙ, САМОРАЗВИТИЯ и САМООБРАЗОВАНИЯВзаимообучение в процессе внутригруппового взаимодействия

.


Яндекс.Метрика