меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Урок в МОСКВЕ (геогр, 8кл)

Разбор ПОЛЁТОВРассказы СТУДЕНТОВ о своих достижениях в социо-игровой стилистике →  Изучение КИТАЯ и социо-игровая «режиссура урока» (материалы дипл.раб.)

[2] Разбор ПОЛЁТОВГеография

[3] Сам себе РЕЖИССЁРГЕОГРАФИЯ

______________________________________________

ОСОБЕННОСТИ УЧЕНИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ ИНТЕРАКТИВНОГО СТИЛЯ ВЕДЕНИЯ УРОКА ГЕОГРАФИИ В СТОЛИЧНОЙ И ПОСЕЛКОВОЙ ШКОЛЕ

Фрагменты из дипломной работы по педагогике выпускника географического факультета МГУ

АРЧАГОВА А.О.

Материалы «Приложения III»: Из записей в рабочем дневнике о проведенных уроках

Вольно-художественное повествование о сугубо личном восприятии, излагаемом для привлечения читательского внимания и сочувственного  понимания

Урок в МОСКВЕ

Часть 1: Господин «Дабл-Ю Дабл-Ю»

«Я не могу сама решить, поговорите с господином WW, он недавно получил звание лучшего учителя года, и очень горд собой. Если он согласиться отдать вам свой урок, тогда милости просим к нам в школу».  Нечто подобное я услышал, когда позвонил по телефону и попросил провести урок географии в школе №III.III.III.

Через несколько дней я пришел в школу, для того, чтобы лично обговорить условия проведения урока. Господин WW задерживался, и добрый библиотекарь открыла мне его класс географии, чтобы я мог в тишине и покое дожидаться его. «Господин WW у нас лучший учитель года в стране! Всё что вы видите, он сделал своими руками. И эту «клумбу» (в коридоре), и эти модели кораблей тоже склеил он сам. А однажды он даже устраивал конкурс шпаргалок для детей, о чём потом писали в газете. Он у нас звезда!» — нахваливала учителя географии сердобольная библиотекарша.

Господин WW вошел в дверь неожиданно, и резко протянул мне руку для рукопожатия. Роста он был не высокого, с «пивным» животиком. Шустрые глазки гармонично сочетались с резкими движениями и строгим голосом.

Не секунду не сомневаясь, господин WW, начал называть меня на «Ты», произнося это самое «Ты» несколько высокомерно.

Вообще, господин WW со мной не церемонился. Пару раз в его речах даже проскакивали не совсем литературные словечки.

— Я дам тебе урок в 8 классе. Могу дать один или два… мне в общем пофигу….

— Почему именно в восьмом? У меня же тема Китай, его проходят либо в 7 либо в 10.

— Они самые адекватные. Понимаешь…это мой класс. Они занимают места на олимпиадах, им интересно…. А когда ты видишь, что в классе одни идиоты – что с ними работать. Кроме того, ты можешь рассказать им про Китай то, чего не знаю я.

— Неужели во всех остальных классах учатся одни «идиоты»?

— Ну, по большому счету…. Ты когда-нибудь входил в класс?

—  В качестве учителя — нет никогда, а с каким ощущением это надо делать? – поинтересовался я, прикинувшись веником.

Он скорчил гримасу, и пустился наставлять:

— «Ну что, сволочи, собрались?» — что-то в этом духе. – И вопросительно посмотрел на меня.

— Знаете, я не уверен, успею ли я подготовить материал для двух уроков. Могу ли я взять половину второго урока?

— Нет уж, дорогой, если ты берешь урок, — бери целиком. Мне конечно пофигу я могу начать и с середины….

— А почему вы стали учителем?

— Вообще я закончил МАИ, но в 90ые работы толком не было, пришлось искать, что придется. А сейчас я многого здесь добился, и не хочу уходить

После этого разговора я сделал вывод, что учителю географии как он сам выражается «пофиг» на детей. А ведь господин WW прославился тем, что когда-то проводил «прекрасные» открытые уроки «по методике Букатова». Не представляю, как ему это удавалось.

Часть 2: Подготовка

Вместе с Вячеславом Михайловичем Букатовым я разработал  план урока. Кроме того, мы составили определенный опросник для получения «обратной связи». Каждый ученик должен был ответить на 19 вопросов, которые давали бы то прямую, то косвенную информацию по интересующим нас вопросам.

После обсуждения мы пришли к выводу, что провести лучше два урока. Первый сделать по учебнику 10 класса (!), а второй в форме лекции про Китай и китайский язык (в стиле телепередачи «Клуб путешественников»). Кроме того, я понял что для чистоты эксперимента мне нужна реакция детей только на меня – без присутствия на интерактивном уроке их обычного учителя, то есть самого господина WW.

В тот же день вечером я позвонил господину WW и сказал, что решил провести два урока.

— Нет, я не дам тебе  второй урок.

— Но как раз на нем я хочу дать именно то, что знаю как «специалист по Китаю», что видел своими глазами!

— Нет.

— Ладно. Но ещё я бы хотел, чтобы «для чистоты эксперимента», Вы во время урока не присутствовали в классе.

— Я не могу этого сделать, я отвечаю на своем уроке за детей. Максимум  что я могу обещать это, что выйду из класса и сяду в коридоре при открытой двери.

— Если дети не будут Вас видеть, то меня это вполне устроит.

Его «забота о детях» была явно фальшивой. Скорее всего, он хотел не упустить возможности «поставить палки в колёса» и от всей души потешиться над неопытным учителем.

Часть 3: Урок

Не помню, кто сказал что дети – цветы жизни. Увидев броумоновское движение восьмиклассников на перемене, я решил, что дети это споры жизни, уж больно они активные, подвижные и хаотичные (на первый взгляд, конечно).

Господин WW отдал мне класс, а сам сел в коридоре на низенькую детскую скамеечку и с усердием начал что-то писать. Со своим животиком на детской скамеечке и, держа в руках бумагу и ручку, он смотрелся чрезвычайно комично. Но мне, впрочем, было совсем не до смеха.

Дети заходили, садились на свои места, смотрели на меня недоуменно  и всё спрашивали — какой у них будет урок, и доставать ли учебники. Я сообщал, что будет география, и чтобы учебники доставали.

Наконец прозвенел звонок, и урок (при «открытых дверях») начался. Я со всеми поздоровался. Представился и написал на доске аббревиатуру ФИО. Последнее вызвало смех, так как дети начали подшучивать, что меня и впрямь зовут ААО. (так я неловко скопировал приём В.М.Букатова)

Я попросил детей встать, разбил их по рядам на две группы и провел разминочное упражнение «Эхо». Сначала хлопала одна группа, а другая судила. Потом наоборот. «Дружное эхо» получалось у них – так себе, а вот судили они соседей очень жёстко.

Далее я попросил ребят выстроиться по номерам квартир. Одна девочка тут же заявила:

— А я не помню свой номер…

— Тогда ты будешь жить в моей квартире… у меня 156 – не растерялся я.

Ребята все время пытались начать раньше времени. Зачастую раньше, чем я успевал изложить само условие задания.  Я останавливал их жестами рук и напоминал: «Так, а кто сказал — начали?»

Звучит сигнал. Что тут началось! Такой сумбур и хаос. Я дал им три минуты, и каждый пол минуты объявлял время.

На удивление к концу третьей минуты все действительно построились. Только один мальчик отказался участвовать, сел на первую парту и начал что-то решать… Я не стал ему мешать.

Далее я попросил ребят рассчитаться на 1-2-3-4 и разделиться на команды.

Тут я совершил ошибку. Надо было, разумеется, сразу отделить всех первых, всех  вторых и.т.д. Развести их по углам. Но – что вышло, то вышло. В образовавшемся хаосе ребята слукавили и разбились не равномерно. Из 20 человек получилось: две команды по 7 человек, одна – по 4 и одна команда из двух девочек. На ходу я решил продолжать урок с именно теми командами, что получились.

Далее я попросил ребят организовать свое командное «гнездо», объяснив, как оно должно выглядеть. Отвёл три минуты, и засёк по часам время.

Получилось только у двух больших команд. Остальные сели как сумели. Две девочки из «последней команды» уселись на столы. И не хотели слезать. Тут я совершил очередную ошибку – посадил их насильно. А  можно было, например,  просто спросить: как они, сидя на столе, собираются выполнять письменное задание?

Потом я попросил детей сложить их даты рождения и получить число – название команды. Это оказалось для них трудновато. Все вооружились калькуляторами на мобильниках, но даже с помощью портативных устройств не все справились. В результате, когда две минуты подошли к концу, у меня было только два нормальных номера. Тогда остальные начали придумывать на ходу (скорее всего взяли год рождения). Видимо поэтому  одна команда получилась с названием «1995» (я оставил это на их совести и приступил к работе).

* * *

Для начала я показал им учебник 7 класса и поинтересовался, занимались ли они по нему, когда учились в седьмом классе? Не все ответили, что занимались (хотя я знал, что занимались все). «Раз в каждой команде хоть кто-то по этому учебнику занимался, – как ни в чём не бывало продолжил своё продвижение по заготовленному плану, – даю первое задание!»

Результаты были разнообразные. Цифры ответов тоже. Я попросил одну из команд зачитать ответы, а остальным решить, согласны они или нет.

В основном все команды и всегда не соглашались (вообще ребята в классе относились друг к другу очень критично).

Второе задание с учебниками уже 10-ого класса тоже прошло не совсем по плану. Не все сразу нашли в учебнике раздел, посвященный Китаю (!). Кто-то выписал данные о рельефе и геологии (непонятно где они это нашли в учебнике эконом географии Максаковского).

Третье задание – про карты – было, наверное, самым разнообразным и интересным. Не буду касаться правильности заполнения – она была никакая (!). Но это не столь важно. Самое главное, на мой взгляд, что все дети наконец-то живо включились в работу.

И тут меня поразило то, что они все время пытаются сдать мне свои разрисованные карты, хотя и об этом их никто не просил. Более того, у меня было запланировано, что эти карты им потом понадобятся для самопроверки. И это постоянное желание «сдать и отделаться от учителя» сквозило у большинства учеников в каждом их жесте. Удивительно насколько традиционная закваска учителей форматирует обучаемых ими детей. Даже на заведомо необычном уроке (пусть и не очень педагогически удачном) они только и заняты тем, что стараются как можно скорее отделаться от учительского задания.

Потом команды поменялись местами-гнёздами для проверки содержания выполненного. Карты чужих команд дети проверяли поверхностно, но вот зато оценивали – ужасно строго. Все тут же начали ставить друг другу двойки. Потом украдкой подбегали к своим работам и переправляли двойки на пятерки.

Меня удивило, что желание получить хорошую отметку вбито в голову детям кувалдой! Очевидно ведь, что подобные «промежуточные» отметки в журнал никогда не пойдут и ни на что не повлияют. И, тем не менее, все то и дело старались поставить другим оценку похуже, а себе – получше.

После выполнения задания они не захотели оставлять карты себе (так что мне пришлось забрать их самому).

Когда я понял, что до конца урока осталось буквально «пара минут», раздал  детям листы опросника (через посыльных).

Все углубились в чтение. Многим было не понятно выражение «Тет-а-тет». Я объяснил.

* * *

В результате самыми удачными и работоспособными оказались смешанные команды. Самыми озорными были команды мальчишек. А две девочки сначала явно не хотели работать, но потом включились в работу, и работали вполне активно.

Мальчик, который отказался «играть со всеми» так и сидел на первой парте. С высокомерным и грустным видом он всё это время что-то решал. Но и он получил опросник, и к моему удивлению принялся его заполнять.

Когда дети взяли листы опросника, один ученик из команды мальчиков подошел ко мне и спросил, знаю ли я китайский. Я ответил, что учил. Тогда он попросил что-нибудь сказать по-китайски. Я произнес Wo ai ni. Когда же он попросил перевод, перевел – «я тебя люблю». Формирование юношеской сексуальности взяло верх над всем, и вся его команда то и дело прыскала от смеха, давясь своими пубертатными ассоциациями.

* * *

Во время всего занятия состояние моёго внутреннего напряжения достигало каких-то невероятных значений. Приходилось много сил тратить на концентрацию. Дети напоминали пар, который стремительно вырывается из всех щелей кипящего на огне чайника.

Как же все-таки меняется восприятие урока! Одно дело, когда ты за партой,  и другое – у доски в роли учителя. Я помню, что, когда учился в школе, уроки тянулись бесконечно! Сидел и думал, когда же это всё закончится… Причём сидишь в расслабленном состоянии (если только не идет опрос) и тебе, в общем-то, на всё наплевать.

А когда ты в роли учителя, урок проходит мгновенно. Постоянно смотришь на часы и с ужасом думаешь, что за эти несчастные 40 минут успеть всего намеченного не удастся…

От постоянного напряжения, пересыхает горло. И не знаешь, куда себя деть, – выйти-то толком нельзя. Взялся за гуж…

Возможно, мой урок был не очень качественный и не очень хороший в плане педагогики и интерактивности. За то он был явно не скучным!..

Когда дети заполняли опросник, одна девочка произнесла фразу, которая возблагодарила меня за все мои мытарства. Сначала она спросила: «А будете ли вы у нас на следующем уроке?» И когда я ответил, что нет, она потупила взгляд и еле слышно с грустью произнесла: «Жалко» (тут я почувствовал себя очутившимся аж «на седьмом небе»).

Часть 4: Вердикт профессионала

Урок закончился, и Господин WW спросил меня, хочу ли я услышать его замечания. Мне, конечно же, не безынтересно было узнать, на что он обратил внимание и какие советы сможет дать. Так что я, не кривя душой, ответил, что хочу. Тогда он повёл меня за собой – покурить (правда, я не курю).

Когда мы спускались по лестнице (чтобы выйти из школы покурить), я – для «подзрядки» своего настроения – представил его на морозце… в панталончиках. И в своём беззлобном посмеянии приготовился к тому, чтобы, прямо «глядя ему в рот» смиренно внимать  пунктам его мудрого вердикта, особо не портя своего душевного равновесия.

Когда мы вышли из школы, он сказал: «По Букатову претензий к тебе нет, зато есть с точки зрения педагогики». И он потряс перед моим носом листком бумаги, но котором красовалось 47 пунктов замечаний.

Как я и предполагал, Господин WW, сидя за распахнутой дверью на неудобной скамеечке в коридоре, во время урока не бездельничал. Он черным маркером меленько и тщательно фиксировал на специально припасённом листе бумаги все мои ошибки и все свои замечания. Привожу, что помню с его слов и что смог разобрать с той фотографии, что была мною на скорую руку сделана мобильником (в скобках – мои ответные комментарии, которые в своё оправдание мне тогда не очень-то и удалось повысказывать).

* * *

В правом верхнем углу красовалась подчеркнутая фраза: Перебор времени! Ниже пояснение: Потеря 1,5 минут в начале; не привлек внимание (Да, было. Тяжело их было угомонить после перемены. В следующий раз особо приготовлюсь к тому, чтобы привлекать ученическое внимание)

Судит…. (Здесь ему не понравилось, что я часто применял слово «судить». Например, просил одну команду посудить другую: получается ли у них «дружный» хлопок или нет)

Хлопки… 3 мин. (Посчитал, что я слишком много времени потратил на это. На самом деле, надо было это задание проводить дольше, то есть сделать еще несколько заходов после разбиения класса на команды. Для налаживания общего темпо-ритма, о чём я нечаянно забыл!)

Слова паразиты

Не говорит цели заданий (Разумеется, ученикам нужно самим понять – для чего, я называю лишь – о чём. Я считаю, что мотивировать учеников если и надо, то только во время обычных лекций и традиционных уроков. Во время же интерактивных уроков они мотивируются самим ходом «дидактической игры»)

«Жить в моём номере квартиры» (Кажется я оговорился)

Не проговаривает алгоритмы и последовательность действий (Руководствуюсь социо-игровым советом «не разжёвывать»)

Построение по номерам квартир – 2 минуты!? (А он может быстрее?)

Внимание привлекает хлопками (Не понимаю, что с того?..)

«Отлично…» (Слишком много, по его мнению, давал устных оценок промежуточным действиям. Когда Букатов на практических семинарах, подбадривая-подстёгивая, засыпал на нас то «отлично», то «молодец» – ни кому это не мешало. Скорее наоборот…)

Расчет на 1-4 (?? Я потом понял, что всем первым номерам нужно было отправиться в дин угол, вторым – в другой и т.д. Тогда бы соблазн сжульничать развеялся…)

Не надо говорить о том, как надо ставить парты (А В.М.Букатов нам говорил и даже на доске схему рисовал. И нормально…)

Не помогать (Когда как! Иногда, если дети не справляются, их лучше не бросать…)

«Правильно сделали гнездо….» (Тут полностью согласен… я зря сам оценил, как они сделали «гнездо» для командной работы)

«Вижу команды….» (Ему не понравилась моя очередная оценка!)

«У нас….» (WW считает, что я для них чужой, и они меня с собой не ассоциируют. Мое мнение противоположное: если периодически говорить «у нас», то у детей появится некое чувство единства с учителем. Или – хотя бы какое-то  подобие этого чувства, что тоже уже не плохо…)

«Не контролирует шум…» (Да с дисциплиной в его классе была проблема. Правда, иногда шум был вполне рабочим – дети, увлекшись, не слышали меня. Но в этом нет ничего страшного. Проблема была скорее… с матом! В следующий раз и к этому буду специально готовиться. Тем более, что Вячеслав Михайлович показывал нам на этот случай несколько «домашних заготовок»…)

Придумать название, следовательно № ( Не знаю, что он имел ввиду. Может быть мою вину, что номера-названия были неправильными? Но в социо-игровой педагогике есть соответствующий совет… [открыть в новом окне])

Выдуманные номера команд (А мне показалось это забавным…)

«Достаньте листочки….» Надо было самому заранее приготовить (А вот нет, пусть сами ищут или пишут в тетради; даже такой пустячок может организовать их, помогая им сплотиться.)

Надо было сформулировать тему урока (Они ее в опроснике сами сформулировали)

«Текст идет не правильно» (об учебнике для 10 кл.) (Да в учебнике Максаковского текст неудобно расположен. Совсем не понятно, что за чем следует. Я его сам в свое время полгода читал не так как надо!..)

Посылайте посыльного (?? Для устной речи вполне допустимо.)

Статичность учителя (Конечно, я ведь специально старался практически не двигаться, не ходить по классу.  За то дети бегали!.. Кто двигается на уроке – по «Золотым правилам» социо-игровой педагогики – тот и развивается. А это для учеников самое главное…)

Одного посыльного записывайте (О_о)

Увлекся числами, потерял темы

Не объяснил понятие пункт и содержание

На анкету отвел 10 минут

Нет обобщения

Спросил сколько времени до конца урока (Спросил, хотя и сам знал. А спросил, чтобы на всякий случай подхлестнуть, когда они заполняли опросник. Ведь могли и не успеть.)

О чем урок? (А он не понял, что о Китае?)

Размытость формулировок  заданий

Номера команд надо выписывать на доску (Что я и сделал…), сумбур при оформлении доски (Он что доску сквозь стунку видел?..)

«Щас», «Хорошо», «Будем их судить….» (Как будто он сам такими формулировками никогда не пользуется J)

Задания для разных групп не связаны (Да они были у всех групп одинаковыми, поэтому ребята смогли их друг друга проверить).

С одними говорит, другие орут (А как ещё? Заорать на всех самому, чтобы сделали вид, что внимательно слушают…)

«Хорошо» (Его явно бесит это слово)

Не конкретизирует ответ

«Ну все, потом объясню»  и не объяснил ( Было, кажется… не помню.)

Не указано назначение заданий (В опроснике)

«Закончили, не закончили – это как бы…» (Ему не понравилось, что я так и не закончил свою фразу. Ах, если бы учеников это также задевало, делая их неравнодушными… )

«Команды переходят в соседнюю команду» (Я явно оговорился. Согласен.)

Самопроверка работы групп путем перехода

Нет критериев проверки (Они сами установили критерии, на что я и рассчитывал.)

Нет визуализации результатов работы всех групп. (Согласен, что для социо-игровой «режиссуры урока» это очень существенно. Но, что они перешли и посмотрели друг у друга – разве не в счет?)

Поиск маркеров «учителем» (Он специально подчеркнул, что «закавычил» ключевое слово. Ну да это был косяк, меня обуял страх потерять маркеры (с чего вдруг?), и я попросил ребят их вернуть… Каюсь, потерял 1,5 минуты от урока.)

«Вы должны сами решить, кто выиграл, кто проиграл» (Это был мой вопль на их ярые вопросы: «А кто выиграл?»)

* * *

Вот такой вынес мне вердикт лучший учитель года. Судя по всему, он (как и многие учителя, неудостоенные почётных званий) по привычке упиваться властью над детьми не смог удержаться от того, чтобы не самоутвердиться и на молоденьком, неопытном практиканте из МГУ. Хотя, по заверениям других учителей, он – очень хороший педагог…. Возможно, это и так, но детей об этом я не спрашивал, а по их поведению на прошедшем уроке географии я ничего подобного не обнаружил.

Может, мой экспериментальный урок и был непедагогичным (или как там это называется?), но мне он понравился. И насколько я могу судить, детям тоже.

Думается, что такие пусть и неказистые уроки хотя бы иногда надо устраивать. А то у всех учеников о школе останется такое же впечатление как у меня – я ее ненавидел.

Возможно, у меня получилось плохо, но я хотел показать детям, что школа может быть странной и веселой, интересной и забавной.

.

открыть продолжение: «Урок в Оболенске»

.

Разбор ПОЛЁТОВРассказы СТУДЕНТОВ о своих достижениях в социо-игровой стилистике →  Изучение КИТАЯ и социо-игровая «режиссура урока» (материалы дипл.раб.)

[2] Разбор ПОЛЁТОВГеография

[3] Сам себе РЕЖИССЁРГЕОГРАФИЯ

.

.

1 comment to Урок в МОСКВЕ (геогр, 8кл)

  • Анна

    Мне понравилось ваше подробное описание урока. Скажите, а какой опросник вы давали детям?

    админ: см.: Приложение 1. Опросник по восприятию прошедшего урока
    http://www.openlesson.ru/?p=9454

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика