меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Ребёнок & класс (о профессионализме учителя)

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАДИСЦИПЛИНА на уроке и режиссура ПОВЕДЕНИЯ УЧИТЕЛЯ
[2] Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА
[3] Узел СВЯЗИФОРУМ

Учитель:
«ребёнок класс»?

О современном профессионализме школьного учителя // Лаконичный ответ В.Букатова на вопрос, заданный Л.Андреевой  по содержанию статьи  «О педагогике, как реально практикующем искусстве»

Решетников Ф.П. «Достали языка» (1943)
Решетников Ф.П. «Достали языка» (1943)

 ◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊

Любовь Андреева [от 15.04.2013 в 17:59]: Здравствуйте! Меня интересует вот какой педагогический вопрос. Отношения «ребёнок – класс» часто являются предметом раздумий и тревог классного руководителя (и не только его, любого учителя).
Вмешиваться ли педагогу в отношения детей? Как справиться с влиянием на ребят далеко не самого умного и прилежного ученика?

 

Ответная реплика В.Букатова:
Если быть лаконичным, то необходимо затронуть вот какие два момента.

Во-первых, заявленная тема становится у школьных учителей предметом раздумий-тревог только «во вторую очередь». А в первую их внимание обычно оккупируется её антиподом – «фронтально-парной педагогикой». Суть её в том, что каждый ученик завязан прочно и поодиночке на учителя. «Один на один». И весь класс как бы оказывается разбитым на изолированные пары (поэтому-то все и сидят друг другу в затылок, зато лицом к учителю; то есть если в классе 24 ученика, то на уроке – 24 учебно-изолированные пары: «учитель NN↔ученик nn»).

И вот только когда учитель в этих столь для себя привычных условиях «парной педагогики» вдруг не встречает ожидаемого «внимания к себе», только тогда он начинает ТРЕВОЖИТЬСЯ. То есть в основе его такой поведенческой реакции чаще всего лежит задетое самолюбие. Которое по большому счёту совершенно не вписывается ни в какие рамки подлинного профессионализма.  

Учителю уже давно следует печься не о том, как отыграться за своё ущемлённое самолюбие или успокоить свою собственную гордыню, но – как вырастить в учениках чувство сверстничества, чувство их принадлежности к своему (именно к своему) поколению, что потом поможет им сообща, «соборно», справляться со всеми предполагаемыми и непредполагаемыми тяготами предстоящей жизни.

Уже на начальных этапах формирования у школьников этого чувства частные случаи ситуативного негативизма по отношению друг к другу быстро рассасываются, как и всевозможные недоразумения со сверстниками, то и дело возникающие в их бурлящей повседневности. И тогда выясняется, что детские конфликты, лишаясь своих негативно-фатальных последствий, приносят ученикам даже своеобразную пользу. Потому что те на «пустячках» приобретают ценный опыт коммуникативно-позитивных трансформаций своих конфликтных взаимоотношений то с одними, то с другими из окружающих их ровесников. (Но в скобках замечу, что каждый из детей приобретает этот опыт не сразу и «не по свистку». А в своё время и на своём уровне. И после много-многократного повторения. То есть после бесконечного наступания «на одни и те же грабли».)

Во-вторых, проблема «как изолировать ученика, чьё влияние не нравится учителю» тоже упирается в «парную педагогику» и усиливается учительским стремлением к «тотальному доминированию». В действительности же появление такого ученика — для многих учителей важный звоночек, который напоминает учителю о том, что тот вместо деловой целеустремлённости занят  стремлением «купаться в лучах» благодарности, почитания и ученической признательности. Тогда как на самом деле он в глазах молодого поколения уже давно превратился, например, в «нуль», или временщика, или смешную кокетку, или в заносчивого задавалу, с которым все контакты (взаимопонимание, сочувствие и отзывчивость) уже давно утеряны.

И когда того или иного ребёнка начинают окружать, в основном, именно такие взрослые, то ученик, в свою очередь, невольно начинает внимательнее приглядываться к сверстникам. И уже тогда кто-то из них (кто, вполне возможно, по мнению учителя, является «полным ничтожеством») начинает вызывать у ребёнка больший, чем ко взрослым, интерес, уважение и сочувствие. Чем? Подлинностью «страстей», живостью «интересов» и понятностью «суждений».

Вот если бы учитель не нежился каждый урок на перине «парной педагогики» и фронтально-занудного объяснения, а «засучив рукава» пробуждал бы в учениках реально-деловые интересы друг к другу (но не на словах, а в действительности!), то они быстро бы разобрались (и каждый по-своему), кто из них чего стоит и с кого есть смысл брать пример, а с кого – нет. И сделали бы это без какого-то специального вмешательства взрослого (то есть без его указки, что весьма немаловажно).

Так что подлинное решение учителем этой проблемы зависит не от сиюминутных воспитательных приёмов-ходов-ухищрений, а от повседневной профилактики, связанной с его ДОБРОВОЛЬНЫМ отказом от своих учительских претензий на «центр ученического внимания». Это сложно, непривычно и порой весьма утомительно (сдерживать на уроке своё желание всё объяснять, всех судить и постоянно «строить», уступая все эти «мёдом намазанные функции» самим ученикам — дико тяжело). Социо/игровая «режиссура урока» старается помочь учителю в этом трудном деле. А драмо/герменевтика (то есть интерактивные технологии обучения) – смотреть не вниз себе под ноги, а в ту неведомую даль, куда сужено будет отправиться тому самому новому поколению, которое сейчас на уроке сидит перед учителем, прилежно сложив на партах ручки…

Только не надо забывать, что, по Августину Блаженному, нашей остроты зрения то и дело не хватает не то что до горизонта, но даже до перста (!), на него указующего, достать. Поэтому совестливому учителю в своей «образовательной деятельности» только и остаётся что, вооружась интерактивными технологиями обучения и запасясь незаурядным терпением, с сизифовым упорством следовать народной мудрости: ежедневно и бесконечно посылать детей «туда – не знаю куда», чтоб они к своей и его великой радости каждый раз отыскивали то, что он не ожидал, о чём совсем не думал и о чём даже не знал вовсе… В.Б.

◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊=◊

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКАДИСЦИПЛИНА на уроке и режиссура ПОВЕДЕНИЯ УЧИТЕЛЯ
[2] Разбор ПОЛЁТОВОбщие вопросы РЕЖИССУРЫ УРОКА
[3] Узел СВЯЗИФОРУМ

2 comments to Ребёнок & класс (о профессионализме учителя)

  • Петрунина В.А.

    Ваши рекомендации — просто прямое руководство по реализации федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) (в хорошем смысле). Детям интересно работать в группах, делиться друг с другом знаниями.

  • Спасибо. Я согласна с Вами, что главная трудность — это неумение порой услышать ребёнка. Различия между нашим видением ситуации и тем, как оценивают её ученики, практически всегда решаются в пользу взрослых: как бы, мы не ошибаемся, ошибаются дети.
    Я же немного о другом. Об отношениях ребят между собой.

    Ответная реплика В.Букатова: Прошу извинить меня за не совсем внятное изложение своей мысли о том, что «парная педагогика», которая была столь традиционна в прошлом ХХ веке, сегодня является главным капканом для учительского профессионализма. Если эту угрозу ликвидировать (что трудно, но так-таки можно), то проблемы «отношений ребят между собой» окажутся в уже освещаемом поле прилюдных решений. Что снимет массу «неразрешимых вопросов» или «тупиковых ситуаций», обычно возникающих, когда ученики, привычно проводя по полжизни в затылок, не интересны в классе друг другу.

    В XXI веке у школьных уроков главной функцией оказалась — пробуждать у детей ДЕЛОВОЙ интерес к сверстникам. Создавая деловое единение учеников с помощью различных учебных тем, учитель может вносить свою бесценную лепту в пестование очередного поколения — самостоятельного, уникального и свободного от наших ошибок, привычек и комплексов (по Лермонтову — от нашего «позднего ума», который делает жизнь для молодёжи сродни «праздному пути без цели» или «пиру на празднике чужом»).

    Но пока основная масса учителей мыслит только категориями «парной педагогики» (а как по другому — многие из них даже на минутку представить себе не могут), большинство повседневных проблем, так или иначе связанных с темой «ребёнок — класс», оказываются слишком назойливыми, чересчур зубодробительными и пугающе неподъёмными.

    Вывод. Даже если с решением проблемы «ребёнок — класс» приспичило, прям с сегодняшнего дня, засучив рукава, готовьте задания для работы класса малыми группками на уроке по любой теме и вспоминайте свой детский опыт, как вы делились/объединялись в команды (например, см. http://www.openlesson.ru/?page_id=393). С пожеланием успехов! — Вячеслав Букатов

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика