меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

МГУ: методика ИЗНУТРИ (Физика,10кл)

Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА → ПСИХОЛОГИЯ игры и игровой дидактики → Взгляды ИЗНУТРИ

А.Т.
ф-т Вычислительной Математики и Кибернетики (ВМК) МГУ, 3 курс
«…всё это я не то чтобы не люблю,
но сторонюсь…
»
О работе с текстом из учебника Физики (10 кл) на занятиях у В.М.Букатова 

◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊◊≡◊◊
ВЗГЛЯД на методику обучения ИЗНУТРИ


Учебные рисунки в «ФИЗИКЕ:10 кл», иллюстрирующие 
тему «Взаимодействие токов. Магнитное поле»

Моё второе занятие по режиссуре урока. Я иду на него скорее со страхом, чем с нетерпением. Если в первый раз кто-то приходил наивно послушать лекцию (как я), то сейчас все смекнули, что на этом курсе им придется быть не только пассивными слушателями.

Групповая работа, игры на координацию и сообразительность – я не то чтобы всё это не люблю, но сторонюсь. С другой стороны, такие виды деятельности всегда бывают на каких-нибудь выездных семинарах, корпоративах и тому подобных собраниях. Так что рано или поздно я всё равно влипну в похожую ситуацию. Только там, как правило, мало народу и все знакомы – гораздо неприятней выглядеть смешно и глупо! В общем, мысль, что у меня есть хорошая возможность перебороть свой страх, придавала мне сил.

Я не учла одного обстоятельства: в этот раз к началу занятий пришло, как мне показалось, раза в полтора человек меньше, чем в прошлый. Но не успела я в полной мере испугаться, как началось занятие. По одному хлопку мы поднимали или опускали руки, по двум вставали или садились [Руки-ноги]. Практически все оказались к этому готовы, и у нас получалось очень слаженно. Тогда преподаватель усложнил задание. Он попросил нас поделиться на четных и нечетных согласно принадлежности к ряду, за которым мы сидим. У каждого ряда получился свой рисунок в последовательности вставания и поднимания рук. Тут многие начали ошибаться. Послышался смех. На лицах появились улыбки. Все оживились и расслабились. Времени на самокопание у меня уже не было.

Потом было задание построиться в алфавитном порядке (за индекс нужно было взять третью букву отчества [Полукруг по алфавиту]). Я знала, что это прелюдия к разбиению на группы и собственно к самому групповому занятию. Надо сказать, что ко всему прочему я ещё и с трудом схожусь с людьми (да, я практически мизантроп!), но работа в предыдущей «шестёрке» мне очень понравилась. И я была убеждена, что лучше этих пяти девчонок я никого не найду. Поэтому моей целью было оказаться в группе хотя бы с несколькими из них. Но внезапно вместо задания образовать группы нас заставили сгрудиться у доски и заняться «колечками» (а нас всё-таки было не так мало, как мне казалось!).

Задания В.М.Букатова никогда не бывают сразу ясны до конца. Так что нам то и дело приходиться полагаться на нашу интуицию или переспрашивать у соседей. Пока вникала в правила, пытаясь понять, всё ли сделано верно, я как-то позабыла про свою цель объединиться с нужными мне девочками. Честно говоря, мне вообще не пришла в голову очевидная сейчас мысль, что вся эта «игра» и затеяна с целью соединить нас в рабочих группках по случайному принципу [Колечки].

И вот когда мы в очередной раз мы образовали новые «колечки», с равным количеством участников, господин Букатов радостно сообщил, что состав этих колечек и будет на сегодня рабочей группой. И велел нам идти организовывать себе «гнездышки» (никогда бы не подумала, что разворачивать эти огроменные парты и длиннющие скамейки можно с такой легкостью, но я это делала!).

Стоит ли подчёркивать, что в «шестёрке» со мной оказались совершенно незнакомые мне люди? И забегая вперед скажу, что моя новая «шестёрка» хоть и сильно отличалась от предыдущей, но была ни чуть не хуже. И мне работать с ними так же понравилось!

После того, как мы придумали название своей команды, нам через посыльных раздали листочки с небольшим текстом из учебника по физике. Кто-то, помня, что тривиальных заданий у Вячеслава Михайловича не бывает, тут же кинулся внимательно читать. По кому-то из гуманитариев было видно, что они надеялись никогда больше не видеть «эту физику». Поэтому сейчас их постигло «жестокое разочарование». Отмечу, что я не отношу себя ни к тем, ни к другим. Просто никогда ещё не было случая, чтобы передо мной лежал текст на русском языке, а я не прочитала бы его. Так что мой взгляд непроизвольно тут же заскользил по строчкам (он оказался слишком простым, так как был из учебника для 10 класса [третий из 14 абзацев параграфа за номером 60: «Взаимодействие токов. Магнитное поле»]).

Задания же посыпались вдруг самые неожиданные. Например, посчитать количество слов с буквой «р». Или найти самое длинное предложение [Двойное дно]. Результаты надо было каждой команде записывать на доске – у всех получались разные цифры!

Наша команда сначала пыталась делить текст между собой: кто за какой кусок отвечает. Но так как никто не был до конца уверен в том, что он правильно сосчитал, мы перепроверяли друг друга, результаты не сходились. А время поджимало…

В результате, мы сошлись на каком-то числе просто потому, что никто уже не хотел спорить, а записать что-то было надо. Дальнейшие подобные задания выполнялись молча: каждый, не тратя времени, опускал глаза в текст, считал сам искомое во всем тексте целиком. А потом мы принимали решение, чьё число мы пишем.

В других командах, судя по всему, дело обстояло не лучше. Я уж было потеряла всякий интерес к работе, как наконец-то прозвучало вполне посильное задание: посчитать количество глаголов в тексте. Причём на этот раз работа стала действительно совместной. И наибольшую активность проявил человек, до этого почти бездействовавший.

В результате столбик одинаковых ответов на доске свидетельствовал о том, что с этим заданием справились все. А за ним пошли задания, по смыслу более подходящие для изучения темы по физике. А именно – восстановить «деформированный» текст. С последующей проверкой другой команды, а потом и новой проверкой, но уже за «судейство» [с постоянными пересадками всех команд].

Я бы хотела сказать, что с восстановлением текста мы справились отлично, но к сожалению, это было не совсем так. Там была одна строчка, окончание которой мы восстановили с большим трудом. А потом оказалось, что в этой строке не было пропущено ничего!

После этого было задание нарисовать «по своему разумению» необходимые рисунки-иллюстрации …

два примера командных работ с восстановлением деформированного текста (а); следами командной проверки соседей (б) и последующей «проверкой проверяющих» при сличении исходного текста выданного отрывка (в);
справа — «учебные рисунки» (г’), которые сочинялись в каждой команде как завершающее звено «герменевтической цепочки» (а-б-в-г) и после ознакомления (г″) со всеми возникшими в командах вариантами
сравнивались ) с рисунками-иллюстрациями учебника, который в каждой команде появлялся именно на этом этапе занятия  


________________________________________________________________________

С рисунками дело оказалось похуже, чем с восстановлением текста. Двое из нас помнили, как обычно выглядят иллюстрации в данном учебнике. Поэтому мы настаивали на том, чтобы наш командный вариант был бы  максимально приближен по стилю к учебнику. То есть в отличие от других команд, у которых всё было изображено схематично, мы тщательно вырисовывали аккумуляторную батарею. И потеряли на этом много времени. Но я ни чуть об этом не пожалела, потому что именно у нас учебная иллюстрация получилась ближе к оригиналу, чем у других!

Всем дали посмотреть, в конце концов, что же на самом деле должно было быть нарисовано. И мы посмеялись над своими ошибками.

Дальше различными способами нас побуждали к обдумыванию и обсуждению произошедшего между собой в группах. Как мы думаем, как восприняли бы этот урок сильные и слабые ученики? Что нового они бы узнали для себя?

В итоге, наша группа сошлась во мнении, что для слабых учеников это был бы очень неплохой урок, так как сначала задания не предполагали предметных знаний. А значит были доступны всем. И это придавало уверенности в себе тем, кто обычно на уроках физики её не ощущает. Но немало было и скептического отношения к такой форме занятий: мол, что может дать  ученику, особенно сильному, подсчитывание точек в тексте?

В общем, к концу того занятия у нас было много пищи для размышлений. Но через пару дней мне пришла в голову новая мысль. Ведь на том занятии Вячеслав Михайлович (не будучи физиком) смог сосредоточить наше пристальное внимание на очень маленьком клочке текста. И невероятно длительное время – никак не меньше 1,5 часов. А ведь, как мне кажется, самое неприятное в обучении – это то, что нужно раз за разом возвращаться к уже знакомому, чтобы вникнуть в смысл поглубже и запомнить получше, в то время как хочется идти вперед и открывать что-то совсем новое для себя.

Как долго я смогла бы дома не отвлекаться от подобного текстика по физике? Думаю, что моё внимание уже через 2 минуты непроизвольно переключилось бы на что-то совершенно иное…

 А.Т.
ф-т Вычислительной Математики и Кибернетики (ВМК) МГУ, 3 курс.

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  


*

Яндекс.Метрика