меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

«Испорченный телефон» и не только

Сам себе РЕЖИССЁРИНОСТРАННЫЙ язык

Исаходжаева Диана // Российский Новый Университет / Факультет иностранных языков

«Испорченный телефон» и не только

Здравствуйте, Вячеслав Михайлович!

Сегодня я наконец провела занятие в своей университетской группе (8 человек), упросив одногруппников быть в полном составе и пообещав, что будет интересно.

Начала занятие с разбиения группы на команды. Нарезала бумажные квадратики — 8 штук (по количеству студентов). На четырех написала цифру один, на остальных цифру два. Разложила это все на столе и пригласила моих одногруппников испытать судьбу!

Когда квадратики были разобраны, объявила, что все те, у кого на бумажке первый номер собираются в одну команду, у кого второй в другую. (Один из студентов расстроился, что номер один достался не только ему!)

Каждая команда выбрала себе «гнездо» и расположилась в нём.

[Испорченный телефон]

Затем я попросила команды решить, кто у них будет первым из «посыльных», которые будут ко мне за заданиями все время бегать.  И этих первых пригласила взять по листочку, на оборотной стороне которого была написана поговорка на английском языке.

До этого я попросила каждую команду временно сесть в одну линию (в затылок друг другу, то есть в ряд «по одному»), объяснив, что сейчас будет эстафета. И команды будут с последней парты на первую передать поговорку. Но так, чтобы другая команда ничего не услышала.

Выиграет та команда, которая первая закончит эстафету и правильно запишет свою фразу на подготовленном листочке (на оборотной стороне которого посыльный уже написал текст этой поговорки, когда брал листочек). Или же услышит фразу соперников и уже на их листочке правильно ее напишет. Студент, закончивший эстафету, сверяет эти две записи, выясняя правильность.

Посыльные по очереди (дабы избежать подглядывания) подошли ко мне, чтобы взять листочек с поговоркой и записать ее на другом листочке, указав номер своей команды. Потом они сели на последнюю парту, чтобы начать эстафету.

Сейчас я думаю, что вся это канитель с листочками, на которых нужно было посыльным писать полученную поговорку не оправдана. Лучше было бы эту поговорку писать на доске человеку, на котором закончилась эстафета. Было бы намного веселее. И к тому же остальным участникам не пришлось бы оставаться в неведении — написание поговорки сверялось бы всеми вместе.

Первый раунд эстафеты прошел не очень успешно. Победителей не было. Скороговорка пришла на первую парту в чудовищно искаженном варианте.

Вторая попытка проходила по тому же сценарию, но уже появился победитель. Выиграла вторая команда.

На третьей попытке с блеском вырвалась вперед первая команда. При чем поговорка у них была сложнее.

Когда я (уже после занятия) спросила, как это им удалось, мне ответили, что «они поменяли тактику»: когда третий посыльный, получил свой текст и пустил его по эстафете, то он оказывается начал сопровождать «передачу информации» небольшой пантомимой (!). Благодаря этому, я думаю, команде удалось быстро компенсировать всё, что не было сразу услышано или понято.

По этой части моей экспериментальной «режиссуры урока» у студентов была только одна претензия — пословицы были разной степени сложности. Поэтому все зависело (как они сами отмечали) в основном от удачи!

[Тарабарский язык]

Потом я попросила команды объединиться и, выбрав три поговорки, написать их на доске (опять же думаю, что если поговорки на доске уже были бы изначально написаны, то оказалось удобнее). Потом нужно было выбрать трёх человек, каждый из которых на языке тарабарщины (я попросила изъясняться от лица представителя Аль-Каеды) и пантомимы исполнил бы одну из этих трёх поговорок.

Все остальные студенты — зрители. Они должны были угадать, какая именно из поговорок была исполнена.

Снова вижу недочет. Мои одногрупники действовали всего лишь методом «тыка», поскольку было три человека и только три пословицы. Назвали одну, потом другую. А с третьего раза надобность «угадывать» отпала.

Мне нужно было предложить большее количество поговорок. Или можно было бы увеличить количество участников (но не намного, а то кто бы тогда угадывал).

Хотя можно было бы сделать вот как: шесть поговорок на доске и одна команда (4 человека) показывает — вторая угадывает. Потом команды меняются ролями. И из тех же шести текстов четыре вновь «инсценируются» для разгадывания зрителями.

Тогда можно было бы даже оценки друг другу поставить.

[Блуждание-разминка]

Все возвращаются в свои прежние четвёрки. Через посыльных я передаю командам текст юмористического содержания: разговор трёх собеседников (на английском). Прошу посчитать неправильные глаголы, и посыльным отразить результат на доске напротив номера своей команды. Смешно, но почему-то одна команда насчитала всего пять, а другая 12 (!).

И обе команды переспросили:

— А у них что тот же самый текст???

И бросились перепроверять (неоднократно!) свой результат.

После такого разминочного задания (сейчас вижу, что надо было дать и другие задания, например: сосчитать, сколько всего глаголов, сколько слов с буквой «G», сколько прилагательных и т.д.) я дала время просто поизучать текст. Но всем было интересно. Все сами начали и вчитываться в него, и что-то обсуждать между собой…

[Озвучивание диалога]

Потом по три человека от каждой команды вытянули по билетику.

На билетиках были написаны наречия. Например:

— удивленно
— голосом Левитана
— с грузинским акцентом
— голосом Ренаты Литвиной
и т.д.

Каждой команде нужно было разыграть разговор, из которого и состоял текст. Соответственно в команде решалось, кто за кого будет играть, но в том самом «ключе», который был указан в билетике, доставшемуся студенту.

Сначала выступила первая команда, а вторая команда угадывала, что же было указано на  билетике. Потом они поменялись ролями: вторая выступала, а первая угадывала.

Если о ком-то из выступавших были сомнения (или у отгадчиков совсем не было версий), то я просила этого выступавшего повторить какой-нибудь фрагмент из разговора. Тогда версии начинали появляться.

Интересно, но получилось так, что «голосом Левитана» должна была говорить студентка, которой преподаватели все время делают замечания, что она очень тихо и невнятно говорит. Она постаралась и задание к её роли зрители отгадали (!) с первого раза.

[Неудачный пересказ]

На занятии было восемь студентов, а в озвучивании было задействовано только шесть, потому что в разговоре участвовало лишь три персонажа. Поэтому я попросила каждого из оставшихся двоих пересказать случившийся разговор, но от лица какого-нибудь одного персонажа. А остальные должны были угадывать от кого именно. На что мне наш староста сказал, что угадывать будет очень легко, поэтому — смысла вообще нет.

Но я настояла на своём. И они все-таки пересказали. Угадывать было и вправду слишком легко и не слишком интересно (как, наверное, и готовить саму версию пересказа). Тогда возникла идея сделать пересказ от «лица» какого-нибудь неодушевленного предмета, из тех, что упоминались в разговоре. Но идею не поддержали. Сказали, что слишком сложно (для нас это оказалось действительно так).

[Восстановление текста]

Посыльный от каждой группы принёс мне все экземпляры текстового оригинала, а взамен получил экземпляр «деформированного текста» (один на группу со всё тем же юмористическим разговором). Теперь каждой команде за три минуты нужно было восстановить деформированный текст.

Через три минутки группы поменялись гнездами, чтобы проверить результаты соседей. Когда выставили оценки и вернулись в свои гнёзда, я выдала оригинал. Обе группы сообща начали сверку, чтобы оценить качество «судейства». Оценки «за судейство» студентами были поставлены низкие: «2+» и «3-».

На этом я и закончила своё экспериментальное занятие. Конец получился не очень логичным, но я осталась довольна.

[О выводах, странностях и перспективах]

До занятия я очень боялась, что оно получится скучным, что расшевелить одногруппников не удастся. Однако же — нет. Атмосфера была почти всегда оживленная: то и дело кто-то по-деловому что-то обсуждал, о чём-то добродушно спорил. И ощущался дух озорного соперничества. У одногруппников явно было позитивно-игровое желание победить.

То есть предлагаемые задания выполнялись с удовольствием. Участники много веселились. И мне кажется, что это хорошо.

После занятия я спрашивала, кому что не понравилось. Помимо разницы в уровне сложности поговорок сказали, что задание не всегда понималось до конца.

И такой ещё странный момент был: во второй команде эстафеты заканчивались на одной и той же студентке. Соответственно именно она должна была на листочке своей команды записать поговорку. Но она почему-то это делала транслитом. Точнее, на бумаге появлялась какая-то абракадабра из полуанглийских слов (поскольку не услышала правильно) и почему-то русскими буквами. Я думаю, что это как раз и было связано с претензией, что само задание не было до конца понятным.

Но в общем всем понравилось. Хотя я думаю, что недовольные могли быть. Особенно во время подготовки и разыгрывания сценок-разговоров. Понятное дело — кто разыгрывал сценку, тому было весело, но кому-то пришлось готовить малоинтересный пересказ.

Если получится провести еще одно такое занятие (да с большим количеством человек!), то я для преодоления этого недостатка что-нибудь обязательно придумаю…

С уважением, Исаходжаева Диана.

.

.

Сам себе РЕЖИССЁРИНОСТРАННЫЙ язык

оставить отзыв, вопрос или комментарий

  

  

  

*

Яндекс.Метрика