меню

 
ГЛАВНАЯ
 
 
ДО и ПОСЛЕ открытого урока
 
 
СБОРНИК игровых приемов обучения
 
 
Теория РЕЖИССУРЫ УРОКА
 
 
Для воспитателей ДЕТСКОГО САДА
 
 
Разбор ПОЛЁТОВ
 
 
Сам себе РЕЖИССЁР
 
 
Парк КУЛЬТУРЫ и отдыха
 
 
КАРТА сайта
 
 
Узел СВЯЗИ
 

Сверло в будущее [1963]

 

Узел СВЯЗИОтдел педагогических поисков… и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ площадокТеатрально-педагогические мастерские«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

[2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаВЫСТАВОЧНЫЙ павильон «Лабиринты»«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

[3] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯ«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

_____________________________________________

Статья П.М.ЕРШОВА

к 100-летию К.С.Станиславского

[1963]

Отрывок из кн: Ершова А.П. Обучение актёра
по системе П.М.Ершова: О секретах
актёрского мастерства
.– Петрозаводск, 2010.– С.160-165.

[Предисловие к публикации]

В первой главе книги П.М.Ершова «Искусство толкования» высказано положение о том, что всякое высказывание (толкование пьесы, спектакля, роли, интервью выступление на обсуждении) несёт на себе давление трёх сил. О чём говорю, кому говорю, то есть – зачем, и кто говорит – прединформированность говорящего. Так вот, высказывания успешно действующих в театрах людей иногда создают у воспринимающих впечатление о полном благополучии в театральном деле. И играем замечательно, и учим замечательно. Иногда же можно услышать, что актерское искусство гибнет, что научить никого ничему нельзя. Легко понять, что в определенных условиях высказать оба эти противоположные убеждения мог бы и один человек. Кому-то он сказал бы, что всё отлично, а кому-то другому, что всё ужасно плохо. Значит, дело обстоит в чем-то хорошо, а в чем-то плохо. Думаем, что всё это означает, что не перевелись в России талантливые артисты, и потому есть, на кого смотреть и на какие спектакли ходить. И одновременно есть отчаяние от скучных спектаклей и «бездарных» актерских работ. Мы предполагаем, что «лекарством», помогающим сохранять достижения и средством спасения от провала, может быть именно теория и техника действий, разработанная в наследии Петра Михайловича Ершова.

У тех, кто практически осваивал основы актёрской техники, по Ершову, и у кого сформировались критерии достоверности воплощения «жизни человеческого духа», нередко возникают расхождения с общепризнанными оценками. Например, – знаменитый и талантливый артист Х. не наступает, не оценивает, – а, значит, не живой. Он изображает образ, характер, но не борется, создавая и то, и другое. А эта талантливая актриса всегда играет только позиционный скандал, поэтому все её персонажи «на одно лицо».

Обученные по системе П.М.Ершова артисты проходят довольно долгий период «ученического» выполнения на сцене заданий режиссёра, причем роль при этом день ото дня крепнет, а не разрушается или штампуется, и постепенно выходят на свободу грамотной импровизации. То есть не просто «поют» на сцене, а импровизируют в рамках задания параметров роли, поют именно ту песню, которая нужна в спектакле.

Знания и умения повышают чуткость и к своей исполнительской работе, и к пониманию  конкретных достоинств и недостатков в работе других исполнителей. Грамотный в простых словесных действиях актер легко вносит коррективы в ходе репетиций и умеет их закреплять. Знание и умение использовать в работе на сцене рычагов наступления делают молодого артиста достойным партнёром любого опытного талантливого мастера, который интуитивно разнообразен в каждой произносимой им фразе.

Симптоматичен, на наш взгляд, снова возникший интерес к театральной педагогике в сфере существующей системы театра. Только вот лежащих давно перед ногами открытий и идей П.М.Ершова замечать не принято. Вероятно, потому что идеи обучения технике действий и обучения искусству, как таковому, никак не оформятся в головах действующих на театре специалистов.

В заключение приведем статью П.М.Ершова, выразившую его мечту о том, как мог бы работать артист и режиссер, если бы владел техникой. Статья написана к 100-летию К.С. Станиславского и была напечатана в первом номере журнала «Театральная жизнь» за 1963 год.

А.Ершова (2010)

◊›‹◊◊›‹◊◊›‹◊◊›‹◊

.

[ фотопортрет К.С.Станиславского
из архива П.М. Ершова
]
открыть в новом окне

.

СВЕРЛО В БУДУЩЕЕ

Юбилейная статья? О Станиславском?… Ну, разумеется, в юбилейный год все журналы полны таких статей, и все авторы о нем пишут. Но что нового можно написать о Станиславском?! Что он гениален; что он создал лучший в мире театр, у которого учатся или учились все театры мира; что он создал такие-то и такие-то образы и спектакли… Но кто же этого не знает?

А существует ли вообще прогресс в искусстве? Где «золотой век» театра — в прошлом или в будущем? В Англии XVII века, в Малом театре времен Ермоловой, Ленского и  Островского или… Нет, конечно, в Камергерском переулке первой трети XX века — сегодня такой ответ кажется самым своевременным — юбилей Станиславского может служить прекрасным поводом обосновать его. Но если «золотой век» театра в будущем, то как быть со спектаклями и образами, созданными  великим юбиляром,— ведь они, значит, померкнут?.. Хотя, с другой стороны, ведь Станиславский это, по выражению М. Кедрова, «сверло в будущее»… В юбилейный год хочется помечтать о будущем. Сейчас, в век кибернетики, интеллектуальных машин и космических кораблей мечтать о будущем даже модно! Правда, представители гуманитарных профессий мечтают теперь, пожалуй, реже, чем математики. Сам Станиславский, как известно, был мечтателем и мечтателем смелым, даже немного — Дон-Кихотом…

Какой станет театральная школа? Прежде всего она, разумеется, будет располагать великолепной материальной базой — оборудованными сценами, спортзалами, костюмерными и прочее и прочее. А главное — выпускники школы будут актерами, подлинно знающими свою профессию. Они не только будут овладевать ясной и выразительной речью, пластикой, уменьем делать этюды «от себя» и широким общим образованием, школа научит их практически управлять своими сценическими переживаниями, они станут хозяевами своих сценических чувств. Заботы молодого актера с дипломом будут заключаться не в том, как бы вызвать в себе то или иное переживание, а в том, какое именно переживание в наибольшей степени в каждый данный момент роли соответствует образу, который должен предстать перед зрителями и потрясти их. Потрясти теми идеями, которые наполняют ум и сердце актера. Они будут не роль приспосабливать к себе, а смело и  уверенно, «идя от себя», перевоплощаться в образ. Они будут уметь «идти от себя», не беспокоясь о том, нужно ли идти и как это делается, потому что они будут «уметь ходить». Вопрос будет только в том куда идти в каждом конкретном случае, чтобы своим путем прийти к общей цели, чтобы сказать зрителю нечто важное, новое…

На практической творческой работе в театре молодые актеры, обогащаясь опытом, вырастут в инициативных и смелых мастеров. Актер-скептик, актер-ремесленник, актер, которого надо учить профессиональной грамоте или «зажигать», такой актер останется анекдотическим воспоминанием далекого прошлого. В искусстве актера не будет «пустых мест», фальшивых жестов, поз и интонаций, как не может быть фальшивых нот в игре современного оркестра, как не может быть грязи, плесени и дыр на полотне современного живописца.

Актеру не понадобится декларировать свои идеи и духовные устремления: они практически воплотятся в его игре, в его поведении на сцене в любой роли. Он будет художником и бойцом идеологического фронта в полном смысле этих слов. Располагая всегда готовым к бою, присущим его искусству беспрерывно совершенствуемым оружием, он будет занят лишь сверхзадачей. Режиссеру не придется понукать, учить и воспитывать его, а лишь вместе с ним находить верное и точное направление поисков.

Производственные планы театров будут перевыполняться не только по сборам и по количеству премьер, но и по качеству спектаклей. Режиссеры займутся творческой работой, как таковой. Педагогика и теоретическая эрудиция не будут пристанищем для неудавшихся актеров, переквалифицировавшихся в режиссеров. Труппу составят актеры, стремительно движущиеся, и режиссер не сможет ощупью выбирать направление. Ему придется точно знать это направление, и знать до того, как труппа двинулась в путь к спектаклю.

Все, кто работает в театре, помимо актеров (режиссеры, художники, музыканты, постановочные цеха и администрация) перестанут заботиться о том, как обеспечить успех спектаклю при актерах, которые этого сделать не могут…

Так же, как Сарьян отличается от Пластова, Пластов — от  Пророкова, а Пророков — от И. Глазунова, как  Рембрандт  отличается от Левитана, а К. Коровин — от Нестерова, хотя все они художники-живописцы, так же и режиссеры будут отличаться друг от друга, оставаясь в единой сфере своего искусства. Актеры освободятся от необходимости с новым режиссером изучать новое толкование природы своей профессии.

Театры будут соревноваться друг с другом не в сфере правдоподобия (кто больше «похож на неореализм»?) и не в сфере «театральности» (кто больше «напоминает Мейерхольда»?), а только в глубине проникновения в душу зрителей, в увлечении их теми идеалами и мыслями, которые действительно нужны им для совершенствования и украшения наполненной деяниями жизни.

А как же с народным, самодеятельным театром? Он  превратится в главный и решающий фактор развития театра профессионального. Не место культурного времяпрепровождения, а широкое поле роста, формирования и проверки нового — новых талантов, новых направлений, новых стилей и школ.

Всякий, кто любит театральное искусство, будет осваивать его истинную природу — не подделку под него, не адаптированное подражание ему, а его подлинную немеркнущую прекрасную сущность. В зависимости от меры любви к нему, от упорства воли, следовательно, от таланта, от меры достижений в нем, искусство самодеятельных артистов будет питать профессиональный театр и соревноваться с ним.

Все это придет и станет реальностью. Вы укажете на достижения советского театра? Они бесспорны, Тогда вы скажете, что это не такие уж смелые мечты? Да, не такие смелые, как полет на Луну и Марс, не такие, как мир без войн, нужды и неравенства, без болезней и преступлений… Но где тот ортодоксальный оптимист, который скажет, что это не мечта, а полностью осуществленная сегодня реальность? Сколько столетий именно о таком или подобном ему театре мечтали те, кто отдал ему свою жизнь!

Мечтали… Почему же теперь мы верим, что мечты эти осуществятся?

Потому, что жил в нашей стране Станиславский.

Потому что многое перед глазами каждого — то, что уже достигнуто на основе учения Станиславского.

Он первый в истории человечества, ценой пятидесятилетнего труда открыл ясный и обоснованный путь прогресса в театральном искусстве. А открыл он этот путь, создав науку — подлинную науку, которая одна только и делает человека хозяином и господином Вселенной. И не только в технике, не только в экономике, не только в теоретических, отвлеченных сферах физики и математики, но и в сфере явлений общественной жизни, в истории человеческой культуры и в жизни человеческого духа.

Конечно, прогресс в театре существовал и до Станиславского, но он шел так же медленно, как, скажем, развивалась физика до Ньютона, химия до Менделеева и психология до Павлова. Станиславский, подобно им, открыл путь властного управления природой, путь подлинного  — зримого и стремительного — прогресса. Ключ к духовной сущности театрального искусства, к чувству, к переживанию он нашел в тончайших и сложнейших нюансах физического, материального, и именно в этом он еще раз подтвердил могущество объективной материалистической науки.

Станиславский не только олицетворяет собою гений великого русского народа — он может служить доказательством силы того метода и той философии, которые вывели нашу страну на передовые позиции всемирно-исторического прогресса. Хотел того или нет Станиславский, но он открыл первую страницу подлинной науки о театре только потому, что искал пути к ней как материалист и диалектик — в сфере объективных законов природы. Потому-то и пришел он к Сеченову и Павлову, минуя дебри интроспективной, субъективистской психологии. Перспектива, открытая Станиславским, это — реальная возможность. Чтобы она стала действительностью, нужно, в сущности, только одно — нужно на деле изучать Станиславского не как явление прошлого, а как практические законы будущего. Это — труд. Труд кропотливый, упорный. Он требует не только запоминания и не только даже понимания открытий Станиславского, но их дальнейшего развития: уточнения связи между ними, уточнения области применения каждого, уточнения средств и способов их использования, новых обобщений, новых классификаций, одним словом, всего того, чего требует развитие любой науки.

1963

П.Ершов

.

Узел СВЯЗИОтдел педагогических поисков… и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ площадокТеатрально-педагогические мастерские«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

[2] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаВЫСТАВОЧНЫЙ павильон «Лабиринты»«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

[3] Парк КУЛЬТУРЫ и отдыхаИзба-ЧИТАЛЬНЯ«Кабинет П.М.ЕРШОВА»

.


Яндекс.Метрика